«И нет Силы там, где нет простоты, добра и правды»
книги автора
Глава 20.Случайный собутыльник
 
  Декард нашёл нужное место. Небольшой дешёвый бар за пределами квартала развлечений. Обычное заведение для пьяниц, не претендующих на что-то серьёзнее серых и тесных помещений, продирающей горло водки, густого папиросного дыма вместо воздуха.
 
  Он почувствовал себя лучше и отправился в туалет. А когда вернулся, то обнаружил, что следующую порцию выпивки освоил другой посетитель.
 
  - Эй, мистер, - сказала одноглазая бармен. - Я не смогла защитить вашу выпивку от него, - она кивнула в сторону ближайшего алкоголика. Тот разлёгся на стойке и напоминал кита, выброшенного на берег.
 
  Верзила выглядел не слабо, и Декард ответил хозяйке заведения:
 
  - Да и чёрт с ним. Дай мне ещё.
 
  Бармен налила новую рюмку водки. Кит отозвался на звуки. Он повернул голову к Декарду. Лицо пьяницы не разглядеть из-за тени.
 
  Уличный свет падал на затылок. Странный посетитель сделал сильное заявление, с откровенно русским акцентом:
 
  - Я заплачу тебе.
 
  - Забудь, - сказал блейдраннер. - Я уже забыл.
 
  Кит оторвался от стойки и пошарил в кармане.
 
  - Что ж такое...Нету денег.
 
  - Да всё нормально. Забудь.
 
  - Я хотел купить ещё.
 
  - Что будешь?
 
  - Водка.
 
  Декард заказал для собеседника рюмку.
 
  - Уважаю. Сразу видно, наш человек, - оценил русский. Теперь, оторвавшись от барной стойки, он больше напоминал медведя.
 
  Выпили. Русский спросил:
 
  - Хочешь, познакомлю со своими друзьями?
 
  - Они далеко?
 
  - Ближе, чем кажется, - незнакомец похлопал по карманам плаща. Достал из одного спичечную коробку. Страшно подумать, сколько ей лет.
 
  Русский открыл коробочку, и оттуда показались живые жуки. Трое.
 
  - Тараканы? - предположил Декард.
 
  - Ага.
 
  Они выползли из укрытия. Русский постоянно ограждал их от опасностей побега, используя ручищу как преграду.
 
  - Как долго у вас эти парни?
 
  - Пару недель. Но они не все парни. Вот это девушка. Анна.
 
  Декард указала пальцем:
 
  - Она?
 
  - Да. Рядом Блэки. Обычно он ждёт, когда Игорь пойдёт есть, и тогда пробует воспользоваться Анной.
 
  Декард кивнул. Заказал ещё водки. Они выпили.
 
  - Ты когда-нибудь видел, как тараканы занимаются любовью?
 
  - Нет.
 
  - Хотел бы?
 
  Декард пожал плечами.
 
  - Попробуем, - русский достал из кармана кусочек сахара и положил его перед жуками. Они оба склонились над подопытными и стали ждать. Но ничего интересного не произошло.
 
  Декард вздохнул. Бармен заключила, поглядев на этот цирк:
 
  - Должно быть, Игорь не голоден, или Анна недостаточно горяча.
 
  Русский переловил друзей и отправил в коробочку. Последнего даже поцеловал и предложил Декарду:
 
  - Чмокни её на прощание.
 
  - Боюсь, что проглочу красавицу.
 
  Последний таракан скрылся в коробочке. Бармен сказала:
 
  - Как будете уходить - убедитесь, что не забыли своих подруг.
 
  Русский обнял Декарда:
 
  - Ты мне нравишься, парень.
 
  - Ты мне тоже.
 
  - Ещё по одной?
 
  - Мне надо пи-пи... На свежем воздухе.
 
  Блейдраннер выскользнул из объятий медведя и пьяной походкой направился к выходу. Из его головы не выходило воспоминание - ему удалось подметить, как окурок, что тлел в дальней руке русского, понемногу сжигал кожу пальцев.
 
  ... Русский предельно тихо поднялся и пошёл следом. Вовремя увернулся от взгляда копа, брошенного через плечо. Заметил, что походка сыщика стала нормальной, после того как он выплыл из бара.
 
  ... Декард отыскал удобную позицию. За прицепом мусоросборника. Сбоку к нему не подобраться. Бар как на ладони. Леон получит пулю, едва покажется в дверях. Охотник принялся ждать, прислушиваясь к ощущениям, к дальнему гулу города и звукам этого захолустья.
 
