«И нет Силы там, где нет простоты, добра и правды»
книги автора
17.
      Настоящее Приключение — явление вполне самодостаточное. И с собственной волей: иногда злой, иногда доброй… но всегда поразительно упрямой. Думаю, настоящее Приключение даже в приключенцах не нуждается, до того оно упёртая штука. Но уж если ты ему всё-таки попался — хрен отпустит.
      Говорю по опыту. Потому что в своё персональное Приключение влип я, граждане, как комар в янтарь. Со всех сторон сплошная красота, а что делать — непонятно. И не дрыгнешься.
      Так что я ещё немного повалялся на холодном металле палубы, а затем пришлось вставать и продолжать как-то жить. Справедливости ради скажу, что не одного меня пришибло: все Одарённые в команде испытали то же самое. Шок, растерянность, взрыв изнутри… словно у тебя в голове с хохотом и плачем проснулся целый мир.
      Это невозможно объяснить тому, кто не владеет Силой. Это вообще невозможно объяснить.
      Только что ты был один, маленький и жалкий комок плоти, посреди нигде. А через мгновение стал ещё меньше, ещё слабее. Зато теперь ты связан со всем живым и неживым, что только есть на свете. Стал частью всего, что только было, есть, будет и могло быть. И даже того, что существовать не может. Всё едино, всё в тебе, всё вокруг тебя — только потянись мыслью и волей.
      Я потянулся.
      И почувствовал рядом друзей. Сперва Бастилу, затем остальных форсеров: Биндо и Джухани. Затем не-Одарённых и дроидов. Мгновение спустя — живой и любопытный металл «Варяга». И космос, глубокий космос вокруг. Невероятно знакомый, уже родной, но...
      Он изменился. Мы вернулись в далёкую-далёкую галактику, но теперь это была совсем иная галактика, нежели та, что мы покинули менее суток назад.
      - Все живы? — раскрывая глаза, спросил я для проформы.
      Потому что, разумеется, все были живы, здоровы, крепко ошарашены и весьма оптимистичны: они вернулись домой. Джедаи почувствовали это сразу же, остальные — тоже очень быстро: не-форсерам оказалось достаточно посмотреть на счастливые рожи Одарённых.
      Теперь предстояло понять, где конкретно мы очутились. Вариант «опять во сне» я откинул сразу: солипсические терзания были взвешены и признаны негодными давным-давно. С практической точки зрения навикомп гораздо полезней Блаженного Августина.
      Быстро выяснилось, что «Варяг», несмотря на всю свою стойкость, далеко не в лучшей форме. Карт схватил в охапку наиболее технически продвинутых членов экипажа (Кандеруса с Тэтри) и побежал чинить аппаратуру связи.
      А я устроил перекличку.
      Сейчас, ретроспективно, понимаю, что эту идею подсказала мне Сила. Она у нас гражданка вездесущая, как начнёт зудеть над ухом: пересчитай, пересчитай…
      Пересчитал. Все были на месте. Кроме Траска.
      В первый момент я даже испугался. Решил, будто он опять пропал, захвачен в плен или что-то вроде того. Большую часть предыдущей истории Траск провёл в корабельной тюрьме «Левиафана», я привык думать о нём в этом ключе.
      Затем в голову пришло, что как бы далеко ни находился любой из членов команды, я всегда его чувствовал. Кого-то отчётливей, кого-то слабее — но любого и всегда. Так работает Сила: она каждому Одарённому выдаёт особенный, индивидуальный набор умений. Бастиле досталась Боевая Медитация, Джухани — повышенная выносливость... Джоли Биндо — выдающееся занудство. Мне выпали неспособность пьянеть и наследство настоящего Ревана: ментальная связь с друзьями. И врагами. И всякими прочими «персонажами», кого Сила считала важным для развития «сюжета».
      Траск Ульго в эту категорию попадал заведомо. Но сейчас я его не чувствовал. Его не было на «Варяге», его не было поблизости, он вообще отсутствовал там, куда могла дотянуться Сила. Погиб при переходе? Ну уж нет, такое событие я точно ощутил бы. Потерялся? Но как, когда?..
      Я собрал свободный от ремонта народ в кают-компании, сел по-турецки (босые ноги очень мёрзли) и щедро поделился недоумением.
      - О, но он ведь собирался пойти за вещами, — тут же сказала Бастила. — Твой портативный комп, одежда… Мак, вспомни: когда мы готовили «Варяг» к отлёту, Траск как раз вызвался спуститься в твои апартаменты.
      Я хлопнул себя по лбу и мысленно взвыл. Объяснение оказалось настолько простым и очевидным, что не было сил даже злиться на собственную тупость.
