«И нет Силы там, где нет простоты, добра и правды»
книги автора
Дарт Макменде >> Рыцари Старой Республики 2: Тень Ревана >> Глава 6. С широко закрытыми глазами
      Глава 6. С широко закрытыми глазами
      
      
25.
      Я хотел забрать тело Визас Марр с собой: похоронить по-человечески. Да и вообще… что-то не давало распрощаться вот так просто. Какое-то горькое, но в то же время светлое чувство.
      Первый встреченный мною персонаж «Рыцарей-2». Она должна была войти в команду, стать ключевым действующим лицом сюжета… и просто другом, понимаете? Я не мог не чувствовать сродства со слепой джедайкой.
      Теперь ничего этого не случится. Я убил Визас. Случайно, вопреки собственной воле, но убил. И хотел хотя бы отдать последние почести.
      Ха. Как бы не так.
      Сперва прибежали Биндо с Джухани, практически с мечами наперевес. Потом выяснилось, что Курта слинял, и мы взволновались, что это он завёл нас в ловушку, выскочили в коридор, заняли позиции… Потом выяснилось, что никакой ловушки не наблюдается. Потом — что могучий Владыка ситх всё-таки где-то рядом. Очень могучий и очень рядом. Настолько, что пора бы и нам последовать примеру Курты, а то останемся сперва без «Варяга», а затем вовсе без голов.
      В общем, когда спохватились, тело Визас пропало.
      Только что лежало в тупиковом соседнем отсеке, но едва мы наконец уговорили друг друга не суетиться и спокойно следовать к выходу — пропало. Ни следа.
      Кто-то забрал её. Не знаю, как, но забрал. Потому что примерещиться одновременно мне и Бастиле девушка не могла. А если смогла, то дела мои совсем дрянь, так что такой вариант мы из рассмотрения временно исключим. И спокойно проследуем.
      Что мы и сделали.
      Все были на нервах, проняло даже Биндо. В шлюзовую наша джедайская четвёрка ввалилась, как дАртаньян с мушкетёрами в Фонтенбло. Помню, я ещё по дороге связался с Картом, требовал «скорее заводить баркас», он в ответ грозился «отличными новостями»… а затем я учуял запах пищи и временно утратил консистентность.
      Кроме шуток, я к тому моменту оголодал до неприличия. А знакомый дежурный как раз сидел за стойкой и наворачивал что-то вкусное и здоровое, такие длинные пластины вроде вяленого мяса в обсыпке… В общем, экспроприировали мы офицерика. Вежливо, конечно.
      Пока добежали до «Варяга», я успел сожрать одну пластину. Резь в животе унялась, на душе просветлело. Чёрное, давящее присутствие Дарта Нихила перестало восприниматься так уж депрессивно. Ну, ситх, ну, Лорд — мало ли в Бразилии… впрочем, этой цитатой в первой книге мемуаров я шутил уже дважды, за что и получил втык от редактора.
      Так или иначе, синусоида настроения на месте не устояла, от сдавленной истерики сместившись в сторону деятельного оптимизма: заметная часть достоевщины и всяких там нравственных страданий успешно купируется своевременным приёмом пищи.
      - Карт! — заорал я, взлетая по аппарели. — Быстро, уходим!
      «Варяг» вздрогнул: умница Карт отслеживал внутреннюю связь. Ребята очень неплохо изучили мой своеобразный характер и понимали, когда «быстро!..» на самом деле означает «быстро!..». Корабль завис на репульсорах, ожидая раскрытия внешних створок дока.
      - Смотри, — сказал Онаси, когда мы с Бастилой добежали до рубки.
      - «Разоритель», — уверенно отозвался я, даже не пытаясь вчитаться в столбики цифр.
      - А теперь на это, — продолжил Карт, переключая обзор. Моему всезнайству пилот особо не удивился. — Выкачал файлы визуального контроля со станции. Ну, как тебе?
      - Красава… — пробормотал я, склоняясь к монитору.
      В игровых роликах корабль казался сильно избитым, но хотя бы монолитным, а не слепленным из отдельных кусков металла. Здесь же… Флагман Нихила выглядел, как магазинная тележка. Знаете, такие — из криво сваренных неровных прутьев, на дребезжащих роликах и с вечно поломанными ручками. Только эту «тележку» сперва списали по износу, затем макнули в мазут, подожгли и пару раз переехали автомобилем.
      Утрирую, конечно. Звездолёт со сквозными дырами в корпусе вообще вызывает сложные ассоциации.
      Совсем не таким он мне запомнился по игре. И я не знал, радоваться ли гораздо худшему состоянию корабля, или огорчаться очередному сбою послезнания. Оставалось надеяться, что расхождения не превратят моё знание лора в бесполезное даже в этом.
