«И нет Силы там, где нет простоты, добра и правды»
книги автора
Глава 11. Раненый Холден
 
  Палата, в которой лежал Холден, обнаружилась рядом. Электронная табличка с номером висела над дверью через один кабинет.
 
  Медсестра пропустила к больному, увидев удостоверение копа.
 
  Подстреленный охотник лежал в биомеханическом устройстве, напоминавшем кокон или саркофаг. Через плексигласовое окошко видны голова и плечи. Шею опутывала белая ткань, похожая на пышную манжету. Она состояла из множества трубок или проводов. Подобная, но чуть тоньше, ткань, покрывала волосистую часть головы и плечи.
 
  Прямо как ребёнок в кибернетических пелёнках.
 
  В полумраке палаты лицо Холдена выглядело серым, однако он улыбался как кот, слопавший канарейку. Глаза бегали по плексигласу, на котором отображался некий текст.
 
  - Что пишут? - Декард вышел из тёмного угла.
 
  Холден покосился в его сторону:
 
  - А? Это ты, человек-бойня?.. Остров сокровищ. Не читал с самого детства. Целую вечность.
 
  Декард разыскал в палате стул и придвинул его к капсуле спинкой вперёд. Сел, опираясь на неё локтями.
 
  - Хреново на вид? - Холден осведомился насчёт собственного состояния.
 
  - Стильно, во всяком случае. Кто твой портной?
 
  Улыбка Холдена постепенно становилась шире и превращалась в гримасу. В то же время, это не боль.
 
  - Не смеши меня.
 
  - А в чём дело? - осторожно спросил Декард.
 
  - Это заставляет меня писать. Глянь, лужа не набежала?
 
  Они рассмеялись, а затем Холден с горечью в голосе сказал:
 
  - В палате даже курить разрешено. Я запаян в этой колбе. Хай-тек гробик, мягкий и тёплый. По ощущениям прилично, хотя понимаю, что всё плохо.
 
Подстреленный блейдраннер помолчал немного и продолжил. В его глазах читался страх, что пробивался наружу:
 
  - Знаешь... тут, в соседнем корпусе, факультет. Проводили вскрытие на занятиях для студентов. Профессор только через три часа после начала аутопсии понял, что под скальпелем не человек. Три часа, Дек! Скандал замяли. Мне кажется... что бы мы ни делали... всё обрушится.
 
  - Но ты что-то уловил во время теста? Как реагировал Леон на вопросы?
 
  - Кто?! Леон?! Очнись! - тихо заорал блейдраннер. - Они как рак! Наша болезнь, Дек! Люди без души! Трупы, оживлённые нашим безумием!
 
  - Ты о науке? Сомневаюсь, что она способна вдохнуть душу в мертвеца. Но, послушай, надобыть проще. Заниматься своим делом. Мы просто хотим знать: применим ли тест Эспер к новому поколениюмашин. Там, на видеозаписи, видно, как ты потянулся к пистолету.
 
  - Тест ничего не показал! Та кожаная морда мне просто не понравилась, слышишь?! Можно выбросить Эспер! Вышвырни кейс и очки, что впихнул Брайант! Ведь впихнул, да?! Засунь их ему...
 
  Холден закашлялся. Его глаза полезли из орбит:
 
  - Быстрее, Дек!
 
  - Что?!
 
  - Жми кнопку, идиот!
 
  - Какую?! Где?!
 
  - Болеутоляющее! Внизу панель...
 
  Холден хрипел, с его серых губ срывались хлопья пены, глаза закатились. Он выглядел как эпилептик во время припадка.
 
Декард отыскал нужную панель, открыл крышку и нажал кнопку - единственную, что окрашена в зелёный цвет. Холден быстро затих. Отключился.
 
  - Эй, - Декард легонько постучал по плексигласу.
 
  И вдруг его будто обожгло. Он вспомнил кое-что. Присел и снова откинул панель, под которой находилась та зелёная кнопка. Над ней слабым цветом отливала травлёная на металле надпись.
 
  ТайреллКорп.
 
  Но какого чёрта?
 
  Почему один из блейдраннеров и... давний знакомый Декарда, запаян в кокон от ТайреллКорп?
 
  Охотник попятился. Он не посмел спросить о надписи вошедшую медсестру. Он не помнил того, как покинул госпиталь.
 