      Конечно же, Траск остался на Земле! Не в плену… зато, вероятнее всего, в цепких лапах замечательной моей сестрицы. Которая на самом деле девушка добрая. И пропасть товарищу не позволит. Тем более что Ульго — стопроцентный человек, вполне арийской наружности, ему даже маскировка не нужна. А что по-русски ни бэ ни мэ… тоже мне проблема, сейчас пол-Москвы так. Устроится грузчиком, например. Или охранником: внешность суровая, компетенции соответствующие. Не, всё нормально с ним будет на Земле. А потом мы вернёмся, и всё станет ещё нормальнее.
      Примерно так я успокаивал себя и окружающих. И почти совсем уж было успокоился.
      А затем не выдержал и потянулся Силой. Попытался всё-таки нащупать Траска. Хоть что-то, хоть какой-то след, какое-то возмущение.
      И, конечно, ровным счётом ничего не ощутил.
      Ведь Земля не знает Силы.
      И вообще она в другой реальности.
      - Мак, — с экстремальной деликатностью в голосе сказала Бастила. —  Твой мир… Да, ты говорил, что он особенный. Но мир, полностью лишённый Силы, я даже не могла себе представить!
      Я смотрел на джедайку и очень хорошо понимал, что она пытается сказать на самом деле. И тошно мне было на душе от такого понимания. Потому что внешне Бастила меня утешала: мол, не почувствуешь ты Траска, не на той планете он застрял. А на самом деле за её словами пряталось сочувствие. Глубокое, искреннее, но, честно говоря, всё равно оскорбительное.
      Вот так живёшь ты себе не тужишь и никаких недостатков за собой не ведаешь. А затем встречаешь вдруг ангела и видишь, как отчаянно ангелу тебя жаль, потому что ни крыльев у тебя, ни благодати… и пропасть эта совершенно непреодолима.
      Ну хорошо. Допустим, я драматизирую. Нет никакой пропасти, ничего не перечёркнуто, никто не ангел. И сочувствие Бастилы — вовсе не презрение природного Одарённого, а обычное человеческое сочувствие. Я всё-таки Реван, а этот парень сам кого хошь… отсочувствует.
      Подумаешь, планета вне Силы. Зато нам, землянам, приходится все проблемы решать без «магии», исключительно умом и трудолюбием. И это закалило нас, сделало уникальным по меркам галактики народом…
      А что? Нормальное утешение. Так и будем думать впредь.
      - Сдаётся мне, — с уникальным по меркам галактики ехидством в голосе вмешался Биндо, — наш предводитель такой, хе-хе, особенный не из-за особенностей родной планеты. Он у нас просто, хе-хе, особенный. Беспокойный-неприкаянный. Всё время в активном поиске… в самых неожиданных местах.
      И прежде, чем я успел придумать какую-нибудь ответную колкость, гнусный старикан смылся, кажется, в грузовой трюм.
      Скандалов Джоли не любил, зато свято верил в право (и обязанность) каждого разумного делать (и отвечать за) собственные ошибки. Верил и не упускал случая намекнуть, что я опять где-то что-то не учёл.
      А где я мог сплоховать?..
      - Карт! — заорал я, вскакивая из-за стола.
      - Готово! — немедленно отозвался пилот, словно только оклика и ждал. — Почти! Сейчас...
      Обычно картово «почти» растягивалось минимум до ужина, а «сейчас» — до завтрашнего утра, но в этот раз ждать пришлось действительно не долго. Ровно столько, чтобы как следует обдумать подколку Биндо. К тому времени как Онаси справился с навигацией и загрузил с ближайшего гипер-буя свежие лоции, до меня дошло.
      - Стой, Карт, плевать на географию, — сказал я, нетерпеливо выбивая босой пяткой марш красных кавалеристов. — Отставить «где мы»! КОГДА мы?
      
      
18.
      - Пять лет? Это точно?
      - Пять, — подтвердил я, разрываясь между истиной и сомнениями в истинности этой истины. — Это примерно.
      Поймите правильно: да, «Сила не знает расстояний и времени»… она вообще мало что знает: когда ты Сила, знания тебе без надобности. Зато с извращённым чувством юмора и логикой (не менее извращённой) у неё полный порядок.
      Я только что отыграл роль Ревана из первой игры серии «Рыцари Старой Республики». Победительно отыграл, как и положено главному герою. А Сила, на миг вернув домой, тут же перенесла меня аккурат к началу событий второй игры!
      И всё бы ничего, к роли протагониста и пупа вселенной я уже притерпелся. Вот только в «Рыцарях-2» Реван в качестве персонажа вообще предусмотрен не был. Он в это время шлялся где-то по Неизведанным регионам и по сценарию удостаивался лишь нескольких почётных упоминаний. А главную роль в этой истории играла бывшая джедайка-генерал по имени Митра Сурик, известная как Изгнанница. Гражданка повышенной суровости, знаменитая тем, что в битве при Малакоре-5 врубила некую вундервафлю и одним махом отправила к праотцам несколько миллионов разумных.