      Что я там помню по теме?..
      «Разоритель» был линейным крейсером, пережившим битву при Малакоре-V. Когда Митра врубила генератор гравитационной тени, корабль потерял команду и получил кучу повреждений, но остался на орбите. Дарт Нихил Силой вытащил крейсер из гравитационного колодца, и летать заставлял тоже Силой… и это давало определённое представление о степени Одарённости существа, прибывшего на «Перагус».
      Встречаться с Нихилом мне совершенно не хотелось.
      - Как выйдем из дока, сможешь незаметно… — начал было я.
      - Да, — тут же ответил Карт, орудуя за пультом. — «Разоритель» слишком велик, он будет вынужден швартоваться с верхней нормали. Мы спокойно прикроемся станцией. Даже если крейсер вышлет истребители, Заалбар с Миссией уже в турелях, так что определённый запас по времени…
      - Нет. Истребителей у него нет… насколько я помню. И швартоваться он тоже не станет.
      - О, но почему? — вмешалась Бастила. — Ты говорил, что Дарт Нихил охотится на выживших джедаев.
      - Не лично. Лично — это Дарт Сион. А Нихил… он высасывает жизнь. Из целых планет, если потребуется. Но флагман не покидает никогда: без его Силы «Разоритель» тут же развалится на куски.
      - Вот как… — протянула джедайка, явно прикидывая диапазон Силовых умений нового врага.
      Впрочем, почему сразу «врага». Пока проблемы ограничились столкновением с Визас, но Нихил не мог отправить её конкретно за мной: мне-Ревану в этой истории места не было. Миралука охотилась на…
      Митру Сурик.
      Означает ли это, что главная героиня второй игры сейчас находится на «Перагусе»? Станция большая, намного больше, чем помнилось по игре… Митра может находиться где угодно — одна, беспомощная и безоружная. Если мы её сейчас оставим…
      Теперь, ретроспективно, легко понять, какой сумбур творился в моей голове. Но тогда эти рассуждения казались мне совершенно логичными. И, как ни странно, определённая доля логики в них действительно была — только логики, основательно замусоренной влиянием Силы.
      Но узнали мы об этом намного позже. Потому что прежде, чем я успел брякнуть команде, что улетать с «Перагуса» никак нельзя, а надо высадить десант для спасения Митры, внешние створки наконец раскрылись.
      Прямо напротив «Варяга» висела закопчённая, исковерканная, рваная, но всё равно грозная мешанина металлических конструкций: «Разоритель». Крейсер стоял параллельно ангарному ряду, почти вплотную. Надирные турели пристально всматривались в наш док.
      
      
26.
      Первое, о чём я подумал… Хотя нет, первая мысль была гораздо проще, но привести её придётся в несколько более цензурном варианте: «Почему всё — на меня?!.»
      Вот.
      А уж затем мне пришло в голову, что в нашей команде четверо Одарённых, далеко не самых слабых. И светимся в Силе мы куда заметнее, чем одинокая Митра, следовательно, Нихилу должны показаться более лакомой закуской. Настолько, что он оказался готов рискнуть крейсером, подставляя его под гравитационное влияние станции. Поэтому идея с высадкой десанта испарилась сама собою, и на смену ей пришла более здравая:
      - Бастила!.. — тут я спохватился, включил интерком и продолжил уже для всех Одарённых. — Биндо, Джухани. Сейчас нас будут жрать!..
      Прозвучало диковато, но предупреждён — значит, вооружён. Даже Владыке Голода не так-то просто высосать жизнь из подготовленного, ожидающего атаки джедая. В предельно краткой беседе ребята заверили, что какое-то время продержаться мы сумеем.
      За безопасность станции никто не ручался, что подвело меня к следующему шагу:
      - Карт. Очень спокойно, рутинно… да, давай. Выходи из дока. Как будто ничего не происходит. Прямо на крейсер. Ты же видишь? Прямо на него.
      - Понял, — отозвался он сквозь зубы.
      - Да! — спохватился я. — Щиты вырубить, турели деактивировать.
      - Эй!.. — пискнул динамик голосом Миссии Вао: у девочки-ганслингера опять отбирали любимую игрушку.
      Бастила быстро протянула руку и отключила интерком.
      - Ты уверен? — спросила она. — Владыка Голода...
      - Ему не нужно нас убивать. Он просто хочет есть. Пока мы кажемся лёгкой добычей, атаковать он не захочет.
      - А потом?
      - А потом не сможет.
      - О?..
      - Ну, эффективно не сможет, — поправился я. — «Разоритель» — реликт далёкого прошлого, только на Силе до сих пор и держится. Ты посмотри на него. А внутри там… ещё хуже.