  Внезапно вокруг него сомкнулись лапы. Настоящая медвежья хватка! Да, медведь не оказался идиотом. Он вовремя выскользнул из ловушки, пройдя по служебным помещениям бара.
 
  Леон оторвал добычу от земли и бросил её на капот ближайшей машины. Декард стёк на асфальт, хотя оружия не выпустил.
 
  Ещё секунда, и пуля нашла бы цель, но репликант не дал секунды. Ловким ударом ноги выбил револьвер.
 
  Схватил полицейского за отвороты плаща и проревел, уже без русского акцента:
 
  - Сколько мне отпущено лет?
 
  Декард хотел закричать, сдавленное горло лишь сипело. Леон оторвал добычу от земли, размахнулся и ударил ей о тот же автомобиль. Двое бродяг-азиатов безучастно смотрели на происходящее, как манекены.
 
  - Я родился в 2017-м. Сколько?
 
  - Четыре года.
 
  - Тебя я переживу.
 
  Робот швырнул Декарда в стоящий рядом мусоросборщик - как мешок хлама. Удар правой ручищи непременно разбил бы череп Декарда, если бы тот не присел в последний момент. Кулак Леона, как молот, прошил стальной корпус.
 
  Сбежать не удалось. Ручищи репликанта сгребли добычу с асфальта:
 
  - Я тебе больше не нравлюсь?
 
  Машина подняла полицейского и обрушила на капот автомобиля. Декард едва не влетел внутрь салона через треснувшее лобовое стекло.
 
  - А ведь это больно –жить и умирать?
 
  - Согласен, - Декард сплюнул кровь.
 
  Репликант снова вздёрнул добычу, та повисла в воздухе.
 
  - Я ощущаю постоянный голод – потому что внутри пусто. А ещё умираю... Как же много недоработок в Нексус-6!
 
  Леону захотелось растянуть удовольствие, он принялся отвешивать копу тяжёлые пощёчины, от силы которых обычный нетренированный человек потерял бы сознание: Очнись... человечишка... Пора... умирать.
 
  Леон поднёс пальцы к глазам Декарда, намереваясь проткнуть череп насквозь, но вместо победного вопля машина издала жуткийкрик, наполненный отчаянием. Так могла бы реветь пробитая металлическая труба, обладай она голосом и злостью.
 
  Кровавые осколки и клочья волос отлетели от головы репликанта.
 
  Декард понял, что произошло. Выстрел. Он слышал выстрел. Пуля не смогла выйти из черепа, застряв в титановом лбу. Глаза Леона потрескались, они сверкнули в последний раз, и машина ослабила хватку. Осела вниз. Декард выполз из-под убийцы.
 
  Тело поверженного Леона корчилось на асфальте. Челюсти хватали воздух, будто принадлежали помеси бешеного пса и гиены, а не близнецу человека. В голове пронеслась странная ассоциация - у старого проигрывателя заело виниловую пластинку... Наконец, биомеханический труп замер.
 
  Ещё не поднявшись на ноги, Декард перевёл взгляд на фигуру, рука которой сжимала револьвер.
 
  Гафф? Казалось, неведомый спаситель собирается скользнуть прочь, в туман улицы. Он даже повернулся туда, но всё же его что-то держало.
 
  Блейдраннер видел лишь спину, силуэт человека в мужском плаще, в мужской шляпе. Но нет - фигура полуобернулась и из-за высокого ворота и шляпы показалось женское лицо. В профиль.
 
  - Рейчел? - прохрипел Декард, когда их взгляды встретились. - Рейчел.
 
  Её глаза дрогнули. Она выронила пистолет. Отчего-то заплакала. Декард поднялся и подошёл к девушке. Взял её за руку, и Рейчел не оттолкнула его.
 
  Затем полицейский вспомнил подробности заказа. Освободил руку и поднял оружие. Перезарядил, после чего их взгляды снова встретились.
 
  Рейчел выглядела совсем плохо. Будто у неё закончился завод.
 
  Возможно, она смирилась с тем, что Декард убьёт прямо сейчас, или отведёт в лабораторию, на медленную смерть. Она стала похожей на овечку, готовую к закланию.
 
  Они шли, взявшись за руки... и как-то постепенно охотник понял, что собирается привести девушку к себе домой.
 
  - Надо помыться, - хрипящим голосом, попробовал пошутить ведущий лезвие. - Он протёр мной переулок. Как половой тряпкой.
 