      Деяние по ситуации необходимое и, пожалуй, оправданное, но всё равно крайне Тёмностороннее. Совет джедаев тогда так огорчился, что провёл особый ритуал, напрочь отрезав Митру от Силы, а затем наградил амнезией и отправил в изгнание. Стандартный набор приключенца, угу.
      И примерно прямо сейчас Митра Сурик должна прийти в сознание на станции...
      - Народ, — сказал я, поднимая взгляд на команду, — а я, кажется, знаю, где мы находимся. На Перагусе, верно?
      - Опять твоё «предвидение»? — сипло поинтересовался Кандерус, и я понял, что действительно угадал.
      - Ну, не «на», — сообщил Онаси, по привычке оттирая мандалорца в сторону. Впрочем, справедливо оттирая. — Мы действительно в системе Перагуса, сектор Заппи, Внешнее кольцо. Из интересных объектов здесь только добывающая станция «Перагус», но до неё…
      - Дай-ка я ещё немного поугадываю, — перебил я республиканца. — «Варяг» повреждён… например, не работает гипердвигатель, верно? И единственный способ починиться — запросить помощи на станции?
      Карт переглянулся с Ордо. Оба крайне выразительно промолчали.
      - Мак, — сказала Бастила, чутко улавливая моё отчаянное нежелание связываться с «Перагусом». Про то, что станция захвачена, я ещё слова не сказал, а джедайка уже что-то поняла. — Нам не обязательно идти на станцию. Вполне можно обратиться за помощью к Совету.
      - Нет никакого Совета.
      - О… что?
      - Бастила, в настоящее время Орден джедаев практически уничтожен. Вместе с Советом и прочей инфраструктурой. Это называется, — я напряг память, — Первое избиение джедаев.
      - «Первое»?!.
      - Первое, первое, — мрачно подтвердил я. — Избиений будет много.
      - Но как? Почему? Мы же победили! Ты убил Дарта Малака, Кузня сошла с орбиты… Совет не мог…
      - Твой Совет — стадо тупоголовых овощей! Которое умудрилось спустить в унитаз даже такую победу.
      Наверное, не следовало срываться на Бастилу: джедайка ведь не могла отвечать за глупость и ошибки всего Ордена и всей Республики. Но я сейчас не находил в себе деликатности. Злодейка-Сила в очередной раз пыталась засунуть меня в шкуру спасителя вселенной, вот только эта шкура всё больше напоминала шагреневую кожу.
      Чёртов Совет. Я вспоминал историю этого мира и думал, что подобная ситуация повторяется здесь с завидной регулярностью. Из века в век, из поколения в поколение Совет имеет всё: могущество, видимо незыблемую власть и видимое отсутствие врагов. И каждый раз умудряется всё это потерять, в один момент и без по-настоящему весомых причин. Пуф! Всё пропало, шеф, всё пропало!..
      И очередной «шеф», главный мудрец и провидец, понурит уши и скорбно сообщит, что «просрал я всё, в изгнанье мне отправиться пора».
      И очередной ученик предаст нежно обожаемого учителя.
      И очередной супер-злодей, демонически хихикая, устроит охоту на выживших джедаев.
      И непременно найдётся очередной читерский «Избранный»: Реван, Митра, Люк… Героически найдётся, героически придёт и героически спасёт. Всех, включая идиотов-«мудрецов» из Совета.
      И саму Силу.
      Я неуютно передёрнул плечами.
      Что если Сила всякий раз призывает именно того «Избранного», который только и может спасти ситуацию? Войну с Малаком я выиграл, мягко говоря, не самыми стандартными способами. «Сломал сценарий», как некогда пытался объяснить свои действия Бастиле. Что если последствия такого «слома» привели к тому, что Митра Сурик перестала быть оптимальным кандидатом на роль спасителя, и эта роль снова должна достаться мне-Ревану?..
      Или...
      Стыдно признаться, но в тот момент я был так поражён инсайтом, что машинально (и, надеюсь, незаметно) сунул руку под плащ: пощупал… ну, причиндалы.
      Нет, всё оказалось на месте, никакого вселения в женское тело не наблюдалось. Хоть в этом Сила не подгадила. А ведь могла: судя по земной макулатуре, смена пола для попаданца — обычное дело.
      Я мысленно отметил на будущее никогда не играть женскими персонажами, повернулся к команде и раскрыл рот.