      Я смотрел на медленно приближающийся крейсер, избитый, закопчённый. По корпусу там и тут пробегали электрические разряды, сквозь дыры в обшивке светили звёзды. Носовую и кормовую секции соединяла единственная, как надломленный позвонок, балка набора.
      Летучий зомби, ей-богу.
      - Можно подумать, ты бывал внутри, — с иронией заметил неслышно подошедший Кандерус.
      - Можно подумать, — согласился я, и мандалорец осёкся. — Так вот… в общем, без суеты. Медленно спускаемся с холма…
      - Да понял, — с раздражением повторил Онаси, сосредоточенно жмякая по кнопкам. Я на его манипуляции уже насмотрелся и мог точно сказать, что пилот готовился к экстренному гиперу. Который, если честно, для «Варяга» давно превратился во вполне штатный, обыденный и как-то даже не особенно волнительный.
      - Ты уже проделывал этот трюк, — предупредила Бастила, намекая на… хм… на всё предыдущее приключение.
      «Варяг» протыкал носом защитное поле дока. До крейсера оставалось всего ничего. Наблюдая, как рвётся синяя пелена, я покачал головой:
      - Не этот. И не в этой жизни. Нихил ожидает совсем другую… жертву. Они все… им потребуется время: понять, что перед ними я. Реван.
      Зря я это сказал. Зря произнёс легендарное, почти сакральное слово.
      Странно, но факт: я всегда искал в Реване источник внутренней уверенности, приободрялся, едва слышал его имя...
      Но и Дарт Нихил сейчас — услышал тоже.
      Совсем рядом, на мёртвом мостике «Разорителя» закричал Владыка ситхов. Пустая оболочка, выжженная ненавистью и голодом, заполненная Тёмной Стороной Силы, кричала на давно забытом языке.
      Наш кораблик захлестнуло. Рядом согнулась Бастила, в отсеках напряглись Джухани и Биндо. Джедаи противостояли натиску Владыки Голода.
      А меня скрючило резкой болью в желудке: небольшой персональный бонус, расплата за Силовую связь с каждым значимым персонажем очередного безумия.
      - Ох!.. — простонал я, хватаясь за рейлинг. — Карт… давай!
      Взвыли движки. Бывший «Чёрный ястреб», сверхбыстроходная яхта Давика Канга, метнулся вперёд — прямо на «Разоритель».
      Будь перед нами обычный боевой корабль, даже небольшой — нас размазало бы о щиты. Но защитные поля прикрывали только самые критичные части крейсера.
      Найдись на «Разорителе» кто-то типа адмирала Караса, инициативный и умный подручный главзлодея — нас бы незатейливо расстреляли. Но в Нихиле осталось куда меньше человеческого, чем в Малаке, и команду он набирал из подавленных Силой рабов, а сам сейчас был слишком увлечён своим Голодом.
      Наконец, останься крейсер чуть более целым, сохрани чуть больше элементов набора и обшивки...
      Стремительно набирая скорость, «Варяг» влетел в просвет между носовой и кормовой секциями. Мы неслись прямо сквозь «Разоритель», словно тот был бестелесным призраком. От Карта даже не потребовалось в очередной раз проявлять филигранные навыки пилотирования, так точен был изначальный курс. Самым краем корпуса мы всё-таки чиркнули «позвонок», какой-то шпангоут или лонжерон… Сила их разберёт в этой мешанине! Онаси успел врубить щиты, столкновение прошло без последствий.
      Насквозь «проткнув» вражеский крейсер, бедовый наш кораблик выскочил с противоположной стороны.
      - У-ииии!.. — донеслось из отсеков: Миссия визжала в настолько отчаянном восторге, что на этот раз обошлась без интеркома.
      Карт быстро обернулся, сверкнул фартовой улыбкой и опять схватился за штурвал. Я был уверен, что мы немедленно уйдём в гипер, но опытный пилот снова сумел удивить.
      - Рано! — крикнул он в ответ на невысказанный вопрос. — Чище сделаю! Эти сволочи слепые пока раскачаются...
      Заложив великолепно щедрый вираж вокруг надстройки крейсера, «Варяг» понёсся к верхнему своду станции. В этот момент слепые сволочи раскачались: вслед нам ударила одинокая турболазерная установка, затем ещё одна. Огонь был так себе, неубедительный. Давление в Силе резко ослабло, Нихил отвлёкся на более материальные задачи. На мгновение меня обуяло острое желание развернуться и влупить по «Разорителю» изо всех стволов… но это было чьё-то чужое, несвойственное мне желание, и оно быстро прошло.
      «Варяг» перепрыгнул дугу станции, укрываясь за её массивной структурой. По металлу визгливо застучали болты турболазеров. За спиной хрипло и презрительно рассмеялся Кандерус: я понял, что главное препятствие мы благополучно преодолели.
