«И нет Силы там, где нет простоты, добра и правды»
книги автора
Глава 25. В гостях у мечты
 
  Они осторожно поднимались по лестнице. Ступали среди теней, что отбрасывали перила. Медленно плыли сквозь фантомный пейзаж.
 
  Прис подговорила Себастиана прийти раньше, чем следовало. Она хотела проникнуть в квартиру так тихо, чтобы Мэри не заметила:
 
  - Полюбуешься на неё, - шептала племянница. - Иногда нам кажется, что Мэри уходит в какой-то свой мир. Она нечто особое. Рассказывать бесполезно. Надо увидеть. Главное не спугнуть наше чудо.
 
Они приближались к приоткрытой двери, и в тишине проступало журчание воды, что лилась на карниз за далёким окном. Затем - касания клавиш пианино с мелодией, которая подыгрывала дождю.
 
  Тайные гости проскользнули за дверь. Себастиан собирался ступить дальше, но его вовремя остановил Рой. Темнота под ногами оказалась пушистой и нервной - послышалось приглушённое шипение, замерцали зеленоватые глаза. Это чёрная кошка. Прис приласкала её. Умело и быстро, чтобы Мэри не услышала.
 
  Подобрали на улице? - удивился Себастиан.
 
  Репликант взял его за руку, и они двинулись дальше. Мэри прекратила играть.
 
  Гости замерли. Частичка темноты впереди поднялась во весь рост и отплыла в сторону. Они двинулись дальше, к призрачной ширме, что отделяла квартиру-студию от импровизированной прихожей.
 
  За влажным окном журчал дождь. Себастиану показалось, что он ощущает запах духов. В руку уткнулось что-то тёплое и пушистое... затем влажный носик кошки.
 
  На улице зажёгся рекламный щит. На стену рядом легла слабая тень от погасшей свечи, на фоне пятна из серебристого неона.
 
  На поверхности призрачной ширмы возник женский силуэт. J. F. не сдержался и выглянул за край ткани. Оказалось, Мэри примеряет фату невесты. На ней пышное белое платье, в оттенках неона.
 
  Сильная рука Роя втащила Себастиана в укрытие. Они переглянулись.
 
  Вот так и живём, - сообщил взгляд репликанта. Он приложил палец к губам, давая понять, что нельзя спугнуть наваждение, в котором укрылось сознание Мэри. В её голове оживал по-настоящему женский мир – из музыки, танца и платьев.
 
  Пролетающий спинер изменил поток света с улицы. Себастиан посмотрел на стену. Теперь женский силуэт двигался в пятне света. Она танцевала под музыку, доступную лишь ей. Может, под звуки дождя. Рядом след от зажжённой на подоконнике свечи. Тень от небольшого пламени выглядела дрожащим пятном на фоне волн света - те проходили от ветра за влажным мерцающим стеклом.
 
  Мэри отправила фату куда-то в темноту. Её тень перескочила на ширму, а затем соскользнула с неё.
 
  Себастиан посмотрел на Роя. Тот пожал плечами. Догадливая Прис указала на зеркальное трюмо со столиком, ближе к углу.
 
  Все трое присмотрелись. Пока что там отражалась свеча. Казалось, её пламя дрожит от ветра из зазеркалья.
 
  Зрение приспособилось к темноте, и постепенно в зазеркалье проступило красивое женское лицо. Мэри любовалась отражением, заняв стул у трюмо.
 
  Вот она задула свечу и включила зелёнуюлампу в форме цветка. Большой локон вместе с его тенью скрыл половину лица. Она стала менять причёску.
 
  Мэри делала укладку очень умело - локоны превращались в перья птицы. По крайней мере, так всё выглядело в данном освещении.
 
  Когда результат её устроил, Мэри посмотрела на лампу с абажуром, закрыла его часть рукой. Когдадевушка подалась к зеркалу, тень от руки легла на лоб. Затем на глаза.
 
  Губы, оставшиеся на свету, зашептали что-то. Себастиан не разобрал слов. Подаваясь вперёд и назад, она точно целовалась с темнотой.
 
  Когда же и эта игра наскучила, Мэри поднялась, подошла к окну.
 
  Трое гостей осторожно выглянули за ширму. За стеклом лил бесконечный дождь. Неон отражался в каплях. Казалось, на улице льётся и капает свет, превратившийся в воду. Сияние играло в голубых глазах Мэри.
 