 
Глава 12.Дом Декарда
 
  Он старался не думать о вопросах. О том, почему смог увидеть себя со стороны во время обследования. О том, почему давний приятель уместился в колбе для кожаных поделок. О том, почему в его мыслях поселилась та машина, Рейчел. Её безумно глубокий печальный взгляд.
 
  Он отстранил автопилота от управления и взялся за руль арендованного спиннера. Для того чтобы ум концентрировался на дороге, опустился до одного из нижних этажей города, где нужно следить в оба. Весьма опасный район. Тут некогда думать. Здесь стреляные гильзы лежат вперемешку с окурками - они как обычный предмет обстановки.
 
  Именно в данном районе Декард расследовал своё первое дело. Бессмысленное и жестокое. Банда отморозков развлекалась, нападая на прохожих и отрезая им уши. Грабежей не фиксировалось, просто увечья и травмы. Под утро они собирались вместе, подсчитывая количество трофеев.
 
  Декард покосился в боковое окно, и ему показалось, что какое-то тело затаскивают в подворотню. Полицейский отвернулся и поехал дальше. Сколько ни расследуй, ничто не изменится… Системе проще завести себе новый народ.
 
  Он затянулся сигаретой и на мгновение мир для него исчез. Растворился в аромате особого табака...
 
  Декард очнулся и ударил по тормозам - едва не сбив человека. Точнее, бездомного. Того откинуло к обочине, он по-дурацки разинул беззубый рот и уполз в темноту переулка. Ведущий лезвие вдавил педаль газа и устремился вперёд, с визгом шин.
 
  Дорогу преградила груда мусора. Декард притормозил. От кирпичных стен улицы отделились несколько теней. Местная банда. Полицейский достал из кармана плаща лазерный пистолет, высунул дуло в люк на крыше и выстрелил.
 
  Тени тут же попадали на грязный асфальт и затаились. Сыщик осторожно объехал баррикаду и понёсся вперёд.
 
  Оторвался от земли. Поднялся на два воздушных эшелона.
 
  Навстречу летел полицейский спиннер со включённой сиреной. Охотник хорошо знал выражение, застывшее на лицах копов - они готовы открыть огонь в любое мгновение. Впрочем, его лицо выглядело похожим образом. Возможно поэтому машины разминулись и поехали дальше, каждая своим путём.
 
  Через пять минут он поднялся на предпоследний уровень города. Там шёл дождь. Спиннер летел сквозь него.
 
  Ещё одна полицейская машина пронеслась мимо, и красные огни от мигалки попали на влажные стены города –и Декарду привиделось, что это не вода... а красная кровь. Что кровь сочится из самих стен города. Что следы убийств и насилия повсюду. В воздухе, на витринах и кирпичных стенах. Под ногами, над головой. Словно каждый камень, из которого сложен город - это грех, чья-то смерть, оборванная жизнь. Кровь, льющаяся с неба, проникла в салон, пропитала одежду.
 
Вокруг биомеханические джунгли, где правит биомеханическое зверьё. И он один из них.
 
  Я схожу с ума? - спиннер с мигалкой скрылся за поворотом, и кровь снова превратилась в воду. Ведущий лезвие выдохнул.
 
  ... Декард машинально выбрался из авто. Оглянулся - рядом чёрная каменная стена и решётчатые ворота... он уже на парковке собственного дома. Громада здания тянулась вверх, в темноту. А с неё лилась вода. Декард достал из машины кейс и побежал к подъезду. Отворив решётки, упёрся в чёрную каменную стену. Как дежавю. Теперь влево.
 
  Лифт напоминал клетку. Декард зашёл в неё, и двери закрылись. Из динамиков послышался женский голос с китайским акцентом, что принадлежал интеллекту здания:
 
  - Голосовой отпечаток, пожалуйста.
 
  - Девяносто восемь.
 
  - Произнесите фамилию, пожалуйста.
 
  - Девяносто восьмой этаж.
 
  - Спасибо.
 
  Лифт поехал. Когда он начал тормозить, приближаясь к нужному этажу, Декард ощутилнеладное.
 
  Он выхватил пистолет и рухнул на пол, уходя с линии атаки.
 
  Замер внизу, вжавшись в угол. Жерло его лазера смотрело в сторону опасности.
 