      - Карт, — полувопросительно сказал я. — Гипер?
      - Рано, Мак, — гораздо спокойнее отозвался Онаси. — Здесь всё-таки рудник: пыль, грязь… зачем рисковать. Всё нормально, уйдём спокойно. Прикроемся хордой.
      Что такое «прикрыться хордой», я не знал, но звучало красиво. Гораздо эстетичней, чем «накрыться тазом». Даже досадно было ломать Карту момент профессионального торжества.
      - Твои «отличные новости», — грамотно зашёл я издалека, — это насчёт гипер-привода, верно?
      - Так точно, — молодцевато отозвался пилот.
      И с удовольствием поделился рассказом о героической организации ремонтного процесса бригадой из Кандеруса, Вао и обоих дроидов. Разумеется, под руководством самого Онаси.
      Я старательно кивал и местами поддакивал. Бастила косилась иронически. Кроме знакомых имён, я не понял ни слова. Карт трепался и продолжал вести «Варяг» по раскручивающейся спирали, укрываясь от вражеского крейсера за громадой «Перагуса».
      Скоро преимущества в угловой скорости станет недостаточно. Тогда, вдали от замусоренного пространства, можно будет уйти в гипер безо всякой экстренности.
      - Пара прыжков, — бодро заверил Онаси, — и эта развалина потеряет след.
      Я молчал.
      - Гарантирую, — добавил пилот, удивлённый моей неготовностью разделить его оптимизм.
      - О, ты не хочешь прятаться от Дарта Нихила, — первой догадалась Бастила.
      - Хочу, — признал я, — но не собираюсь.
      - «Перагус»?..
      - Не сам «Перагус». Нам придётся… Мы улетим понарошку. А потом вернёмся на станцию за одной очень важной тётечкой.
      - Откуда ты знаешь, что эта «тётечка» на станции? — с подозрением вскинулась Бастила. — Я не чувствую в Силе ничего значимого. Она Одарённая? Кто она такая, вы знакомы?..
      Я осторожно польстил себя надеждой, что суета джедайки вызвана усталостью от противодействия Голоду: только приступа ревности на пустом месте нам не хватало. Митра Сурик лет на десять старше Бастилы, и вообще… но какого нормального Отелло остановят подобные мелочи. Даже если Отелло носит юбку, сиречь джедайскую робу.
      Ладно, подумал я, по гамбургскому счёту это всё ерунда. Сейчас на повестке дня совсем иные вопросы: куды бечь. В смысле, какие координаты прыжка выбрать, чтобы Нихил наверняка погнался за «Варягом», но всерьёз нагадить не сумел. И как потом возвращаться на «Перагус».
      - Хаос, — как-то очень отстранённо выдохнул Карт.
      Прозревая очередной облом, я заглянул в пилотские мониторы. Ничего, конечно, не понял, пришлось смотреть в панораму. За транспаристилом кабины, фильтруя избыток излучения, стремительно темнели щиты.
      Я смотрел на разгорающееся над «Перагусом» зарево, боролся с тошнотой и мигренью. И понимал, что возвращаться нам теперь незачем.
      
            
27.
      «Перагус» был уничтожен. Нестабильное минеральное горючее плюс турболазерный болт равно большой бабах.
      Великая Сила упорно не желала отступать от своих ритуалов. Прописан в каноне «случайный выстрел», значит, будет «случайный выстрел». То, что при таком раскладе ни о какой случайности говорить не приходится — это детали, Сила выше подобных мелочей.
      Сила не знает случайностей.
      Ей всё равно: Сион или Нихил, Митра или Реван… реальность или наваждение?..
      Сила не знает случайностей, вот в чём проблема. Проблема, которую мне очень долго удавалось превращать в решение других проблем.
      Какая-то мысль промелькнула на самом краешке моего маниакально-депрессивного сознания… очень важная мысль, но и очень хрупкая: промелькнула — да и растворилась, как Реван в сером тумане гробницы.
      - Пункт назначения? — мрачно, разделяя подавленное настроение предводителя, спросил Карт.
      - Телос, — ответил я машинально.
      А спохватился, лишь когда мы вошли в гипер:
      - «Разоритель»?..
      - В таком хаосе им нас не отследить, — уверенно отозвался пилот. — Крейсер стоял вплотную к станции, представляешь, как им досталось? Не-ет, «Разорителю» сейчас не до нас.
      - А вот Дарту Нихилу… хе-хе.
      Я повернулся к Биндо:
      - Ты тоже его чувствуешь?
      - Кого, дружочка твоего? Как не почувствовать.