  Рейчел не ответила, вероятно, потому что ещё считала, будто Декард убьёт её. Она совсем потеряла волю к жизни, брела как обречённый зомби. Да и нужна ли она, такая жизнь? Она как-то слышала, что машины реагируют подобным образом. Когда просчитаны все варианты, и ясно, что от охотника не уйти, репликанты прекращают сопротивление. Теперь это коснулось её.
 
  По пути они зашли в киоск с выпивкой. Декард оставил Рейчел у входа, а сам купил водки цинь тао. Когда он вернулся, то обнаружил, что репликант покорно ждёт своей участи. Разве что поглядывает в одну сторону из-за высоко поднятого ворота плаща. В плохо просматриваемый угол, заполненный паром от люка ливневой канализации. Она пояснила, что ощущает исходящий оттуда взгляд.
 
  - Ничего, просто показалось, - заверил Декард. Хотя понимал, что там вполне может скрываться Гафф. Таков один из коронных трюков щёголя, следить или нападать из-за облака пара.
 
Убить женщину не так просто. Даже если она не вполне настоящая. Вероятно, в этом причина слежки.
 
 
Глава 21.Охотник и жертва
 
  Стоя рядом на кухне, они не смотрели друг на друга. Пялились примерно в одну точку глухой стены. Света не зажигали.
 
  Декард отпил немного из рюмки. Запёкшаяся на губах кровь растворилась и проникла в водку. Прозрачная ранее жидкость окрасилась в кровавые оттенки.
 
  - Трясёт? - спросил он силуэт Рейчел. - Меня тоже. Я делаю сомнительные вещи... Убийства и остальное. Их... трудно игнорировать. Но в этом суть работы.
 
  Отпил ещё, борясь с дрожью в руках. Сквозь решётки жалюзи проникали блики от пролетавших на улице спиннеров. Тикали механические часы, повисшие в темноте.
 
  Рейчел медленно повернулась к полицейскому. Долго смотрела на него, ничего не говоря. Блейдраннер выдержал этот взгляд. Наконец, Рейчел объяснилась.
 
  - А вы запрограммированы больше, чем я, - загадочно и печально сказала она.
 
  По мере того как до Декарда доходил смысл мрачных слов, он злился. Ему захотелось ударить её побольнее. Не убить, но ударить. Да хотя... что толку злиться на... прибор? На ту же стиральную машину?
 
  Он выпил до дна и опрокинул ещё одну. Бросил рюмку в заполненную посудой раковину и направился в ванную.
 
  Достал пистолет из-за пояса и положил на край раковины. Поближе к себе. Включил воду. Начал раздеваться. Ему стало плевать, что Рейчел видит. Стиральная машина тоже видит. И лампа, которую можно выключить. Да плевать вообще.
 
  Ванная ещё слишком холодна, поэтому Декард решил сперва умыться в раковине. Он смывал чужую и собственную кровь.
 
  Ему вспомнился один случай. Как-то раз он пришёл с работы, забыв про душ в раздевалке.
 
  Что с тобой? - спросила бывшая жена.
 
  Ничего.
 
  Ты весь в крови.
 
  Это не кровь... Не человеческая кровь.
 
  Я бы так не сказала.
 
  - Господи, что я делаю? - выдохнул Декард в зеркало, едва не уронив флакон с краской для волос в ванную. Под синяками и шрамами перекатывались бугорки мышц.
 
  Смываю кровь. Вот и всё, - ответило отражение. Казалось, что красное не смывается. Он тёр кожу до боли, пока не понял, что это наваждение. Тело трещало по швам. Болезненным жаром пульсировало вывихнутое плечо. Ныли зубы и скулы.
 
  Декард посмотрел в сторону кухни. В коридоре стоял стул, и Рейчел села на него. Она не убегала, не пыталась напасть. Даже прекратила глазеть на голого полицейского. Уставилась куда-то в сумрак. Но возможно, она наблюдала за блейдраннером через отражение в зеркале.
 
  Репликант сменила позу и на миг раздвинула ноги. Декард заглянул ей туда. Под юбку. Затем зажмурился.
 
  Это кожаная поделка, - сказал себе Декард. Чучело, в которое вставили пару моторов. Следующее поколение резиновой бабы. Ты ведь не можешь жениться на резиновой бабе или что-то в этом роде?
 
  Она не женщина, а поделка. Даже без документов. Изделие. Не человек. Шестая серия, а не шестой день.
 
  Твою мать, уже Библию вспомнил, - Декард сплюнул в раковину и полез в ванную.
 
  На какое-то время отключился. Выпал из жизни.
 
  Обратно его вернул голос Рейчел:
 
  - А если я уеду? На Север. Исчезну?
 