      - Нам не обязательно искать помощи на станции, — опередил меня Кандерус. — Мы можем выбрать укромную позицию, подать сигнал бедствия на локальной частоте. В системе полно грузовиков, а республиканцы так наивны…
      - Доверие и готовность помочь — это не наивность! — немедленно взвился правоверный республиканец Онаси. — Это базис, на котором держится вся цивилизация галактики! Если бы разумные не помогали друг другу…
      - Вот я и говорю, — с непроницаемым выражением лица продолжил Кандерус. — У них доверие, готовность помочь… а у нас — эффект неожиданности, превосходство в вооружении, опыт абордажных действий. Все преимущества на нашей стороне. Любой фрейтер возьмём без шума, без пыли.
      «Понабрался мандалорец», подумал я, не без ностальгического удовольствия вспоминая безвинно погибший «Ла Фудр» и прочие милые шалости недавнего прошлого. Природная мандалорская порочность, помноженная на своеобразный характер предводителя — и пожалуйста, готовый пират в команде.
      Самое забавное, что подвинуть на эту скользкую дорожку остальных — плёвое дело, я уверен. Главное, придумать обоснование. «Такова воля Силы», «мне было Видение», «у меня есть План»…
      - Нет, Кандерус, — сказал я, чувствуя, что затянувшаяся пауза может быть неправильно истолкована экипажем. — Никого грабить мы не будем.
      - У тебя есть очередной гениальный план? — с лёгким разочарованием уточнил Ордо.
      - У меня нет плана. Ни гениального, ни какого-либо ещё. Зато у меня есть команда. Четверо джедаев, три стрелка, пилот и пара дроидов.
      - И?
      - Митра была одна. Голая и с амнезией. И она справилась. Карт! Заводи мотор. Идём на «Перагус».
      
      
19.
      Вблизи «Перагус» оказался гораздо больше и совсем не таким, как запомнился мне по игровым роликам. Металлический мост, перекинутый меж двух астероидов, как блестящая дорога над облаками газовой пыли — он не поражал воображение, но производил впечатление мощной, надёжной конструкции. Из «Рыцарей Старой Республики II» я помнил, что станция вместе почти со всей системой будет уничтожена, по сути, случайным выстрелом.
      Помнил, но поверить сейчас не мог. Это на слух «пояс астероидов» может показаться чем-то монолитным. На самом же деле космические расстояния настолько велики, что, сидя на одном булыжнике, ты не только взрыв соседнего не почувствуешь — даже вспышки, скорее всего, не увидишь.
      Впрочем, не суть. Физика в далёкой-далёкой галактике особенная, далеко не физиками придуманная. Мы тихонечко зайдём, возьмём, что надо, и свалим до того, как прибудут гости. И на станцию высадимся очень организованно, во всеоружии, потому что «Перагус» сейчас находится в полу-оккупированном состоянии. Как я помнил, дроид-убийца модели ХК-50 (ага, недалёкий родственник нашего Хикки) проник на станцию под видом обычного протокольника, перепрограммировал всякие железяки, посеял смуту, лично пристрелил дюжину шахтёров… в общем, превратил базу в крайне неуютное место.
      Традиционно избегая разглашать источники информации, я проинструктировал команду. Ребята всё поняли правильно: влезать в очередные чужие проблемы никому не хотелось. Я с гибельным восторгом думал, что влезать так и так придётся… но только попозже, не с такого низкого старта. А пока: починиться, забрать новых членов команды и — кстати!
      Cапогами Карт поделился охотно, ему всё равно предстояло оставаться в пилотском кресле. Штаны я брать взаймы побрезговал, решив пока прикрыть семейники плащом.
      Обувка в один миг изменила мою походку, самоуважение и взгляд на мир. Я вспомнил про куда более значимый трофей и потащил Бастилу и Джухани в ангар: пока «Варяг» на планетарных движках плёлся к станции, надо было хоть немного освоиться с мечом Малака.
      Ну, врать не стану. Не по мне оказалась сабелька. Слишком длинная, слишком опасная в обращении. Всё-таки настоящим бугаём был покойный Тёмный лорд. Кое-какие базовые движения мы с девочками опробовали, но в целом я даже ходить с этой штукой в руке боялся, всё казалось, сам себя перерублю.
      Обе джедайки, кстати, с подозрительно серьёзными лицами уверяли, что размер значения не имеет, важно только умение. Сами они прекрасно управлялись аж с двухлезвийниками. Ну, Джухани-то ладно: женщина-кошка от природы обладала большой физической силой, выносливостью и здоровой такой, животной отмороженностью. Идеальный рыцарь-Часовой, усатая мясорубка.
      Но Бастила?..
      Ведь, по большому счёту, и скромняшка, и строгая до чопорности, и Светлая — аж в глаза бьёт... а бегает с двойным мечом, популярным атрибутом Тёмной Стороны.