      Вопрос был задан для проформы: присутствие Нихила ощущали все форсеры. Даже странно: пока не столкнулись лицом к лицу, никто и не дёргался. Одарённые в далёкой-далёкой галактике на каждом углу, но обычно так себе, слабенькие. На среднестатистическом фоне Дарт Нихил сиял, как рок-звезда. Как мы все умудрились пропустить его прибытие на «Перагус», ума не приложу.
      - Надо проверить «Варяг», — сказал я, думая о другом потенциальном госте.
      - Периметр не нарушен, — отрезал Ордо. — Никаких «дроидов-убийц» на борту нет.
      - Возмущение: Мастер, что этот мясной мешок себе позволяет?!.
      - Цыц.
      - Притворное смирение: Да, Мастер. Слушаюсь, Мастер.
      - Ордо, — продолжил я, не желая отвлекаться, — возьми ещё двоих, Заалбара, Хикки, всё равно. Прочешите отсек за отсеком. И внешнюю обшивку тоже. Вакуум для ХК-50 не проблема.
      - Зато гипер… очень даже, — отстранённо заметила Бастила.
      Я вспомнил наше с ней приключение на «Левиафане»… Бессонная ночь под невозможно-звёздным небом, разговоры, признания… ёшки-матрёшки, ведь буквально вчера всё это было!..
      На душе потеплело так, что хоть загорай. Я повернулся к Бастиле, раскрыл рот…
      Джедайка отвела глаза.
      В кают-компании на мгновение повисла прохладная тишина. Я понятия не имел, за что девушка может на меня дуться. Затем мы опомнились, и с нами опомнились остальные.
      Миссия возилась с турелями, Тэтри с проводкой. Онаси пилотировал, Кандерус ушёл проверять отсеки. «Варяг» рассекал гипер. Все были при деле, всё было в порядке.
      А я томился смутным беспокойством: что-то не складывалось, не получалось нащупать первый элемент пазла.
      Казалось бы, старые друзья, новые враги — что ещё нужно, чтобы спокойно встретить очередное приключение? Но меня не оставляло ощущение, что в этой партии инициатива на другой половине доски. В предыдущей Сила играла белыми, мне оставалось лишь грамотно реагировать, шаг за шагом ломать её планы, понемногу изменяя правила под себя. Теперь всё будто поменялось: мне всучили право ходить первым, следовательно, делать ошибки. На которые так удобно реагировать противнику.
      Забавно: я воспринимал в качестве противника в первую очередь Силу. А лишь затем — проводников её Тёмной Стороны. И, разумеется, едва столкнувшись с очередной Силовой непоняткой, призывал на помощь «собственных» адептов Силы. Обычные разумные опирались на логику, здравый смысл, жизненный опыт. У джедаев имелось кое-что покруче.
      Мне просто нужно было… хоть что-то для начала. Какая-то подсказка, любой клочок информации!
      Когда форсеры откликнулись на зов и собрались в кают-компании, я кратко изложил им диспозицию.
      Про фактическое падение Республики, которая утратила контроль над большей частью былых территорий.
      Про разгром Ордена, последних магистров которого придётся искать по самым грязным уголкам Республики.
      Про Триумвират ситхов, с которым предстоит бодаться именно нам, потому что больше некому.
      Про наш новый статус: стопроцентных изгоев, для которых в этом мире не найдётся ни единого полностью безопасного порта.
      И про то, что понятия не имею, откуда начинать сборку этой мозаики.
      Я и раньше кое-чем делился с ребятами, а теперь просто взял всё и вывалил. Внушать ложный оптимизм не видел смысла. Умолчал только про особую роль Креи — не знал, что рассказывать: слишком сложная бабка. Не персонаж, а лоскутное одеяло какое-то — как ни дёргай, ни один фрагмент верного представления не даст.
      К сожалению, пятиминутка ненависти к обстоятельствам откровений не принесла: никто тоже не знал, что делать. Решили добраться до Телоса, подтянуть болты и гайки, пополнить припасы, а там уж решать, куда двигать дальше.
      Все выговорились, все приободрились. Джухани переживала за разгромленный Орден, Биндо изображал безразличие. Бастила прятала глаза. Не она одна: пришёл странный Кандерус, заявил, что яхта «практически чиста». Я заподозрил всякое, уточнил смысл термина «практически» — мандалорец сдержанно взбеленился и ушёл, проклиная параноиков, республиканцев и саму Силу.
      Денёк. Ещё и есть опять захотелось… что за напасть.
      Наконец Карт окликнул меня по интеркому: «Варяг» приближался к точке выхода. Я потопал в рубку, виновато вспоминая, что так и не вернул пилоту сапоги.
      Плюхнувшись во второе кресло, я наклонился, стягивая обувь. Левый сапог никак не хотел сниматься, я пыхтел, пропустил момент схлопывания гипера… а затем услышал изумлённое восклицание Карта. И треск зуммера.