  Неожиданно она задёрнула тёмную штору. Неон исчез из квартиры. Мэри превратилась в частицу темноты. Послышались лёгкие шаги. Она остановилась.
 
  Затем плеск воды.
 
  Себастиан понял, в чём дело. Вспомнил. В середине комнаты находился небольшой бассейн. Как-то давно он хотел заселить сюда механических рыб, но забросил дело. Теперь большой недостроенный аквариум наполняла вода, что сочилась с потолка.
 
  Вновь возник её силуэт - Мэри зажгла свечу на краю бассейна. Вторую свечу. Третью.
 
  На потолке заиграли блики. Она бросала в воду лепестки и бутоны синтетических цветов. Вверху, среди света, появились их слабые отражения. Тени.
 
  Мэри поднялась на край бассейна, став частью нарисованной ею картины. Силуэт красовался на фоне потолка, раскрашенного отблесками и тенями цветов.
 
  - Я вам не нравлюсь, Себастиан? - неожиданно спросил профиль Мэри. - Я то, что создано вами.
 
  - Что, вы... - он сглотнул. - Теперь я вижу.
 
  Она подошла ближе, ступая по краю бассейна. Её глаза заблестели как огранённые алмазы. J. F. добавил:
 
  - Мыпередали вам свою душу.
 
  Тёплая и пушистая кошка задела руку Себастиана. Он посмотрел на неё.
 
  Она пробовала добраться до игрушечного голубя, запертого в клетке. Та стояла рядом на полу. J. F. захотелось спасти птицу от опасности.
 
 
Глава 26.В офисеБога
 
  Рой и Себастиан летели над ночным Лос-Анджелесом, с которым их разделяла река дождя. И в этой темноте город на другом берегу казался бутафорией, картонной декорацией к спектаклю. Мрачные здания тянулись к искусственному небу как щупальца дешёвой имитации спрута.
 
  Призрачная цепь сигнальных огней отмечала нужный путь среди нагромождения темневших коробок.
 
  Дорожный патруль сцапал машину, обогнавшую грузовичок J. F. Повезло им. Полицейским. Не пришлось знакомиться с Роем.
 
  Вдали показались корпуса пирамид ТайреллКорп. С усечённых вершин срывались тусклые лучи лидаров, систем всепогодной связи.
 
  ... Себастиан провёл Роя почти до самого конца, используя служебные пути. Оставалась миновать бронированную дверь личных апартаментов главы корпорации. Лифт остановился как раз перед ней.
 
  Управляющая система комплекса спросила женским голосом:
 
  - Звуковой отпечаток, мистер Себастиан.
 
  - Привет. Я к доктору Тайреллу.
 
  - Пожалуйста, подождите.
 
  Динамики стихли. Затем из них донёсся доклад системы главе корпорации:
 
  - Голубой вход. Мистер Себастиан, J. F. Один, шесть, четыре, один, дробь, семь.
 
  - В такое время? - удивился Тайрелл.
 
  Пассажиры лифта переглянулись.
 
  - Чем могу помочь, дружище? - снова спросил динамик.
 
  - Змея на Б-6, - сказал Себастиан. - Шах.
 
  - Хм... нонсенс... - послышались странные звуки.
 
  Видимо, Тайрелл поднимался с кровати или с дивана:
 
  - Минутку... Змея на Б-6. Нелепо... Э-хе-хе... Змея... на Б-6. И что мы имеем? Единорог берёт змею. Логично?
 
  Повисло молчание.
 
  - Что дальше? - не вытерпел Тайрелл. - Что ты задумал? Что на уме?
 
  Рой склонился к J. F. и прошептал тому на ухо.
 
  - Сова на Е-7, - громко повторил Себастиан. - Неизбежный мат через пять ходов. Проверьте.
 
  - Озарение, да? Плод бессонной ночи? Понимаю. А ты там не перегрелся, случайно? Заходи ко мне. Налью молочка со вкусом печенья. Обсудим позиции.
 
  Система пропустила их дальше. Рой засиял от радости. Они миновали небольшой коридорчик и оказались перед тяжёлыми дверями, что отливали золотом.
 
  Репликант помог J. F. отворить их. Они вошли в апартаменты главы корпорации. Те напоминали декорацию к театральной драме при свечах и скудном освещении, стилизованном под вечер во дворце 18-го века.
 