      Тихий омут. Видно, правду говорят: чем сильнее Одарённый, тем настойчивей пытается заговорить с ним Тьма.
      Я парадоксально порадовался собственной слабости, выключил меч и побежал в рубку: Онаси наконец-то сумел связаться с «Перагусом».
      Мы ожидали сигнала SOS, неразберихи в эфире или вовсе молчания. Но, к нашему удивлению, станция отозвалась в рамках стандартного республиканского протокола и по первому запросу передала посадочные коды. Кажется, скучающая дежурная смена приняла «Варяг» за очередной мелкий фрейтер.
      Я попросил Карта уточнить обстановку на станции. Диспетчерская просто-напросто не поняла вопроса: всё было до одури обыкновенно. Скучный шахтёрский посёлок на периферии, какая ещё «обстановка»?..
      - Ладно, — сказал я, лихорадочно вспоминая детали сюжета второй игры, — ладно. Вот что, Карт: запроси список кораблей, которые были на станции… ну, за последний месяц. Не знаю, поясни, что ищешь потерянного дедушку.
      Карт посмотрел на меня, как на идиота, но запрос отправил. Без раздумий и ничего, конечно, не поясняя. Диспетчерская сделала паузу и спокойно открыла доступ к портовому реестру. Я кинулся искать хоть что-то необычное.
      Ничего.
      Ни подозрительных яхт, ни ситхских линкоров. Ни-че-го.
      Я снова и снова прогонял реестр через фильтры: одни сплошные грузовики.
      - Что он там ищет?.. — негромко промурлыкало за спиной.
      - Сила знает, что он там всё время ищет. Говорю же: Мак у нас, хе-хе, в активном поиске.
      «Сила знает», подумал я, «Сила всё знает». В принципе, ХК-50 не нуждался в каком-то специальном диверсионном транспорте, верно? Дроид вполне мог прилететь на обычном фрейтере. Кажется, по канону, прямо на «Чёрном ястребе», хотя наверняка я этого не помнил. Зато точно помнил, что убивать-то он начал почти сразу по прибытии.
      «Сила знает», мысленно повторил я и потянулся к станции.
      Форсеры за спиной прекратили шушукаться. Поняли. И через мгновение подключились. Разумеется, безрезультатно: никаких следов в Силе, никто на «Перагусе» никого не убивал. По крайней мере, за последнюю неделю.
      Вывод был очевиден: мы прилетели раньше, чем начались события игры. Великая Сила (в великой своей мудрости) возжелала, чтобы я остановил металлического диверсанта прежде, чем он начнёт диверсантствовать.
      - Не-ет, — сказал я ребятам. — Вот тут как раз огромное человеческое ей спасибо. В смысле, Силе спасибо. Да у нас же все козыри на руках: слаженная команда, знание модели дроида, запас времени, чтоб подготовиться к торжественному приёму.
      - Осторожный запрос: Мастер уверен, что Мастер желает уничтожить дроида модели ХК-50? Ценность машины гораздо выше ценности жизни любого из мясных мешков. Разумеется, за исключением жизни Мастера, Мастер!
      - Нет, Хикки, — совершенно искренне ответил я, — Мастер совсем не желает. Мастеру пофиг. Лишь бы по-быстрому закончить дела на станции и убраться отсюда подальше. А вот ты сам — очень даже пожелаешь. Когда познакомишься со своим… родственничком.
      Дроиды серии ХК-50 были созданы по образу нашего дорогого ХК-47. Но созданы, как бы это помягче сказать, в несколько китайском исполнении. Ну, знаете, когда вместо стальных болтов применяются пластмассовые стяжки, вместо сварки — разбодяженный соплями суперклей… вместо изысканных, почти аристократических киллер-программ — примитивные коды грубой, самодовольной массовой резни. Очень скоро Хикки увидит потомка в действии, возмутится деволюцией и сам поклянётся смести серию ХК-50 с лица галактики. Торопить прозрение мы не станем.
      - Кстати, Хикки, ты останешься на «Варяге». Отставить пререкания! Мне нужно, чтобы ты прикрывал Карта и Тэтри от возможного вторжения на борт. Нет, Карт, ты тоже останешься: держи яхту под парами. Нет, Тэтри! Ты должен быть здесь, чтобы контролировать сеть станции: ХК-50 однозначно попытается в неё проникнуть. И ты, Кандерус: кому-то надо приглядеть за диспетчерами, если вдруг они решат закрыть площадку. И вы двое, потому что… потому что пора приводить корабль в порядок. Да что сегодня за день такой, все только спорят и спорят!..
      - Мы не спорим, — мягко сообщила Джухани, которой заточение на борту не грозило. — Мы прибыли, Мак.