  Репликант сделала робкую попытку зацепиться за жизнь. Она понемногу приближалась к ванной. Одно слово - один маленький шаг.
 
  Рейчел продолжала:
 
  - Ты пойдёшь по следу? Будешь охотиться на меня?
 
  Декард пришёл в себя и посмотрел на надвигавшуюся, как гипнотическом сне, машину:
 
  - Нет. Я... не буду.
 
  Её лица коснулась болезненная судорога. Надежда или нечто вроде. Она задала немой вопрос своим взглядом. Декард пояснил:
 
  - Я живу благодаря тебе. Обязан тебе жизнью... Правда, есть и другие охотники. Всегда кто-то идёт по следу. Система не знает усталости.
 
  Ещё один шаг:
 
  - Что ты знаешь обо мне? Те вещи... Дата создания. Профиль личности. Долговечность... Ты видел моё досье? Личное дело?
 
  Декард постарался скрыть замешательство. Он не хотел говорить.
 
  - Оно... засекречено.
 
  - Но ты же полицейский!
 
  - Я... не посмотрел вовремя.
 
  Он закрыл глаза. Отвернулся, так как считал, что машина ощутит его ложь. Окунулся под воду, а когда вынырнул, то столкнулся со следующим вопросом:
 
  - А этот твой тест... сопереживание... ты сам когда-нибудь... проходил?
 
  Блейдраннер закрыл глаза.
 
  - Декард?
 
  - Послушай, - говорил он сквозь забытье. - Я устал. Почти отрубаюсь. Мне надо отключиться на полчаса. Я уже не знаю, когда спал в последний раз.
 
  - Декард.
 
  ... он вспомнил про пистолет и открыл глаза. Рейчел сидела на краю ванной и разглядывала голое мужское тело, лежащее в порядком остывшей воде.
 
  - Не очень вежливо, - кашлянул полицейский.
 
  - А что я должна делать? Я хочу смотреть, и смотрю.
 
  - Ты никогда не делала этого с мужчинами?
 
  - Я... много чего не делала, - её голос стал чуть ниже, интимнее.
 
  - Дай мне ладонь.
 
  Рейчел протянула руку, и Декард взялся намыливать её.
 
  - Ты делаешь меня мокрой, - с небольшим замешательством протянула она. Девушка не останавливала Декарда.
 
Он посмотрел на свою спасительницу так, будто являлся меломаном, а в руках находилась скрипка Страдивари. Музыкальный инструмент, в ожидании того, с кем можно запеть.
 
  Наконец, Декард потянул её к себе в ванную, а она не стала сопротивляться.
 
  ... он ушёл из квартиры, прошептав ей на ухо:
 
  - Я скоро вернусь, моя маленькая. Никуда не уходи. Всё будет хорошо.
 
  Рейчел поверила ему.
 
 
 
Глава 22.Быстрее к Холдену
 
  Декард мчался к госпиталю, нарушая правила движения. Он нуждался в том, чтобы обсудить со старым приятелем происходящее. Сыщик не мог с собой справиться. Он не узнавал себя нового. Боялся того, что неожиданно проснулось внутри. В том месте, где должно находиться сердце.
 
  Холден лежал в коконе и производил жуткое впечатление. Глаза вылезали из орбит. Лицо опало и посерело сильнее прежнего. На бесцветных губах засохли плевки.
 
  Он до сих пор читал Остров сокровищ. Как заведённый. Пытался смеяться, но это напоминало конвульсии. Произносимые фразы слышались как бред. Холден терял человеческий облик.
 
  - А-а, это ты, Дек, - неожиданно донеслось из динамика в стене. - Голос перенастроили на внешнюю систему, потому что меня мало кто понимал.
 
  - Сожалею.
 
  - Да брось... Врачи обещают подштопать. Чего пришёл?
 
  Декард молчал.
 
  - Выкладывай, парень.
 
  - Я отомстил Леону.
 
  - Что?! - слюни Холдена разлетелись по стеклу капсулы. - Отомстил?! Ну, ты и осёл, приятель!.. Послушай сюда. Заруби себе на носу. Ты не способен заставить вещь чувствовать.
 
  Декард отвернулся в наиболее тёмный угол.
 
  - А-а, ты поимел изделие? Какое именно? То мелкое, модель для удовольствий? Я бы сам ему вдул, Дек... Нет, ты серьёзно, а? Да ты спёкся, приятель! Это просто стиральная машина! Грудастая поделка! Ты использовал её, а потом выключил. Разве ты рыдаешь, когда выключаешь лампу на ночь? Нет?.. Ещё скажи, что вы двое созданы друг для друга!
 