  В темноте проступило лицо Рейчел в обрамлении высокого ворота–псевдо-каракулевогопальто. Ещё немного, и он бы убил её. Но на лице куклы ноль эмоций. Будто она успела согласиться с подобной смертью.
 
  Лифт остановился, и двери открылись. Декард почти выполз в коридор. Отвернулся от Рейчел и поспешил к двери.
 
  Проклятье! Электронный ключ выпал из рук.
 
  Рейчел оказалась проворней. Она схватила карту:
 
  - Я хочу помочь.
 
  Декард взглянул на неё исподлобья, став в пол-оборота и чеканя каждое слово:
 
  - Мне помощь не нужна.
 
  Рейчел отдала карту, и охотник схватил её. Поднёс к электронному замку и в нетерпении толкнул дверь. Репликант, наконец, сказала правду:
 
  - Я не знаю, почему Тайрелл так говорил обо мне.
 
  Декард осмелился ответить, только когда оказался за порогом квартиры:
 
  - Спросите у него.
 
  - Он больше не хочет видеть меня, - в отчаянии бросила Рейчел. В уже закрытую дверь.
 
  Спустя секунду она открылась. Декард пропустил репликанта внутрь. Охотник бросил шляпу куда-то наверх прихожей, и, следуя дальше по коридору, задел столик. С него на пол рухнула коробка с припасённым на вчера ужином.
 
  - Дьявол.
 
  - Это был ваш обед?
 
  - К чёрту.
 
  Он прошёл в гостиную, вдоль строя пустых бутылок на полу. Снял плащ и бросил в темноту, в район дивана. Вслед за кейсом.
 
  Рейчел озиралась по сторонам. Зрение репликанта позволяло рассмотреть малоприятные детали квартиры. Не убирались в ней очень давно. То же с ремонтом. Дом сильно отличался от того, что можно ожидать от аккуратного бюрократа, за которого выдавал себя Декард на людях. Здесь обитал едва ли не плюнувший на себя человек. Алкоголик, коротающий остаток жизни.
 
  Декард вернулся к прихожей и заметил, как Рейчел осматривает халупу.
 
  - Вы не нужны мне, - повторил блейдраннер. Он не стал зажигать света, чтобы ещё более не обнажать запустение квартиры.
 
  - Я думаю, вы не до конца понимаете масштаб проблемы. Человек отвергает помощь по двум причинам. Или он действительно очень хорош, или настолько плох, что не способен признаться в этом.
 
  - Мой ответ - нет. В обоих случаях.
 
  - Вдвоём мы бы стали более эффективными.
 
  - Мне никто не нужен.
 
  Кажется, Рейчел впервые улыбнулась:
 
  - А как насчёт оборудования?
 
  - В смысле?
 
  - Давайте, сделаем вид, что я часть оборудования. Используйте меня для поиска репликантов.
 
  Между ними протянулся долгий и сильный взгляд. Наконец, Рейчел протиснулась мимо блейдраннера на кухню, отрыла вместительную тарелкуиз груды грязной посуды. Репликант вернулась обратно, чтобы собрать рассыпанный ужин.
 
Декард наклонился и взялся помогать. Их головы разделяло несколько дюймов, и блейдраннер ощутил дыхание репликанта. Немного сладковатые духи.
 
  - Я заставила вас нервничать?
 
  - Несильно.
 
  - Простите.
 
  На некоторое время повисло неловкое молчание. Его нарушила Рейчел, разгребая погибшую еду.
 
  - Я как-то хотела завести домашних животных. И попробовала разобраться в их пище... Идёшь вдоль прилавка с продуктами, читаешь названия... И понимаешь, что они лгут. Ты видишь торговые марки, принадлежащие одному хозяину, что прячется за буквами. Pedigree - корма для собак. Whiskas - сухие и влажные корма для кошек. Если не нравятся предыдущие, то попробуй Royal Canin. Рядом субпродукты и консервы для людей от Uncle Bens.
 
  - Зачем... ты говоришь это?
 