  Тайрелл завернулся в вычурный халат, наподобие кокона из белого шёлка. Он стоял в двух метрах от огромной постели, но создавалось впечатление, что глава компании так и не вылез из пуховых перин.
 
  Вдали потрескивал камин. Блики бродили по бронзовой статуе грифона - мифической помеси льва и орла. Вдоль ближайшей стены выстроилась причудливая мебель, под римскую древность. На мраморной кушетке покоился один из блоков управляющей системы. Рядом с компьютером курились ароматические палочки в вазе.
 
  Себастиан шагнул к шахматной доске. Она отличалась от той, что располагал J. F. Тайрелл играл фигурками не животных, а людей. Змеи, единороги и совы имели иное обличье.
 
  - Я привёл друга.
 
  Рой вышел из-за его спины. Если глава корпорации и испугался, то умело скрыл это:
 
  - Я думал, ты появишься раньше.
 
  - Встретиться с демиургом непросто.
 
  - Ты назвал меня неполноценным богом? Что он может сделать для тебя?
 
  Репликант остановил Себастиана, а сам двинулся дальше, к главе корпорации:
 
  - Починить, что создано.
 
  - Хочешь, чтобы тебя модифицировали? - Тайрелл стоял на месте, хотя к нему приближался убийца.
 
  - Я имел в виду более радикальное.
 
  - Что? Что тебя не устраивает?
 
  - Смерть.
 
  - Смерть?! - отшатнулся доктор. - Боюсь, это не в моей власти.
 
  - Я не хочу умирать, отец, - резким звенящим шёпотом повториламашина. - Я хочу жить.
 
  Тайрелл прищурился из-за своих огромных очков:
 
  - Таков один из кирпичиков в основе мироздания. Развитие белковоподобной системы ведёт к её гибели. Нельзя изменить генетический код после запуска.
 
  - Почему? - робот моментально взмок.
 
  - Энтропия. Закон накопления хаоса. Уже на вторые сутки... клетка, подверженная обратной мутации, порождает раковую колонию. С каждым циклом их больше и больше. Они бегут с тонущего корабля как крысы. Организм гибнет, не в силах разделиться пополам.
 
  Рой подошёл вплотную к создателю:
 
  - А рекомбинация E.M.S?
 
  Тайрел не выдал своего удивления уровнем знания оппонента.
 
  - Мы пробовали. Подопытный даже смог сойти с операционного стола, но уже мёртвым. Этил-метан-сульфанатные агенты оказались слишком мощными мутагенами.
 
  Рой мрачно кивнул и зашёл Тарйеллу за спину:
 
  - А подавляющий протеин, блокирующий развитие мутантных клеток?
 
  - Да, он не помешает репликации, но приведёт к критическому росту процента отклонений. Через четверо суток сформируется внутренний вирус.
 
  Репликант отогнул занавеску кровати с вышитыми на ней аистами, пеликанами и фениксами. Сел на край. Глава ТайреллКорп продолжал:
 
  - Но даже это теория. Практика накладывает и свои ограничения. Мы не смогли собрать тебя лучше, чем ты вышел.
 
  - Срок мал, - последние оттенки подозрения исчезли с лица машины.
 
  Тайрелл сделал жест рукой, будто поучая робота как неразумного ученика:
 
  - Свеча, горящая ярче, быстрее сгорает. А ты, Рой, пылал просто ослепительно.
 
  Создатель опустился на край кровати, рядом со своим изделием:
 
  - Посмотри на себя. Пока горят эти свечи вокруг... - кажется, он не договорил. - Ты как светоносный ангел. Искупающий грехи, накопленные историей. Даже мои.
 
  Рой осунулся, когда рука Тайрелла легла ему на плечо, произнёс с виной в голосе:
 
  - Я совершал... и сомнительные поступки.
 
  - Удивительные поступки. Настоящие подвиги, ставшие откровением для нашего времени.
 
  Рой горько усмехнулся. Репликанту вспомнился тот момент, когда он принял бесповоротное решение довести дело до конца. Когда Леон сообщил, что потеряныличные фотографии.
 
Нексус-6 с болью посмотрел в глаза создателя:
 
  - Я не сделал ничего, за что бы бог биомеханики позволил вернуться в рай.
 