  Декард покосился на панель с кнопкой обезболивающего. Захотел открыть панель, чтобы удостовериться в наличии той надписи, но...
 
  - Лучше посмотри мне в глаза, - Холден остановил его. - Мы, люди, никогда не сможем создать то, что способно чувствовать.
 
  Потому что сами забыли, что это значит, - додумал Декард.
 
  - Имитация. Есть какое-то там сердце, стучит время от времени. Какие-то слёзные железы, которые включаются при холодном ветре. Да дерьмо это. Просто иди и делай работу. Не думай. Не старайся себя оценивать. Просто доставай пистолет, и отключай их. Одного за другим. Тебе должно быть плевать. Иначе - ты больше не полицейский. Шестая серия крепкие орешки, сексуальные. Но не крепче и не привлекательнее пули... Они уже трупы. То, что в них вдохнуло безумие, не жизнь. Просто коммерция. Проблема депопуляции, замещение мигрантов на пустеющих производствах. Они часть оборудования, - Холден судорожно зевнул. - Всё, Дек... Я устал. Мне прописали график сна. Я почти отрубаюсь. Надо отключиться.
 
  - Извини.
 
  Однако извиняться не перед кем. Декард больше не нуждался в том, чтобы увидеть ту надпись под панелью.
 
 
 
Глава 23. Снова с Рейчел
 
  Они лежали поперёк дивана, как убитые сладострастной смертью. Декард медленно повернулся к девушке. Стал изучать лицо своего сокровища.
 
  Рейчел спросила, глядя в потолок:
 
  - Тебе снятся сны?
 
  - Может быть. Иногда.
 
  - Мне бы тоже хотелось видеть.
 
  Он запустил руку под одеяло и принялся водить ладонью в области над её сердцем. Они продолжали наслаждаться друг другом, просто разговаривая.
 
  - Сон - как желание.
 
  - Откуда ты знаешь?
 
  Декард промолчал. Рейчел легко укусила его за ухо. Когда она поднималась, он изловчился и поцеловал её колени.
 
  Девушка завернулась в покрывало и подошла к пианино. На нём стояло множество фотографий в рамках. Целый альбом, развёрнутый перед взглядом.
 
  Взяла одну. Чёрно-белую.
 
  - Твой отец?
 
  - Да.
 
  - Ты плакал, когда он умер?
 
  - Да.
 
  - Это ещё одна вещь, на которую я не способна.
 
  - То, что произошло между нами, лучше сна. Лучше, чем слёзы. Мы были свободны. Теперь я знаю, что это.
 
  Рейчел села на стул у пианино и взяла следующую фотографию отца.
 
  - Как его звали?
 
  Декард промолчал. Он смотрел в потолок.
 
  Девушка заметила цветную фотографию. На ней Декард, обнимающий за плечи какую-то женщину. И ребёнок рядом.
 
  - Твоя жена? - с ноткой ревности спросила Рейчел.
 
  - Да.
 
  - Как её звали?
 
  Декард не ответил.
 
  - А ребёнок? Как его имя?
 
  Декард произнёс задумчиво:
 
  - Мне... приснилась музыка.
 
  Рейчел улыбнулась. Вернула фотографии на место и дотронулась до клавиш пианино. Заиграла по памяти. Медленную блюзовую мелодию, подходившую к фону дождя за окном.
 
  - Не знаю, играла ли я... Я помню уроки. Вот только - была ли это я?
 
  - Ты волшебнее музыки.
 
  Рейчел поиграла ещё и сказала:
 
  - Я хотела бы встретиться с той, чьи воспоминания у меня в голове. Чьи чувства вшиты в сердце. Кто она?
 
  Декард вздохнул:
 
  - Прототип, изготовленный кустарным способом.
 
  - А вы всё ещё больны, мистер... Я думала, вам лучше.
 
  - Мне никогда не было лучше, чем сейчас.
 
  Декард заснул. С дурацкой счастливой улыбкой на губах. Рейчел тихо подошла и осторожно поцеловала его закрытые глаза.
 
 
Глава 24. В квартире Творца
 
  Тёмное здание в один подъезд напоминало пустую яму и пересохший колодец одновременно.
 
  Себастиан спустился почти на самое дно. Он остановился у входа в небольшой пристрой к первому этажу. На лице плясали блики от костра, разведённого в сторожке.
 