  Рейчел продолжила, не обращая внимания на реплику Декарда:
 
  - Ореховый батончик Snickers, плитки. Жевательная резинка Juicy Fruit. Это торговые марки одной корпорации. Она же владеет остальным. Нет отдельных компаний Twix, Skittles, Milky Way, M&Ms, Bounty. Это фантомы для отвода глаз... Хозяин один. Но главное не в кошачьей еде. Когда включаешь телевизор... да те же новости... в глаза бросаются торговые марки. Ближневосточные террористы, ЦРУ, мафия, шарли, нешарли. Это... соседние кнопки на одном пульте управления. Куда ни смотри, выбора нет.
 
  Они собрали еду. Декард взял тарелку и выбросил содержимое в почти полную мусорку.
 
  - Это так странно, - продолжала Рейчел из коридора. - Осознать, что жизнь изготовлена по чужому рецепту. Что тебя состряпали на фабрике за углом. Как ту же еду.
 
  Декард вернулся к ней. Кивнул, потупив взгляд:
 
  - Могу представить.
 
  - Разве? Я до сих пор не смогла... Часть меня рада тому, что я больше не буду прежней... Я вам не нравлюсь? Сейчас?
 
  Декард промолчал.
 
  - Я то, что вы с Тайреллом сделали... Вы - дурацкими вопросами. Интонацией. Молчанием.
 
  Рейчел направилась к выходу. Остановилась у двери. Произнесла, глядя поверх края ворота:
 
  - Я думаю... внутри этой системы каждый отрабатывает программу. Близнец или человек... Технические детали.
 
  Декарду показалось, что сейчас Рейчел смотрит из-за призрачной завесы или дымчатой вуали... Но возможно, это было нечто влажное на его глазах. Он хотел попросить её остаться, но она ушла, закрыв дверь. Он не успел попросить её.
 
  Декард перевёл взгляд на то, что упало на мозаичную плитку пола у входной двери.
 
  Фотография. Шестилетняя Рейчел с мамой, сидящие на крыльце летнего загородного домика. На обратной стороне её номер телефона.
 
Глава 13. Фотографии репликантов
 
  Декард смотрел на фото маленькой Рейчел. Стандартное фото из семейного альбома... Мама, которой не могло быть. Дочка, что никогда не существовала. Тайрелл неплохо поработал над ними.
 
  Фальшивое детство. Такая же фикция как фотографии Леона. Подделанная жизнь. И в то же время репликанты цеплялись за сфабрикованные картинки. Поскольку... правда ещё более пуста.
 
   Предполагалось, что у машин не возникнет проблем с чувствами. Впрочем, как и у ведущих лезвие.
 
  Декард отхлебнул из бутылки виски, закурил и направился в душ. Он встал под струю едва тёплой воды, позабыв, в задумчивости, вынуть сигарету изо рта. В голове происходило нечто немыслимое. Затягивался узел из догадок, сомнений.
 
  ... Он плеснул виски в стакан и выпил до дна. Завернувшись в халат, отправился на поиски плаща. Тот нашёлся за ворохом тряпок, среди разбросанных подушек от дивана. Кейс сполз куда-то к стене. Да и чёрт с ним.
 
  В карманах плаща фотографии, найденные в номере Леона. Очкис пси-индуктором отыскались среди бутылок.
 
  Декард налил в стакан ещё. Устроился на диване. Закурил, отложил сигарету в пепельницу, где уже тлели три окурка. Надел очки и принялся рассматривать фотографии. Начал с той, где, как ему показалось, он заметил... себя.
 
  Это номер Леона. Судя по освещению, день. Или же там, на улице, произошло некое чудо с лампами.
 
  - Расширить квадрат 2-4, - произнёс Декард, хотя в голосовой команде не было необходимости. Очки с индуктором читали желания.
 
  Перед глазами возник увеличенный фрагмент фотографии. Декард немного ошибся с координатами, и поэтому очки сфокусировались не на изображении человека, а на том, что находилось на столе. Полупустой стакан и бутылка коньяка. Газета недельной давности с текстом в виде иероглифов. Пепельница с окурками.
 
  - Увеличить, и влево, - очки сместили фокус на человека, в кадре проявилась сильная мужская рука. - Стоп.
 
  Видна только рука. Обнажённое плечо. Остальное в тени.
 
  - Вверх... Стоп.
 
  Перед глазами возникло изображение кулака, который подпирает голову мужчины. Деталей обличья нет, разве что... вот оно! Короткая стрижка, волосы другого цвета. Альбинос. Не я. Надо полагать, Рой. Ладно. Поехали дальше.
 