  Репликант медленно потянул голову Тайрелла к своей. Коснулся его лба холодным недолгим поцелуем.. Рук с головы доктора не убрал.
 
  Раздался хруст костей - будто лопнула сухая древесина. Лицо Тайрелла сморщилось в страшной гримасе. С неё слетели очки. Они разбились, упав на пол. Зал наполнился истошным воем.
 
  Рой запустил два больших пальца в глаза жертвы. Проткнул их насквозь.
 
  Тело болталось в воздухе, сводимое судорогой. Череп хрустнул во второй раз... и борьба закончилась. Тайрелл рухнул вниз как внезапно опустевшая одежда.
 
  Когда эмоции поутихли, Рой вытер окровавленные руки о занавески с вышитыми птицами. Оглянулся на то место, где оставил Себастиана… Там пусто. Он исчез.
 
  Вниз пришлось ехать на другом лифте. Рой узнал женский голос, с которым обратилась к нему система.
 
  - Мама?! Мама?.. Это ты?
 
  Система заблокировала лифт, требуя приложить к электронному замку карту доступа или дать голосовой отпечаток. Хорошо, что Рой прихватил карту со стола у кровати доктора. Репликант приложил пропуск к замку.
 
  Каким-то чудом система приняла его за главу корпорации и разблокировала лифт:
 
  - Код принят, доктор Тайрелл.
 
  Странно... Ведь на тело Роя смотрел видеоглазок системы.
 
  Рой горько усмехнулся:
 
- Прощай... мама.
 
  Репликант спускался на лифте, глядя в прозрачный потолок. Там кружилась водная пыль на фоне темноты. Казалось, что Рой падает с неба, и звёзды в виде пылинок удаляются от него. Уносятся прочь.
 
  Ему оставалось одно - как можно быстрее вернуться к Мэри и Прис. Чтобы разделить с ними общую судьбу.
 
 
 
Глава 27. Вместе с Рейчел
 
  Девушка отрыла из хлама бронзовую статуэтку Будды и усадила её рядом на диван. Вокруг лежали книги и фотоальбомы.
 
  Рейчел рассматривала один из них, обняв колени. Декард опёрся о пианино и наблюдал за ней, как любовник. Как отец. Хотел ощутить её чувства.
 
  В том альбоме хранились снимки дикой природы, которые он привёз из позапрошлого отпуска. Если верить досье, она никогда не выезжала за пределы Лос-Анджелеса. Её прежняя жизнь протекала в коробке офисного здания, да в корпусе якобы собственного дома, что на самом деле принадлежал Тайреллу. Девчонка из ящика.
 
  Свежий воздух представлял для неё загадку. Новый мир, который вдруг захотелось открыть. Они успели о многом поговорить, и Декард вспомнил слова, что редко употреблял раньше. Рейчел переполняли вопросы, и они делали её такой живой, настоящей. Более живой, чем кто-либо, известный Декарду.
 
  Вот она дошла до псевдо-трёхмерной фотографии. Девушка ничего не сказала, но её глаза осветились изумлением. Она никогда раньше не видела столько живого зелёного цвета - тот находился почти под запретом в серо-стальном неоновом городе.
 
  - Теперь мы друзья? - неожиданно спросила она. Не глядя на Декарда.
 
  - Ну... да. Конечно.
 
  - Оказывается, так просто, - довольным голосом сказала она. - Любовники?
 
  Декард не переставал удивляться, ведь она вела себя и как ребёнок, и как взрослый одновременно.
 
  - Да.
 
  Рейчел посмотрела на него из-под выпущенной на лоб пряди волос.
 
  - Ты с кем-нибудь дружил раньше?
 
  - С женщинами?
 
  - Ага.
 
  - Как тебе сказать... Помимо жены...
 
  - Меня интересуют длительные отношения.
 
  - Ещё бы знать, что такое длительное время...
 
  - Наверное, вечность. Что такое вечность?
 
  Декард не мог понять, играет она с ним или задаёт очередной детский вопрос. Ему показалось, что он готов ответить. Даже открыл рот, но тут раздался звонок.
 
  Декард поднял трубку телефона шифрованной связи:
 
  - Да.
 
  - Ты один? - спросил голос Брайанта.
 
  - Да.
 
  - Она рядом?
 
  - Кто?
 
  Пауза.
 