      На пульте мигал сигнал вызова. Адресного, с точным указанием бортового идентификатора «Варяга».
      Мы вышли далеко за границей обитаемой зоны, да ещё и перпендикулярно плоскости эклиптики — намеренно, чтобы раньше времени не привлечь внимание властей.
      Но нас уже встречали. Именно нас. Скорее всего, пространство системы было перекрыто автоматическими сканерами, настроенными на электронную сигнатуру «Варяга».
      Побледневший Карт схватился за штурвал… а меня обуяло любопытство. Ну, не мог я просто так сбежать от потенциальной угрозы, даже не попытавшись дёрнуть её за усы. Да и Сила не подавала никаких тревожных сигналов.
      Так что я потянулся к пульту и подтвердил открытие визуального канала. Заставка на мониторе сменилась изображением молодого широкоплечего мужчины с интеллигентной бородкой. Лицо его показалось мне смутно знакомым.
      Пару секунд мужчина смотрел молча, затем слегка неуверенно улыбнулся и произнёс:
      - Здравствуй, отец.
      
            
28.
      Нет, детей я, конечно, люблю… насколько это вообще возможно. И со временем собираюсь обзавестись парой-тройкой карапузов. Но, ясное дело, безбородых и, как бы это сформулировать, не настолько внезапных.
      Помню, лезли в голову мысли совсем дурацкие: откуда у меня такой взрослый ребёнок, кто его мама, придётся ли выплачивать алименты?.. В полной растерянности я посмотрел на более опытного в таких делах Онаси.
      На Карте лица не было. Вперившись в экран, он с усилием разжал бледные губы и выдохнул-выкрикнул:
      - Сын!..
      Фух.
      Нельзя же так пугать.
      На экране действительно красовался Дастил Онаси. Повзрослевший на пять лет. И какой-то… умиротворённый, что ли.
      Когда мы встретили его в Академии ситхов на Коррибане, парень пребывал в крайне расстроенных чувствах: невесту убили, папа пропал, а тут ещё я-Реван бьёт тебя по башке и читает лекцию на тему «не надо быть Тёмным, надо быть Светлым». Однако очень быстро Дастил пришёл в себя и выяснил, кто стоит за убийствами в Академии. Главным плохишом предсказуемо оказался ректор. Преподы — они такие.
      Когда я убил Дарта Малака, и его империя начала рассыпаться, Республика отправила на Коррибан десантную группу. Разочарованный в Тёмной Стороне Дастил оказал неоценимую поддержку флоту вторжения. До такой степени неоценимую, что стал считаться героем.
      Парню простили Тёмное прошлое, повесили медальку и приняли в джедаи. Он ведь был не худшим Одарённым, а ослабленный войной Орден нуждался в абитуриентах.
      Спустя три года Дастил Онаси был направлен представителем Совета на Телос-IV. Вернее, на орбитальную станцию «Цитадель». После бомбардировки флотом Малака почти вся планета оставалась в непригодном для жизни состоянии, иторианские подрядчики вели большую работу по восстановлению биосферы. А «Цитадель» эту работу координировала, снабжала ресурсами и прикрывала от возможного нападения ситхов.
      - Ну да, как же. Откуда здесь ситхи, — улыбнулся Дастил в ответ на моё предположение о военном характере станции. — Остаткам Империи сейчас не до нас.
      Мы с Картом переглянулись. Назвать Дастила полным дураком язык не повернулся бы, но такой безудержный, слепой оптимизм… Ладно, проясним на месте.
      «Варяг» приближался к станции.
      Возможно, стоило проявить чуть больше осторожности. Вспомнить хотя бы историю с Облачным городом и Ландо. Но Сила молчала, никто в экипаже не чувствовал опасности. Кроме того… я не мог отказать Карту во встрече с сыном. Там, на Коррибане, они договорились свидеться на руинах родного мира. В шесть часов вечера, после войны, почти буквально.
      «После» растянулось на пять лет. Для Дастила.
      И на пять дней для Карта. Плюс ещё полчаса, пока «Варяг» заруливал в док.
      Ангар нам предоставили огромный, яхта сразу потерялась в нём, как алустиловый огурец на формпластовом поле. За штурвал села Бастила, мы с Картом маялись в шлюзе. Он пританцовывал от нетерпения, периодически утирая скупую солдатскую слезу. Я стоял босиком и ожидал хоть какого-нибудь, но подвоха.
      Наконец посадочные опоры зафиксировались. Ввелась пневматика. Рампа пошла вниз.
      Дастил встречал нас. Высокий молодой мужчина во френче полувоенного образца взбежал по аппарели, кинулся к Карту. Отец с сыном обнялись так крепко, как могут обняться только отец с сыном.