  - Передвинуть вправо. Стоп.
 
  Опять эта бутылка. Газета с датой издания. Запомним.
 
  - Уменьшить, - сказал Декард управляющей системе очков... или самому себе. - Стоп. На сорок пять вправо.
 
  Он на секунду закрыл глаза.
 
  Область фокуса сместилась. В области зрения проплыла дверь, в проёме которой мелькнуло зеркало.
 
  - Стоп. Отцентрировать.
 
  Итак, по центру зеркало. На стене. Стилизованное под форму глаза. Висит так, что в нём отражается часть смежной комнаты номера, которая не попадалась на других фотографиях. Интересно. Забавно. Есть ощущение, что за тобой подглядывает некто, скрытый за поверхностью фотографии. Некто по её другую сторону.
 
  - Увеличить 30-32.
 
  Декард снова немного промахнулся с оценкой координат. Или система очков неправильно истолковала его желания. Перед глазами возникло увеличенное изображение того, что находилось на столике под зеркалом.
 
  Стакан, бутылка коньяка или виски. Газета с иероглифами. Пепельница.
 
  Бред какой-то. Фрагмент напоминал увиденный раньше. Как дежавю. Стакан, бутылка, газета. Пепельница и окурки. Почти один в один.
 
  Декард отхлебнул виски.
 
  - Влево и назад. Стоп.
 
  Теперь он смотрел на зеркало в форме глаза. Взятое крупным планом.
 
  - Увеличить 40-46.
 
  Странно, что Декард выбрал именно этот квадрат. На первый взгляд, там отражалась лишь темнота. Машина выполнила команду, подкорректировав цветовую гамму. И не зря.
 
  Теперь Декард смотрел на отражение того, что находилось в углу смежной комнаты. Это шкаф. Открытая дверь. Внутри нечто, напоминающее сценический костюм. Короткое платье, состоящее из блёсток. В таких обычно танцуют артисты в ночных клубах.
 
  - Кожаные поделки уже страдают проблемами трансвеститов?.. Уменьшить. Подожди минуту.
 
  Охотник отхлебнул виски и почесал затылок.
 
  - Дальше. Иди вглубь.
 
  Происходит нечто удивительное. Плоскость фотографии под взглядом Декарда превращается в трёхмерную подвижную картинку. Он как бы заглянул за невидимый угол. Произошла трансформация пространства. И если бы кто-то посторонний оценивал действия Декарда, то он бы подумал, что охотник не обрабатывает изображение, а делает нечто другое... хотя и не понимает, что именно.
 
  - Увеличить 57-19.
 
  Из-за невидимого угла показалась женская рука. На локте повязка из тонкой ткани, покрытая блёстками.
 
  - Сорок пять градусов вправо и вглубь.
 
  Вот она. Красивая женщина отдыхает на кушетке. Под одеялом. На голове полотенце. Возможно, вышла из душа... Значит, та чешуя, найденная в ванной, часть её костюма?
 
  - Увеличить 15-32.
 
  Возникло изображение женского лица. В профиль.
 
  - Привет, Зора, - вспомнил ведущий лезвие. - Распечатать фрагмент.
 
  Очки направили информацию на принтер. Декард потянулся за фотографией, выходящей из устройства. Взял её и рассмотрел, сняв очки... А вот и особенность репликанта - на шее Зоры обнаружилась татуировка в виде змеи.
 
  Блейдраннер порылся в кармане плаща. Извлёк оттуда пластиковый пакет с уликой - фрагментом чешуи, найденной в ванной Леона. Декард смотрел на чешую как Гамлет на череп Йорика.
 
  - Привет, Зора, - повторил ведущий лезвие.
 
  Охотник скинул с себя халат и оделся для выхода на улицу. Труднее всего оказалось найти в темноте свой единственный галстук.
 
  Зато теперь он знал, куда следует податься. Через десяток кварталов находился рынок искусственных питомцев, где могли помочь с определением природы чешуи и дать след.
 
  Декард шагнул за порог балкона, словно за рамку фотографии города, и посмотрел вдаль. Конечно, рынка отсюда не видно. Взгляд потонул в темноте и бесконечном дожде. Внизу звучала полицейская сирена.
 
  На рекламном щите, утопленном в стену соседнего небоскрёба, красовалась гейша. Она опять глотала таблетку убикина.
 