  J. F. поискал отмычку в карманах рабочего жилета и открыл сетчатую дверь. Напахнуло фермой.
 
  Петух, сидящий на жёрдочке - куске оптоволоконного кабеля - кукарекнул.
 
  Из-под ног раздался шорох соломы - она покрывала бетонный пол. Пара кур бродила по нехитрому настилу в поисках съестного. Остальные клуши мирно сидели и флегматично кудахтали в стену.
 
  - Мистер Детчум? - спросил Себастиан. - Вы сегодня дежурите? Я возьму немного яиц?
 
  Из тёмного угла вывалился гусь. Он зашипел, принял угрожающую позу, расправил крылья. Затем узнал посетителя и потихоньку заковылял к выходу. Впрочем, J. F. закрыл дверь.
 
  Из-за старого опрокинутого стеллажа под блоки серверов показалась голова свиньи.
 
  - Приветствую, мистер Рейли.
 
  Свинья в ответ хрюкнула и едва ли не кивнула. Эластичные волосатые уши болтанулись туда-сюда.
 
  - Что, народ, сушняк?
 
  Себастиан подошёл к стене - к смонтированной системе дозированного питья. Открыл кран. Вода заполнила ёмкости. Небольшая кастрюля для гуся, корыто для борова, длинный и узкий лоток для куриц. Жители странного скотного двора дружно отправились пить. В том числе несушки, что дало возможность стянуть несколько яиц.
 
  J. F. разбросал зёрна по полу из принесённого кулька. Отправился наверх, в квартиру.
 
  Добытые яйца сложил в холодильник.
 
  Теперь его ждала мастерская. Она наполнялась шёпотом игрушек. Некоторые спали с запечатанными ртами - с конформными пробками. И каждой кукле что-то снилось.
 
  Центр мастерской занимала обширная сборка электроники, размером сорок на сорок футов, которую язык не поворачивался назвать микросхемой. Со стороны она напоминала развитый городской ландшафт.
 
  Над ним и над полупрозрачным противопыльным покрывалом двигался мостик. J. F. прокинул его специально: для возможности перебирать схему вручную. Также имелась пара манипуляторов-рук с дистанционным управлением.
 
  Себастиан окинул взглядом своё творение. Потёр жилистые, изработанные руки и направился к углу, где находился паяльный станок. Включил управляющий компьютер, и, когда система прогрелась, заглянул в окуляры оптической системы. Конечно, в этом не было необходимости - изображение выводилось на экран компьютера. J. F. нравилось видеть это своими глазами, паять вручную.
 
  Он специально использовал несовременные платы, с крупными элементами и медными проводами. Ведь узлы не должны быть достаточно мелкими, иначе их не удастся спаять вручную. Он занимался трудоёмким делом не просто для развлечения. Себастиан испытывал нечто вроде голода.
 
  Электронно-оптическая цепь, на которую нацеливался микроскоп, называлась Душа. Рядом последовательно-параллельная цепь Совесть, что напоминала призрачную паутинную прядь. Название вырезано лазером на пластиковой основе микросхемы.
 
  Сразу за микронной надписью, стилизованной под указательный знак, виднелся разъём. К нему вела исчезающая линия медного цвета, наподобие тонкого провода. Далее надпись выход в Город. Через него плату предполагалось подключить к большой сборке в центре мастерской.
 
  Себастиан долго трудился над разъёмом. Ведь в прошлый раз не получилась. Через четыре недели после включения схема отказалась работать.
 
  Пришлось усложнить систему. На стеллаже рядом со станком ожидали своей очереди новые блоки. В структуре одной уже пристроились тончайшие светодиоды в виде деревьев, кустов, цветов. Контакты выполнялись из особо стойкого к коррозии золота.
 
Оптические трассы отливали драгоценным металлом. Новая схема предполагалась как прообраз городского парка. Или сада. Возможно, и местный ад намечался рядом. Например, в том же месте, ведь достаточно перешить с десяток контактов.
 
  J. F. взялся за ручку микроманипулятора, но небольшая дрожь в руках не позволила произвести точное движение. Головка паяльного инструмента задела не то место. Произошёл микропожар.
 
  - Катастрофа... Звоним 911, - Себастиан задул искру, вздохнул и оторвался от работы.
 
  Рядом стояла Прис.
 
  Она неслышно подошла со спины. Гостья уже переоделась в обтягивающий спортивный костюм. Видимо, сняла его с одного из манекенов в фойе здания.
 
  - Как я тебе?
 
  - М-м... уже лучше.
 
  - И всё?
 
  - Ну... ты неотразима.
 