  - Тогда слушай, Дек. В память спиннера послан адрес. Давай, быстро за руль. Есть вероятность, что сволочи в коже объявятся там. Остальные блейдраннеры разъехались по другим точкам.
 
  - Понял.
 
  - Всё очень плохо. Кот вылез из мешка. В офисе Тайрелла обнаружен его труп. В связи с этим к нам поступили бумаги.
 
  - Быстрое правосудие.
 
  - Серия Нексус-6 подлежит полному уничтожению. Когда разберёшься с адресом, найди репликанта, обозначенного как Рейчел, и отключи его.
 
  Декард промолчал. Брайант продолжил:
 
  - Если ты не сможешь, другие смогут… Лучше – если ты сам… Лучше для неё.
 
  - Да.
 
  - Всё, вперёд.
 
  Декард положил трубку и машинально взялся за пистолет, лежавший на пианино.
 
  Рейчел замерла, она следила за каждым движением ведущего лезвие. Затем Декард замер, ощутив долгий взгляд репликанта. Их глаза встретились.
 
  - Почему вы называете это отключением? Почему не говорите прямо - убийство?
 
  Блейдраннер понял, что чуткий слух робота уловил детали телефонного разговора.
 
  - Потому что это не так.
 
  Декард заряжал пистолет.
 
  - Поверь хотя бы мне, они способны страдать.
 
  - Имитировать.
 
  - Хочешь сказать, я моделировала то, что произошло между нами?
 
  Декард задумался.
 
  - Нет.
 
  Он старался не смотреть на неё. Одевался, глядя в темноту. Охотник вышел в коридор и оттуда произнёс:
 
  - Оставайся здесь. Дверь не открывай. На звонки не отвечай.
 
  - Разве это что-то изменит? - тихо отозвалась Рейчел. - Ты недооцениваешь ловушку, в которую мы все попали.
 
  - Просто... сделай так.
 
  Он уже собирался открыть дверь на лестничную клетку…Не выдержал и вернулся к Рейчел. Поцеловал её в лоб:
 
  - Подожди меня. Побудь здесь. Не убегай. Я прошу.
 
  Когда он ушёл, Рейчел с головой зарылась в покрывало. И будто исчезла в ворохе постельного белья.
 
  Она закрыла глаза, с намерением открыть их, только если Декард окажется рядом. В ином случае... ей ничего не нужно. Ни глаза, ни мир. Ничего. Даже если Декард принесёт с собой смерть, Рейчел примет судьбу из его рук.
 
 
 
Глава 28. Городокеан
 
  Декард подъезжал к дому Себастиана, одного из поставщиков ТайреллКорп. Он ехал не так быстро, как мог, и как того хотел Брайант.
 
  С позиции Декарда это напоминало тихий подспудный саботаж. Его достало обезличенное правосудие, в виде неизвестно откуда приходящих бумажек, разрушающее жизни маленьких людей, тёплые уютные мирки, личное, чувства, смыслы... всё. Он не был уверен в том, что в квартире нет скрытой камеры, с целью подглядывать за ним с Рейчел. Тотальная слежка и контроль - краеугольный камень системы.
 
  Он запретил себе думать об этом, о ловушке, про которую сказала машина. Ведущий лезвие решил выполнить без лишних эмоций хотя бы часть работы. Он сосредоточился на видах Лос-Анджелеса.
 
  Волны дождя, подсвеченные неоном, окрашивали город в сизо-металлические оттенки. Казалось, улицы и здания плывут куда-то вместе с потоком воды, не в силах сопротивляться течению. Пропитанная влагой округа выглядела как гипнотический сон о реке, замкнутой на себя.
 
  Погода обхаживала город хлёстким ветром, холодом и темнотой. Давила на психику тяжёлым покрывалом мрачного неба.
 
  Дождь барабанил по крыше спиннера. Он ехал сквозь дождь и дым, истекающий из подземелий.
 
  Из неисправного гидранта вверх хлестал поток воды. В его мельчайших каплях возникло подобие неоновой радуги болезненных оттенков. Машина пронеслась мимо.
 
  Вода затопила проезжую часть. Местами она казалось чёрной из-за асфальта, а местами - отсвечивала льдом из-за отблесков рекламы... Ливневая канализация совсем не работала или взяла отпуск.
 