 
Глава 14. Рынок синтетиков
 
  У входа на рынок толпились шумные таксисты. Они сражались за места на парковке. С их стороны доносилась брань на городской белиберде. Пришлось пробиваться сквозь ряды припаркованных и брошенных машин.
 
  Декард остановился у минибара, где продавалась японская лапша и замученная рыба под видом суши. Места у прилавка занимали этнические китайцы. Один из них повернулся в сторону улицы, продолжая орудовать палочками. Он жадно поедал рыбью голову и смаковал глаза. Другой гурман подставил стакан с неким варевом под край карниза, набирая дождевую воду и регулируя уровень кислотности напитка. Декард понял, что не хочет есть. И пить тоже.
 
Охотник направился дальше. Через минуту натолкнулся на крупный киоск с биомеханическими рыбами. Те плавали в аквариуме, что стоял на длинном прилавке. Крупные изделия весьма доставляли.
 
  Совать пальцы не рекомендуется, - вполголоса сказал Декард, понимая, что зубастые рыбы похожи на доберманов с жабрами.
 
Из-за ширмы вышла камбоджийская женщина. Пожилая, в традиционном азиатском костюме.
 
  Она произнесла что-то на ситиспик. Декард показал улику - образец чешуи и громко спросил на английском, выделяя слова:
 
  - Рыба? Змея?
 
  Продавщица кивнула, взяла чешую и поместила на ложе кустарного микроскопа. Повозившись с оптической системой, сообщила:
 
  - Нет рыба! Змея!
 
  - Настоящий?
 
  Камбоджийка жестом подозвала полицейского. Он подошёл и посмотрел в окуляр микроскопа.
 
  Странная картина. Какие-то хлопья, иголки, а вот и серийный номер. 99069745xb7Y. Надпись Crotalus Atrox.
 
  - Абдул Хасан, - продавщица указала в ближайший переулок, она тоже выделяла слова интонаций, будто сомневалась в том, что собеседник знает английский. - Мало кто сделай. Качество. Абдул Хасан.
 
  Декард откланялся и поспешил в ту сторону.
 
  Сразу за своротом угодил в особенно плотную толпу. Не только людей, но и животных, все из которых были искусственными.
 
  Ненастоящие птицы, прикованные к цепям, что не давали взлететь. Миниатюрные ослы в намордниках для собак. Прохожие-азиаты в дыхательных масках. Целая делегация в противогазах. Под ногами болтались карлики в очках замещённой реальности. Дебильный страус с поводком для покупателя.
 
  Декард посторонился, оглядывая рослую птичку. Неясно, кто из них кого ведёт. Страус-поводырь. Охотник направился дальше и натолкнулся на клетку с человекообразными обезьянами, те издавали звуки, в которых слышалось нечто, напоминающее ситиспик.
 
Дурацкийбиомеханический пони попробовал плащ на вкус. Демо-версия головы хищной зубатки, прибитая гвоздями к стене, клацнула челюстями рядом с ухом Декарда. Сунь такой палец в рот, и она не станет раздумывать.
 
  Пришлось наклониться ниже, чтобы не напороться на шип вывески в виде рыбы-меча.
 
  Декард уже усомнился в том, что найдёт закуток араба... Наконец, нужная неоновая вывеска попалась на глаза.
 
  Охотник осмотрел бутик и не нашёл двери. Постучал в витрину, внутри которой ползал целый выводок кобр. Из внутренних помещений вынырнул араб в традиционной восточной одежде, с очками добавленной реальности на глазах и флегматичным питоном на плечах. Увидев Декарда, он закивал и произнёс на хорошем английском:
 
  - А-а, дорогой друг, проходи, пожалуйста. Всё, что угодно.
 
  Абдул сделал жест рукой, и Декард понял, где дверь. Зашёл внутрь.
 
  - Я всегда рад...
 
  Ведущий лезвие перебил:
 
  - Я из полиции. Вы изготовили данный объект?
 
  Араб присмотрелся к чешуе, которую ему сунул под нос Декард. Оптическая система на глазах Абдула настроила фокус.
 
  - Высокое качество. Очень высокое, - продавец тянул время.
 
  - Ваша работа?
 
  - Немногие могут сделать подобное. Очень немногие.
 
  - Кто?
 