      И в самом деле: «Варяг», отрабатывая глиссаду, степенно входил в док.
      Площадку нам предоставили так себе, далеко не парадный вход. Но чистенькую и явно не грузовую. И поле ровное, и внутренний шлюз открыли сразу. Думаю, на космических рудниках действительно скучновато. По крайней мере, дежурная смена встретила нас радостно: меня с Биндо приветствовали дружелюбными кивками, джедаек — сальными взглядами. Обычный захолустный космопортик.
      - А где у вас тут торговый район? — когда были закончены формальности, спросил я командира смены, сухощавого молодого офицера. — Нам требуется еда… Много всего требуется, но прежде всего — еда.
      - «Район», ах-хах! — жизнерадостно рассмеялся тот. — Парень, ты принял нас за Корусант? «Район»… — он перегнулся через стойку пульта. — Курта! Стой, говорю.
      Курта. Знакомое имя.
      Из коридора высунулся рекомый Курта. Мужичок как мужичок, обычный работяга, только что всё лицо в шрамах. Наверняка бывший вояка: ушёл в отставку, подался в шахтёры.
      - Ну чего? — недовольно сказал мужичок.
      - Курта! — воскликнул офицер. — Стой. Ты же на ту сторону? Давай, проводи гостей до лавок.
      - Ну пойдём, — сказал мужичок, безразлично осматривая нас. — Ты пропусти их тогда, что ли, ну.
      - Раскомандовался, ты посмотри! — так же радостно закричал дежурный, нажимая кнопку турникета. — Без тебя не разберутся, «ну». Проходите!
      Мы прошли к выходу в коридор. Офицер, выцеливая масляным взглядом Бастилу, тянул худую шею и изо всех сил расправлял плечи. Свежая республиканская форма сидела на нём как влитая.
      - Если что, заходите вечером в бар, — проговорил он нам вслед вкрадчиво, но даже не пытаясь понизить голос. — Магазинчики у нас так себе, но могу помочь. Я не последний человек на «Перагусе», я много могу. Если вдруг чего не найдёте.
      Но очень скоро выяснилось, что на «Перагусе» мы нашли гораздо больше, чем предполагали.
      
            
20.
      Курта шагал медленно, чуть подволакивая левую ногу. Иногда он оглядывался, но как-то без выражения, словно не видел разницы, следуем мы за ним или давно отстали. Рожа у мужичка казалась бы совершенно бандитской, не будь такой серой и пустой.
      Внутренности «Перагуса» красотами тоже не поражали. Мы прошли несколькими коридорами, миновали пандусы, подъёмы, спуски, перекрёстки и повороты. Алустил, пермакрит, характерная для рудников пыль на полу и стенах… глазу не за что зацепиться. Противовакуумные переборки везде были открыты, никто на станции явно не испытывал никаких тревог. Первое время нам попадались разумные, в основном, люди. Выходные шахтёры праздношатались и обозревали наших девушек, военные и администраторы спешили по своим делам.
      Постепенно прохожих становилось всё меньше. Станция тянулась бесконечно. Я страдал от голода, устал смотреть по сторонам и понемногу погрузился в мысли.
      Мысли принимали традиционно-корыстный оборот: я думал о пополнении команды.
      Где-то на «Перагусе», в энергоклетке тюремного блока прямо сейчас должен был куковать один весьма примечательный персонаж по имени Аттон Рэнд. Мошенник, картёжник, контрабандист и неплохой пилот. Не уровня Онаси (потому что безответственный человек не может быть по-настоящему великолепным пилотом), но умелый напарник Карту всяко не помешает.
      Мало того, Аттон — Одарённый. Очень неплохого уровня, хотя сам об этом пока не знает. Во время войны он состоял в сверхсекретном отряде, заточенном убивать джедаев, нахватался там психологических травм и разных любопытных техник. Которые (техники, не травмы!..) я планировал использовать в предстоящих событиях.
      - Ты опять думаешь о своих видениях? — негромко спросила Бастила. Раньше, в более людных отсеках, она держалась поближе к Джухани: проявляла древнейший женский инстинкт. А теперь вот соскучилась поболтать. — Видениях будущего?
      - Ты ведь уже прекрасно понимаешь, — довольно мрачно ответил я, — нет у меня никаких видений, предвидений и привидений. Кое-что знаю, помню… но так, по верхам. Всё не точно.
      - Всегда всё неточно, — рассудительно заметила Бастила. — Мак, ты «кое-что знаешь» — а это и есть предвидение. Давай не будем запутывать себя в тонкостях формулировок.
      - Давай, — согласился я. — Всё равно ведь запутаемся, без дополнительных усилий.