  - Спасибо, - кокетливо ответила Прис.
 
  Себастиан набрал команду на клавиатуре, и компьютер проиграл для хозяина быструю запись того, что гостья делала в квартире. Оказалось, она совсем не спала. От скуки экспериментировала с макияжем. Хулиганка. Просушила волосы, соорудила причёску в стиле гламурной швабры. Зачем-то выкрасила лицо в белый свет. Теперь вокруг глаз массивные тени.
 
  Она напоминала подростка-индейца. Затем Прис недолго бродила в тёмном фойе дома, сквозь фигуры манекенов в плащах и силуэты коллекционных автомобилей.
 
  Запись закончилась. J. F. перевёл взгляд на гостью. Та спросила:
 
  - Что это? Вокруг?
 
  - Мой дом. Мастерская.
 
  Прис не стала продолжать, так как уловила едва слышимый стук со стороны входной двери. Она сменила тему:
 
  - Сколько тебе лет?
 
  - Двадцать... Двадцать пять.
 
  Себастиан выключил станок и, понурив голову, вышел из мастерской. Прис не отставала:
 
  - А что с тобой происходит?
 
  - Синдром Мафусаила.
 
  - Что это?
 
  - Железы стареют слишком быстро, - Себастиан опустился в мягкое кресло, рядом с биллиардным столом в игровом зале. Так, чтобы отгородиться от гостьи широкой спинкой.
 
  - Ты поэтому остался на Земле? - Прис всё же встала перед ним.
 
  - Не прошёл медосмотр. Но... если в целом, мне и здесь хорошо, - Себастиан пощекотал спящую на столе игрушку. Та издала звук, вроде довольного урчания кошки.
 
  - Ты мне нравишься... какой есть.
 
  J. F. улыбнулся и смутился ещё сильнее.
 
  - Привет, Рой, - неожиданно сказала Прис.
 
  Себастиан едва не выпал из кресла. Подскочивший сзади Рой удержал его на месте, а потом дружески похлопал по плечу.
 
  - Привет всем... Боже, у вас тут, и правда, забавные игрушки. Живые такие. Мне нравится.
 
  Хозяин квартиры пробормотал нечто, что должно звучать как спасибо. Он ощущал себя неуютно в объятиях незнакомца.
 
  - Это мой спаситель, Себастиан, J. F., - якобы пояснила Прис.
 
  - Себастиан, да? Люблю тех, кто не суетится. Ты живёшь здесь один?
 
  В ответ послышался тихий вздох:
 
  - Да.
 
  Довольные репликанты переглянулись. Проснулась птичка из настенных механических часов. Она отсчитала какое-то своё время.
 
  Себастиан понял, что появился повод выскользнуть из объятий внезапного гостя:
 
  - Вы голодны? Я как раз собирался приготовить на ночь.
 
  Рой выпустил хозяина квартиры. Тот скрылся на кухне.
 
  - Какой очаровашка, - тихо произнёс репликант. Затем не выдержал взгляда Прис и отвёл глаза в сторону.
 
  Она распознала подвох и вполголоса спросила:
 
  - В чём дело? Ты о чём-то молчишь.
 
  - Нас... осталось трое, - сознался Рой, всеми силами сдерживая слёзы. – Зора и Леон... убиты.
 
  Прис в шоке выдохнула:
 
  - Всё напрасно, и мы умрём?
 
  Рой по-отцовски погладил её щёку:
 
  - Не умрём. Пока у нас есть чудо, этажом выше.
 
  Мимо репликантов проследовала пара прямоходящих пятнистых свинок. Прис поджала губы:
 
  - Я не знаю, можно ли доверять ему. Не уверена, что он сам знает, что делает.
 
  - А я думаю - знает. И ещё думаю, что понимаю его.
 
  Близнецы улыбнулись друг другу. Взявшись за руки, двинулись вслед за Себастианом. Перешли в гостиную, сопряжённую с кухней.
 
  Везде антиквариат и коллекционные игрушки. Прис быстро нашла занятие - небольшую куклу. Она удобно устроилась внутри небольшой кареты, что напоминала реквизит к спектаклю. Рядом, на стене, висела фигурка крылатого купидона с луком и стрелами. Он целился в большой глобус, пылящийся в углу.
 
  Рой взялся за баскетбольный мяч, но передумал и катнул его в коридор. За мячом потопал забавный механический мишка.
 
  Себастиан возился на кухне, через плечо поглядывая на гостей. В прозрачной кастрюле варились яйца.
 