      Они молчали. Мне стало неловко, я спустился по аппарели. И замер.
      Рота, батальон, полк… целая армия солдат Республики в несколько коробочек стояла перед «Варягом». Стены ангара были увешаны пространными полотнищами с разноцветными государственными символами. Слева техники выкатывали мобильную трибуну, справа военный оркестр готовился урезать марш. В лицо мне ударили прожекторы, зажужжали летучие видеокамеры.
      - От лица Республики!.. — грянуло из зависшего над головой дроида-мегафона.
      Я развернулся и со свистом взлетел обратно по аппарели. Карт с сыном разомкнули объятия, с недоумением наблюдая, как я дрожащими руками запускаю автоматику рампы.
      Когда кораблик был запечатан обратно, я схватил Дастила за грудки и выволок из шлюза:
      - Что это?! Что происходит?
      - Торжественная встреча героев Республики, — невозмутимо ответствовал Онаси-младший. — Станция «Цитадель» гордится возможностью первой приветствовать…
      - Каких ещё героев? — прошипел я, выпихивая парня дальше по коридору. Привлечённый шумом, в кают-компанию стекался народ.
      Дастил осмотрелся, приветливо кивая знакомым лицам, и с безмятежной улыбкой пояснил:
      - Вас. Героический экипаж яхты «Варяг». Спасителей галактики от тирании Дарта Малака.
      
      
      Когда страсти чуток улеглись, мы расселись вокруг стола. Не обеденного, к сожалению, а переговорного, в кают-компании. Толпа встречающих снаружи и не думала расходиться, но я твёрдо решил сперва устроить сеанс политпросвета. Если наш статус так внезапно сменился с «безвестные беглецы» на «спасители галактики»… все не знали, что и думать.
      Все, кроме Дастила. Который очень спокойно, сжато и по делу рассказал следующее:
      Империя Дарта Малака — разгромлена и распалась на множество слабосильных огрызков.
      Дарт Малак — убит воином Республики по имени Мак.
      Мак — пропал. Вместе с героическим экипажем.
      Экипаж — канонизирован.
      Ну, практически. Заочные награды, зачисление в Орден навечно… Про нас даже снимали голофильмы! Кроме шуток, мы потом специально смотрели несколько. Ничего общего с реальностью. Меня там изображали в виде сорокалетнего красавца-богатыря с окладистой бородой, разговаривал я певучим баритоном, а Малака побеждал в эпичном поединке на световых мечах. Поединки в каждом фильме были разные, но всегда длинные, с кучей акробатики и крайне оторванные от действительности и здравого смысла.
      Про мешочек с кристаллами, Левиафан, Звёздную Кузню и Ревана не вспоминали нигде. Ни разу. Имя Ревана оказалось если не под запретом, то в аккуратном забвении.
      Тогда мне казалось, что причины очевидны: Совет не мог понять, куда после сражения на Лехоне делись «Варяг» и его атаман. Как положено любому по-настоящему крутому Одарённому, Реван всё время балансировал между Сторонами Силы. И, поскольку крутизна его на самом деле зашкаливала, не стеснялся пересекать границы. То он рыцарь-джедай, то Владыка ситхов, то Светлый, то Тёмный, потом опять спаситель галактики… ну вот как на таком материале строить PR-кампанию? Объявишь его героем — а он возьмёт и снова перекинется. Даже для многомудрых казуистов Совета задачка непростая. Вот и предпочли Ревана «забыть» в пользу простого, рабоче-крестьянского Мака. Меня, то есть.
      Так я тогда думал.
      Жизнь показала, насколько обожает она расходиться с нашим представлением о ней. Но это случилось позже.
      - Ладно, — сказал я, прикидывая, сколько разумных вообще знают тайну личности меня-Ревана. — Слушай, Дастил. Но теперь, когда Совет уничтожен…
      - Совет уничтожен?! — вскричал он с большим недоумением, привставая в кресле.
      - Ну да… Триумвиратом ситхов, ты что, не слышал?
      Он посмотрел на меня, как на больного:
      - Триумвират? Сион, Нихил… и эта женщина, как же… Дарт Трея?
      - Да, да!
      - Мак, они давно мертвы.
      - Как?.. — выдавил я, чувствуя, как теряю почву под ногами. Ведь совсем недавно: Дарт Нихил, Визас Марр, «Разоритель»… — Как мертвы, когда?
      Дастил на мгновение задумался:
      - Пожалуй, года три как. Флот Нихила был разбит адмиралом Додонной, мастер Вандар убил Сиона. Трею застрелил дроид-убийца, насколько я помню.
      - Невозможно...