      Мы вежливо улыбнулись, искоса и симметрично поглядывая друг на друга. Оба были напряжены и настроены философски. Не знаю, что глодало девушку… я думал об Аттоне. Как вытащить его из клетки, как вписать в команду, в которой, вообще говоря, ему места не было.
      Аттон Рэнд принадлежал совсем иной истории. Не моей-Ревана, а истории Митры Сурик. Но я всё отчётливей ощущал то знакомое, ноющее чувство ответственности за другого разумного, какое раньше испытывал только по отношению к членам своего экипажа.
      Сила упорно загоняла меня в чужие сани. То ли я ей так сильно понравился, то ли шла по пути наименьшего сопротивления, как и положено стихии. Самое удивительное, что я не мог придумать веских возражений против ещё одной главной роли. Сыграл Гамлета? Значит, теперь сыграешь Макбета, с тем же блеском, с той же самоотдачей: ты ж гениальный актёр, куда тебе деваться. А начнёшь ерепениться — до короля Лира докатишься, с нашим режиссёром енто запросто.
      Белка в колесе сансары.
      Реван в круговороте Силы.
      Могу ли я вырваться? Не знаю. Наверное, могу. Один раз ведь почти получилось. Просто в тот раз я забыл проснуться до конца… не захотел отпускать сновидение.
      Вот он, мой сон. Каштановые волосы, сердитые и немного растерянные карие глаза, точёная фигурка. Шагает рядом, не зная, как приступить к продолжению допроса.
      - Бастила, — сказал я, беря девушку за руку. Тонкие пальцы благодарно сжались в ответ. — Я не знаю наверняка, что происходит, как мы тут очутились… Но я знаю, что нам предстоит сделать.
      - Очередной Тёмный лорд? — с мягкой иронией проговорила джедайка.
      Я рассмеялся:
      - Трое. Сразу трое. И каждый куда сильнее Малака.
      - Мы победим?
      - Обязательно, — ответил я, сладко ужасаясь тому доверию, что так спокойно и ненароком демонстрировала мне девушка. — Только не в лобовую. Сперва подкачаемся, усилим команду…
      Аттон, снова подумал я. И Митра Сурик должна быть где-то рядом, очень скоро я её почувствую и смогу найти. И, кстати, старушка Крея. Которая в этой игре хоть и финальный «босс», но на ранних этапах очень даже пригодится. Глядишь, ещё и переболтаю бабку на Светлую Сторону.
      Хотя это, конечно, вряд ли. Мне Сила не позволит стать злодеем, Крее — не даст перевоспитаться. Сила, предопределённость, сюжет… называйте как хотите.
      Ну и ладно. По крайней мере, в предстоящей в ближайшее время схватке с Дартом Сионом на Крею вполне можно положиться: двух промежуточных «боссов» старушка-ситх ненавидела лютой ненавистью и в бой кидалась без раздумий.
      За разговором мы немного отстали от Курты и ребят. Освещение в этой части станции сделалось неровным. Бастила прищурилась, окидывая взглядом своды коридора:
      - Здесь?
      Я понял вопрос.
      - Да. Первое столкновение — здесь, на «Перагусе».
      - Владыка ситх?
      - Его зовут Дарт Сион. Тот ещё… персонаж.
      - Никогда о нём не слышала.
      - Ты пропустила пять лет. Не волнуйся, он скоро прилетит. На захваченном у Республики крейсере — «Предвестнике». Попытается нас поймать, затем немножко побузит, затем — взорвёт астероидное поле и станцию.
      - О, вот как…
      - Случайный выстрел, — заверил я девушку, словно это могло утешить. — Да и мы успеем смотаться. Понимаешь, в игр-р… в моей информации нигде нет указания на дату начала событий. Если бы я только знал точно!..
      Мы с Бастилой не сговариваясь отставали и отставали от народа. Слишком сложный шёл разговор, я даже забыл о рези в желудке, хотя с самого пробуждения, ещё на Земле, во рту маковой росинки не было. В какой-то момент мы спохватились: Курта и остальные скрылись в перпендикулярном коридоре.
      Почувствовав себя жутковато в полумраке и пустоте, я непроизвольно ускорил шаг. Бастила, не выпуская моей руки, спешила следом.
      Получилось так, что за ближайший поворот я вышел, выбежал первым. Здесь, в узости прохода, царила уже почти полная темнота, которая и заставила меня замереть на месте.
      Датчики присутствия среагировали с задержкой, щёлкнули реле. В медленно разгорающемся свете дежурных ламп я увидел, что посреди коридора стоит миниатюрная девушка в плаще с надвинутым на глаза тёмно-вишнёвым капюшоном. В руке она держала рукоять светового меча.
      - Моя жизнь... — мелодичным голосом произнесла девушка. И замолчала.