  - Два или три человека. Может, и больше, чем я в состоянии вспомнить.
 
  Декард терял терпение:
 
  - Слушайте, вы являетесь гражданином города?
 
  - Конечно, дорогой, - араб расплылся в улыбке.
 
  - Натурализован?
 
  - Что за вопрос, дорогой?
 
  - И документы в порядке?
 
  - Обижаешь, доро...
 
  - Лицензия на производство змей?
 
  Абдул полез под прилавок:
 
  - Могу показать, если это порадует тебя хоть немного.
 
  Декард схватил Хасана за волосы и очки:
 
  - Слушай, урод! Я сейчас разнесу тут всё!
 
  Флегматичный питон высунул язык, а араб размяк.
 
  - Зачем так, дорогой? Я только что вспомнил. Её могли сделать два человека.
 
  Декард снова тряхнул араба, и тот сознался:
 
  - Змея моя.
 
  - Кому продал?
 
  - Подожди, дорогой, сейчас, - Абдул постучал по очкам добавленной реальности, и на стёклах отобразилась таблица с данными по продажам. - Тэффи Льюис. Его агент приходил за покупкой. Тэффи держит заведение в...
 
  - Знаю.
 
  Декард быстро вышел из магазинчика. Минут десять ушло на противоборство с разноголосой толпой, что заполонила рынок. Столько же потребовалась на рулёжку в потоке машин у парковки... Одна надежда на дождь, который смоет здешний мусор.
 
  Наконец, его спиннер взмыл в воздух.
 
  Ночной клуб Тэффи Льюса располагался в злачном четвёртом районе, который хорошо знаком каждому копу. Следовало выбрать кружной маршрут, чтобы обогнуть пробки.
 
  ... Он летел по границе промышленной зоны. В окне проступало её видение. Со стометровых байпасных вышек срывались фонтаны пламени, а поверхность земли покрывалась дымом и паром. Казалось, что от всего этого несёт инфернальным зловонием. Мрачный мир освещался пламенем и молниями.
 
  Фантом города отражался на обшивке спиннера. Если бы Данте мог увидеть подобное, то наверняка бы понял, что к числу кругов ада следует прибавить новый. Состоящий из серо-металлических каньонов, с неприкаянными электронными призраками и бездушной механикой.
 
Рядом пронёсся спиннер с мигалкой, и блики её красного мерцания прошлись по обшивке машины Декарда. Видение исказилось, и в то же время стало более правдивым.
 
  Город не просто светился огнями. Он горел. Каждая рекламная вывеска, указатель и окно наполнились пламенем. Неон обратился провалами в ад.
 
И дома сжигались изнутри. Огонь исходил из внутренностей города. А те, кто бродили по улицам, не замечали, что горят заживо. Они просто привыкли.Смерть духовная без смерти физической... это не больно.
 
Автопилот скорректировал курс, поскольку на трассу вывалился, нарушая правила, рекламный дирижабль с огромным видеоэкраном. С мощных динамиков срывалась старая песня, которую тянул электронно-мужской голос:
 
  - Новая жизнь ждёт тебя в космических колониях. Шанс начать с нуля и разрешение на создание семьи. Тебя ждут потрясающие возможности и приключения.
 
  Голос диктора дополнялся попсовой мелодией и цветастым видеорядом о чудесах космоса.
 
 
Глава 15. Мэри и Рой
 
  В окнах кафе виднелся тот дирижабль. Репликанты, обладая особой чувствительностью, слышали всё, что происходило на улице.
 
  - Колония Домингес-Шимата объявляет набор новобранцев в семьи! Присоединись к нам в чистой и свежей среде! Только до конца зимы специальное предложение! Девять оплачиваемых отпусков! Скидки на обновления антибиотиков! Насладись отдыхом в курортах Элизиум! Отправься в новый дивный мир!.. Набери номер прямо сейчас, и получи бонус! Абсолютно покорный партнёр, аналогичный человеку! Безотказный друг, лояльный соратник и чуткая обслуга! Необходимая помощь в создании бизнеса и семейных отношений!.. Простое управление - отключите его, если надоест или перестанет удовлетворять! Выбор из семидесяти типов личности, бесплатно, по прибытию в колонию!
 
  Свет от прожекторов дирижабля скользил по влажной полупустой улице. Одно из пятен попало в окно кафе, и сидящая за столиком Мэри прикрыла глаза.
 