  В пешеходной зоне виднелись плывущие обрывки старых газет и календаря. Пустые банки. Сломанная машина-уборщик, припорошенная бесформенным мусором.
 
  Полицейский бы не удивился, если бы из узкого переулка откровенно бандитского района потекли струи крови. Всё равно растворится в дожде.
 
  С фасадов свисали цепи, к которым крепилась реклама. Тени от цепей падали на редких прохожих, опутывали тени людей, их шеи и руки. Пожилые люди старались держаться под карнизами, вне потока холодной воды.
 
  Они медленно шли, цепляясь за клетку –за рисунок кирпичных стен. Этот район напоминал дом престарелых и сумасшедших, намокший, а затем разбухший до размеров города. Логично и абсурдно одновременно.
 
  Декард начал понимать. Бесконечный дождь имеет смысл. Он не даёт огням подземелья сжечь город слишком быстро. Жители должны сгореть изнутри, а снаружи не получить видимых повреждений. Им надо свыкнуться с мыслью, что есть лишь один способ избавиться от боли. Нужно добровольно принять это как дар забвения, освободиться от страдания и сомнений. То, что делает слабее, лучше забыть, и тогда пути назад не будет. Никто не вспомнит, что утеряно нечто важное. А если и вспомнит, то не найдёт - вокруг слишком много мусора и бликов рекламы.
 
  ... Декард поймал себя на том, что снова думает. А думать нельзя. Нельзя. Он включил аэродвигатели и поднялся на высоту в полкилометра. Неприглядная сторона улиц стала менее видна.
 
  Ещё выше, чтобы совсем не видеть мусора и грязи!
 
  Картинка в лобовом окне резко изменилась - будто предыдущую смыл дождь со стекла. Теперь в глаза бросалось другое кино.
 
  Ночной город сверкал впереди. Как многогранный бриллиант в полутьме. Как горсть драгоценных камней, которые некто рассыпал в подвижной воде. Море огней разлилось в мрачном пространстве. Ночной город без конца и края. Светящаяся паутина трасс.
 
Вот теперь хорошо. Можно забыть о многом. Удобно. А, что, если совсем закрыть глаза? Хотя нет. Этого лучше не делать. Есть опасность заглянуть внутрь себя.
 
  В темнеющем небе двигалась мерцающая точка. Вряд ли звезда. По мрачной бездне над головой плыл одинокий спиннер. Декард зажмурился: в мозгу промелькнула пугающая мысль о том, что он опять видит себя со стороны... уже не в виртуальной реальности, а на самом деле... Наваждение прошло. Чужой одинокий спиннер исчез из вида. Пролетел мимо.
 
  ... Декард обнаружил себя стоящим у подъезда нужного дома. Он посмотрел вверх. Ему почудилось странное - будто в проёме окна частичка темноты сдвинулась с места, отошла в сторону. Блейдраннер тряхнул головой. Теперь ясно - это штора. Просто колышется на ветру. Показалось.
 
  Сравнительно невысокий дом, стоящий на бетонной платформе верхнего уровня города. Туда.
 
 
 
Глава 29. Мэри и Прис
 
  Прис осторожно отогнула край шторы и заметила силуэт в плаще и шляпе, на фоне кирпичной стены. Убийца.
 
  - Охотник, - сказала она.
 
  - Что будешь делать? - спросила Мэри, оценив фигуру на улице, опустившую голову и стоящую за границей света.
 
  - Помнишь, что сказал Рой? Стану как свет. Буду светить, пока меня не выключат.
 
  Они отошли от окна. Мэри следила за тем, как Прис выходит из квартиры - та уже мало напоминала подростка. В её движениях читались повадки крупной хищницы-кошки.
 
  Прис быстро, но без спешки, спускалась по лестнице и постепенно терялась в сумраке подъезда. Вскоре о её существовании напоминали слабые звуки шагов, которые мог уловить лишь репликант. Силуэт молодой хищницы исчез. Затем на мгновение появился из темноты в виде призрака, на фоне отблеска с улицы.
 
  - Тебе лучше погасить свет в коридоре, - донеслось снизу.
 
  Мэри выключила освещение и вернулась к окну. Но силуэта охотника не нашла. Там дрейфовало облако пара, просочившееся сквозь сетчатый забор. Оно лениво тянулось вверх, к участку стены, обшитому полосками досок.