      - Нет, четыре! — радостно уточнил парень. — Четыре года назад: я как раз завершал позитивную реморализацию на Дантуине.
      Я не нашёл ничего умнее, чем ляпнуть:
      - Но ведь Анклав на Дантуине разрушен флотом империи.
      - Отстроились в тот же год, — махнул рукой Дастил. — На планете в основном пострадали фермеры. Считается, что у Малака не было времени на полноценную бомбардировку: флот гонялся за… за вами. — Он доверительно склонился ко мне. — А вот гробницы Древних уничтожены.
      Я кивнул, машинально отмечая высокий уровень допуска собеседника. Ну да, после общения с Реваном... и «позитивной реморализации». Значит, Дастил вхож в Совет, и даже что-то знает про артефакты Древних.
      Как будто мне сейчас было дело до каких-то там гробниц. Всё знание канона, главное моё оружие, шло лесом! Триувират, секретная Академия ситхов на Малакоре, ключевые события войны — я ничего больше не знал.
      - Как же так, — задумчиво сказала Бастила. — Но ведь только что, на Перагусе: Дарт Нихил, «Разоритель», та слепая девушка. Как же так?
      - Там точно был Нихил, — сказал я. — Его Голод ни с чем не спутаешь.
      - О, но никто из нас раньше не сталкивался с Силовым Голодом, — резонно заметила джедайка. У меня опять замутило в животе. — Если Нихил мёртв, другой Владыка мог занять его место.
      К разговору понемногу подключались остальные. Дастил приветливо улыбался старым знакомым, охотно отвечал на вопросы, но по фундаментальной сути ничего прояснить не мог. Всё чувствовали, что происходит что-то неладное, лишь я один понимал, насколько.
      Вселенная нам подвернулась капитально поломатая. Несмотря на куда более благостное общее положение дел, уцелевший Орден и отсутствие войны.
      Кстати!..
      - Дастил, — спросил я наугад, — а как идёт война?
      О ситуации в галактике мы пока знаем исключительно со слов Онаси-младшего. Если он будет отрицать сам факт боевых действий…
      - Война? — удивился парень, словно речь зашла о чём-то совсем далёком и малозначимом. — В последнее время ничего особенного вроде бы не происходит. Ситхи отброшены далеко. Кое-где шалят мандалорцы. Локальные стычки на границах. Тебя интересует что-то конкретное?
      Он проследил за моим выразительным взглядом и слегка смутился:
      - Это просто китель. Я ношу его вместо робы, потому что… ну, удобнее.
      Угу. И девчонкам форма больше нравится.
      - А меч? — спросил я вслух.
      - Я всё-таки джедай, — с достоинством ответил Дастил. — Хоть и не воин. Простой администратор, обучался в дантуинском филиале Агрокорпуса. А теперь вот… здесь.
      Угу два раза. «Агрокорпус». Колхозник… надо же.
      - Хе-хе, — подчёркнуто негромко заметил Биндо.
      Старик, как всегда, был прав, но ловить Дастила на нестыковках смысла я не видел. Вот доберёмся до Совета — разговор пойдёт предметно.
      Только сперва всё равно придётся пережить торжественную встречу.
      Я попросил Дастила срочно раздобыть на станции сапоги. Во-первых, команде нужно было время подготовиться к высадке, во-вторых, мне в самом деле требовалась хоть какая-то обувка. И пожрать наконец, но уж банкет-то точно запланирован.
      Колхозник убежал за сапогами. Мы по-быстрому решили, кто останется на борту, а кто выйдет к толпе. Я строжайшим образом проинструктировал ребят молчать о событиях на Перагусе: только обвинений в саботаже главной топливной базы этого сектора нам сейчас не хватало.
      Когда приготовления были завершены, и церемониальный «десант» собрался в шлюзе, Ордо отвёл меня в сторону. Последние пару часов он был как-то непривычно тих и скромен.
      - Что такое, Кандерус? — спросил я, вспоминая о тёрках между мандалорцами и Республикой. — Тебе вовсе не обязательно выходить. Я просто не хотел брать Джухани: у неё внешность характерная, кто-то может опознать. А ты...
      - Нет. Не в том дело.
      Он сунул руку во внутренний карман широкой куртки и достал какой-то свёрток, по виду — обычный флимсипласт.
      - Что это?
      - Мак, — совсем понуро сказал Кандерус, — клянусь: за мою смену нарушений периметра не было. На «Варяг» никто не мог проникнуть.
      - Да что это такое?
      Он всучил мне свёрток. Я осторожно откинул края материала.
      - Это было в грузовом отсеке, — сказал Ордо. — Прямо на полу, посередине.
      В развёрнутом кульке лежала отсечённая световым мечом человеческая кисть руки. Морщинистая, серая и, судя по тонким пальцам, женская.