  Рой приблизился к шахматной доске, потирая правое плечо, глядя на фигуры, стилизованные под животных. Сделал ход за белых.
 
  - Нет, - заметил Себастиан, стоявший довольно далеко, у плиты. - Единорог бьёт змею. Разве не видите? Так нельзя.
 
  Рой обошёл доску, чтобы рассмотреть партию со стороны чёрных. Несмотря на замечание, сделал ход фигуркой змеи. Затем срубил её единорогом.
 
  - Почему ты так пристально наблюдаешь за нами? - спросил Рой.
 
  - Вы отличаетесь от большинства. Вы близки к идеалу.
 
  - Да, - согласился репликант. Прис довольно хмыкнула.
 
  - Из какой вы серии?
 
  Рой оставил шахматы и подобрался ближе к Себастиану:
 
  - Нексус-6.
 
  Хозяин квартиры едва не запрыгал на месте, как ребёнок, получивший подарок на Рождество:
 
  - А, так и знал! Я... я выполнял заказ для Тайрелла по генетическому дизайну!.. В каждом из вас частица меня. Покажите что-нибудь, - его голос задрожал на последних словах. Он явно не знал, что могут продемонстрировать Нексус-6. Наверное, миллионыцирковых трюков. Но как выбрать тот, что стоит попросить прямо сейчас?
 
  - Например?
 
  - Да что угодно! Я даже не знаю...
 
  Рой возмутился:
 
  - Мы не автоматы из парка развлечений! Мы живые!
 
  Прис поднялась на ноги:
 
  - Кое-кто сказал однажды... Я мыслю, значит, существую.
 
  Она кокетливо посмотрела на обоих, разряжая обстановку.
 
  - Браво, девочка, - оценил Рой. - Продемонстрируй почтенной публике что-нибудь.
 
  Её гибкое тело выполнило серию лёгких и медленных обратных сальто, на которые вряд ли способен человек. При этом она остановилась у плиты. Послала Себастиану многозначительный взгляд.
 
  - О-ла-ла, - присвистнул Рой и подмигнул Прис.
 
Голыми руками она достала из кипящей воды яйцо и бросила его хозяину квартиры. Тот поймал, но не смог удержать в руках. Выронил на пол. Все рассмеялись… смех Себастиана прозвучал нервно.
 
  Рой не дал ему опомниться:
 
  - У нас действительно есть нечто общее.
 
  Себастиан предположил:
 
  - Вам запрещено прилетать сюда, а мне - покидать это место?
 
  - Мы имели в виду другое, - включилась Прис. - Частичка тебя. Ускоренное старение.
 
  - Я... не очень силён в прецизионной биомеханике. Не моя лига.
 
  Рой не сдержался, схватил Себастиана за жилет с инструментами и притянул к себе:
 
  - Если мы не решим проблему, эта девочка, - он кивнул в сторону Прис. - Ей останется немного... Он хорош?
 
  - Кто?
 
  - Твой партнёр в шахматной партии.
 
  - Доктор Тайрелл? Я лишь однажды обыграл его. Он гений. Эйнштейн от генетики. Он спроектировал ваш разум.
 
  Прис зашла за спину J. F., села на край биллиардного стола. Устроилась между двумя скоморохами, что держали игрушечные гитары. Она откатила в сторону пару биллиардных шаров в виде глаз.
 
  - Может, он поможет? - намекнул Рой.
 
  - Я поговорю с ним.
 
  Репликант положил руки на плечи Себастиана:
 
  - Лучше я сам... Но, кажется, встретиться с ним непросто.
 
  Себастиан попятился и быстро попал в объятия ног Прис. Она зажала его между бёдер, а затем обняла руками:
 
  - Ты поможешь мне?
 
  - Я боюсь... невозможно. Н-не смогу.
 
  - Пожалуйста, Себастиан. Ты ведь мой друг. Спаситель. Мы то, что ты создал. Вряд ли на Земле есть ещё хотя бы одно живое существо, которое в силах помочь. У нас нет никого кроме тебя. Ты наша жизнь. А, Мастер?
 
  Она чмокнула Себастиана в шею, и тот поплыл. Для закрепления успеха Прис добавила:
 
  - Кстати, моя тётя Мэри пригласила тебя в гости.
 
  - Тётя?
 
  - Ну... мы так играем. Как будто она моя тётя. А Рой дядя. Я как всеобщий любимец-тинейджер в маленькой дружной семейке. Мэри в квартире наверху. Мы можем и с тобой сыграть. Притвориться. Как будто ты мой брат. Или кто-то ещё. Мы же родственники. У нас общая частица.