  В её маленькой, почти детской ладони, находился фантик от шоколадной конфеты. Она складывала из него игрушечный самолётик. Жаль, что на нём не улететь отсюда... куда зовёт нечто вместо сердца.
 
  Рой, сидящий напротив, улыбнулся и подмигнул девушке. Когда она находилась рядом, он успокаивался. И казалось, что больше ничего не надо. Только быть рядом с таким скромным и тёплым существом.
 
  Из старенького магнитофона, что скрывался за барной стойкой, доносилась медленная саксофонная мелодия. За окном шелестел дождь.
 
  Леон, сидящий спиной к проходу, молчал. Он смотрел на улицу, слушал рекламу, которая обращалась в почти пустоту.
 
  - Пугающий город, - прошептала Мэри. - Нет ни одного ребёнка.
 
  - В колониях почти так же, - согласился Рой, разворачивая для Мэри следующую конфету. - Ты голодна?
 
  Девушка немного смутилась:
 
  - Как всегда.
 
  - Тогда я закажу...
 
  - Не надо. Это не поможет. Ты знаешь.
 
  Они посмотрели сквозь влажное стекло. По улице скользил холодный неон.
 
  Тёмный силуэт мужчины неспешно плыл на фоне поблёскивающей витрины. Человеческая фигура, наполненная чернотой. Он темнел на фоне мерцания. Голова опущена вниз, к сумраку.
 
  Пустота, принявшую форму человека в плаще, в обрамлении искусственного света. Красиво и страшно. Он выделялся на фоне неоновой витрины. Словно он - как провал или некий разрыв в ткани видимого мира.
 
  Другой прохожий брёл мимо плохо освещённой кирпичной стены. Тень, завёрнутая в плащ. Его разум где-то в другом месте, а здесь лишь контур, да следы на мокром асфальте.
 
  Одинокие прохожие терялись в клетках и решётках из кирпича. Люди бродили по улицам вместе с обрывками полиэтилена и старыми листами бумаги. Те мотались по кругу сквозняком, запертым в улицах и подворотнях. Тени брели по кругу чуть более сложной формы.
 
  Рядом с кафе прошёл человек, напоминающий манекен. Поначалу он ничего особого не делал - просто пинал пустые банки, что попадались на пути. Затем остановился. Под ногами остатки разбитой витрины. Он долго смотрел на них. На своё расколотое отражение.
 
  Прохожий направился к ларьку. Продавщица водки работала как автомат, произнося одни и те же фразы, принимая деньги и отдавая спиртное.
 
  Коп на перекрёстке, закованный в броню, выполнял свою функцию - водил взглядом по улице в поисках лёгкой добычи.
 
  Даже продавщица в кафе немногим отличалась от тех, что работали на улице. Стандартная холодная улыбка и отстранённый взгляд. Её фразы и действия чередуются, но не меняются. Слушаю. Что вам? Проходите. И так далее, по кругу.
 
  Рой произнёс задумчиво:
 
  - Врата медные пали, и сын человеческий спустился в ад. И стал проповедовать мёртвым, что заперты в остывающем пекле.
 
  Мэри заметила тень, лежащую на улице без движения, почти под витриной магазина напротив. Остальные тени переступали через неё.
 
  - Пойдём, поднимем его? - спросила девушка.
 
  - Мы не сможем помочь всем. По крайней мере... не этим образом. Надеюсь, у Прис получится сыграть роль.
 
  - Это она умеет, - подал голос угрюмый Леон.
 
  ... Недалеко от кафе, через один квартал, находилась похожая улица. С витринами, неоном, тенями. Одна из вывесок привлекла репликанта Прис. Это видео-мастерская доктора Чу.
 
  Сейчас репликант стояла на противоположной стороне улицы. Она повернулась к погасшей витрине и делала вид, что поправляет волосы, а также рассматривает манекен за стеклом. На самом деле, она следила за человеком, который заходил в мастерскую.
 
  Из-за пышной причёски Прис напоминала подростка панк-рокера. На ней красовалось причудливое вымокшее пальто, со вставками под полоски леопарда. Вряд ли такое греет и защищает от дождя. Но выглядит неплохо.
 
Порванные в паре мест чулки довершали образ по-своему красивой дикарки-тинейджера.