      А я буквально заледенел на месте. Прямо передо мной стоял самый наглый слом канона, какой только можно было вообразить! Оказывается, это очень страшно, когда ломаешь не ты, а кто-то другой.
      Это была Визас Марр.
      Слепая Одарённая с планеты Миралука.
      Рабыня и ученица Дарта Нихила.
      - Бастила, — прошептал я, понимая, что мой страх отчасти передался джедайке, и пытаясь хоть как-то собраться с мыслями. — Нихил! Не Сион — Дарт Нихил!..
      - Кто?
      - Второй из трёх… Должен быть Сион, «Предвестник», вот это всё. А это — Нихил! Это Визас Марр, ученица Дарта Нихила.
      Я внутренне заметался, не зная, как объяснить Бастиле катастрофичность ситуации. Если злодеи поменялись местами, да ещё так рано по «сюжету» — моё послезнание стало полностью бесполезным?!.
      - Она слепа, — заметила Бастила, разглядывая Визас через моё плечо. Прагматичная джедайка уже мысленно выстраивала возможный бой.
      - Она Одарённая. И очень сильная. Для такой смотреть на мир глазами — всё равно что через замочную скважину.
      Я затараторил, как иногда случается на нервах. Затем мне в голову пришла чрезвычайно оптимистичная мысль: Визас ведь с Миралуки, так? С планеты, на которой находится сверхсекретный Конклав джедаев, основанный после разрушения Анклава на Дантуине.
      Что, если в этой реальности Визас вовсе не ученица Дарта Нихила, а наоборот — посланница Конклава? И пришла к нам не убийства ради, а с символическим хлебом-солью? Во второй игре слепая миралука стала одним из вернейших соратников Митры, но канон уже сломан, место Митры занял я-Реван. А это означает…
      Ни черта это не означало.
      Я ощутил агрессивный импульс: Визас рассмотрела меня в Силе. И опознала как мишень. Затем Тёмная активировала световой меч.
      Биндо и Джухани нигде не было видно. Как выяснилось позже, увлечённые беседой, мы с Бастилой свернули не в тот коридор. Тёмный и узкий, технический коридор.
      Наверное, можно было отступить в более широкое место, обойти Визас с двух сторон и вырубить гуманно. Работать в паре с Бастилой мы умели неплохо, запросто могло получиться.
      Но, понимаете, всё произошло так быстро…
      Я активировал свой меч.
      Визас ударила. Я даже не мог толком парировать, поэтому, удерживая рукоять обеими руками, выставил клинок перед собой.
      Лезвия соприкоснулись. И отскочили. Миралука стремительно шагнула вперёд и ударила снова. В то место, где полагалось находиться моей голове.
      Если бы мой клинок был обычной длины.
      Но меч Малака был чуть не вдвое длиннее обычного.
      Девушка промахнулась. И на шаге провалилась вперёд. Я снова вскинул клинок, она парировала угрозу. Рассыпая искры, два алых лезвия застыли в клинче.
      Визас по инерции давила вперёд, я непроизвольно ответил. Вот только изящная миралука массой не отличалась, а я парень довольно габаритный. Ну, не жирный, понятно. Просто нормальный молодой человек, слегка даже подкачанный.
      Я не хотел. Но почти сразу продавил защиту Визас.
      Лезвие вошло миралуке в солнечное сплетение. Девушка крупно вздрогнула, уронила меч и начала падать мне навстречу. Пока я сообразил деактивировать свой клинок, лезвие успело пропахать тело миралуки от грудины до горла, едва не отделив голову.
      Меня скрючило таким тягостным приступом тошноты и боли, что сомнений не осталось: Визас Марр была мертва.
      Я убил одного из ключевых персонажей второй игры.
      Практичная Бастила протиснулась к лежащей ничком миралуке, проверила пульс, подобрала меч. Ну да, для неё Визас — просто очередной охотник за головами. Безымянный и бездыханный.
      - Ба… Бастила… — прохрипел я, отхаркивая горечь.
      Джедайка вернулась ко мне, присела на корточки:
      - Нихил?
      - Что?..
      - Дарт Нихил, — терпеливо повторила джедайка. — Ты говорил, что эта женщина, Визас Марр, служит Дарту Нихилу. Он здесь? Нам надо уходить?
      - Да… «Разоритель». Его флагман, он должен быть здесь. Вместо Сиона...
      - Теперь я тоже это чувствую, — сказала Бастила. — Могучий Владыка ситх. Где-то совсем рядом. Нам надо уходить.
      Кое-как поднявшись на ноги, я вытер влажные глаза тыльной стороной ладони. Из-за поворота послышался дробный топот: Биндо и Джухани спешили на выручку.
      С тоской и чувством вины смотрел я на труп Визас Марр.
      Скверно, очень скверно начиналось новое Приключение.