«И нет Силы там, где нет простоты, добра и правды»
книги автора
Глава 6. Машина Эспер
 
  Спёртый воздух внутри кабинета разрезался полосками света от решёток жалюзи. Посередине находился стол с компонентами машины и не очень удобный стул. Декард сел на него. Осмотрел израненную лазером Эспер, мигавшую дежурным огоньком. Припомнив назначение кнопок на управляющей панели, ткнул одну.
 
  Ничего не произошло. Ткнул соседнюю, и очнувшийся интеллект Эспер проявил признаки жизни. Штанга с объективом вытянулась к человекоподобному силуэту, к лицу. Декард увидел на главном экране собственный глаз.
 
  - Пожалуйста, не двигайтесь.
 
  Блейдраннер терпеливо ждал, пока Эспер придёт в себя. Время шло, а компьютер никак не запускал диалоговую программу... Наконец машина полностью проснулась:
 
  - Пожалуйста, назовите личный номер.
 
  - Декард, Б-6354. Ведущий лезвие.
 
  - Личность подтверждена. Предупреждение: система имеет ограниченную работоспособность. Большая часть данных утрачена.
 
  Охотник закурил. Ему предстояла беседа-полудопрос машины,искалеченной лазером.
 
  - Что ты знаешь об уцелевшихНексус-6?
 
  - ... последней модели малоотличимы от обычных людей. Время реакции зрачка соизмеримо с погрешностью методики оценки сочувствия... Боевые модели обладают гиперчувствительностью, они ощущают звук человеческого дыхания на расстоянии...
 
  - В курсе. Читай следующий файл.
 
  - Образец Нексус-6 Рой.
 
  - Это фамилия? Имя?
 
  - УНексус-6 нет классификатора. Только обозначение.
 
  - В смысле?
 
  - Нет идентичности как существа, имеющего происхождение. Нет семьи, значит, нет семейного имени.
 
  На втором экране проигрывалась видеозапись. Впечатляющая атлетизмом фигура обнажённого мужчины-альбиноса, с короткими волосами. Стены и пол помещения выложены белым кафелем... наподобие морга. В центре, на цепи, висит массивный стальной цилиндр. Мужчина отрабатывает на нём удары рук и ног. Бьёт в полную силу, а на лице ни тени боли. Лишь едва различимая улыбка - уголками губ. Появился звук. Оказалось, репликант насвистывает что-то из Бетховена или другой классики. Ясно, что Рой прокачан до последнего волоска на спине.
 
  Эспер читала файл:
 
  - Дата изготовления 6 января 2016 года. Назначение - боевые действия в условиях глубокого космоса. Использовался в военных экспериментах по гиперметаболизму в агрессивной внешней среде. Вероятный лидер группы. Крайне опасен. Подлежит уничтожению.
 
  Походит на сержанта из учебки, - ухмыльнулся блейдраннер.
 
  Картинка на экране сменилась. Теперь демонстрировалось неплохое тело женщины-шатенки. Оно просто оборачивалось вокруг оси на фоне кафельной стены того же морга. Возможно, в ней присутствовала пара фунтов лишнего веса, но в нужных местах.
 
  - Образец Нексус-6 Зора. Выпущена 12 июня 2016 года. Предназначалась для использования в качестве модели для наслаждений, но получила дополнительные тренировки по программе спецназа. Использовалась для решения вопросов во внеземных колониях в качестве оперативника. Опасна. Подлежит уничтожению.
 
  Красавица и чудовище, - буркнул Декард.
 
  Картинка сменилась. Экран показывал не очень приглядную картину. Обнажённое тело девочки-подростка с русыми волосами. На вид лет четырнадцать. Может, меньше. Хрупкая и невинная. Блейдраннер заставил себя смотреть на неё.
 
  - Образец Нексус-6 Прис. Выпущена 14 февраля 2016 года. Базовая модель для наслаждений. Использовалась в военных клубах внеземных колоний. При определённых обстоятельствах может стать опасной. Подлежит уничтожению.
 
  Про такую не скажешь, что она может надрать зад, - подытожил ведущий лезвие.
 
  На экране возникла девушка старше. Лет двадцать. Блондинка англосаксонского типа. Эталонное лицо, образцовое тело. Всё равно, что стрелять в собственную мечту.
 
  - Образец Нексус-6 Мэри. Изготовлена 29 февраля 2016 года. Тренировалась как горничная. Использовалась в качестве нянечки во внеземной колонии. Неопасна. Подлежит уничтожению.
 
  Декард поморщился. Он понял, что поднять на неё руку будет труднее всего. Но такова работа.
 
  - Что с репом, подстрелившим Холдена?
 
  - Данные повреждены.
 
  - А с тем, кто поджарился в защитном поле?
 
  - Данные повреждены.
 
  - Их можно восстановить?
 
  - Нет.
 
  Декард молчал, поглаживая подбородок. Ему не нравилось то, с каким материалом предстояло работать. Закутанный в плащ, он походил на хмурую предгрозовую тучу.
 
  Эспер решила продолжить:
 
  - Образец серии Нексус-6 не имеет права на эмоции, однако из-за технического совершенства авторефлексирующие цепи формируется в сознании. Поэтому разработчики установили предел жизни в четыре года...
 
  Декард перебил:
 
  - Я знаю. Есть что-то ещё? Особенности или...
 
  - Господин Холден сделал отметку.
 
  - Какую?
 
  - Фраза без начала и конца.
 
  - Прочти.
 
  - ... чувствуют голод... пустота сводит с ума...
 
  - И?
 
  - Больше ничего. Данные утеряны.
 
  - Ещё.
 
  - В отличие от предыдущих поколений серия 6 выдерживает массивные травмы в нескольких частях тела. Испытания показали, что даже после ампутации ноги образец бежит быстрее обычного человека.
 
  - Уязвимая зона? - Декарду не нравилось то, что с некоторого момента ему приходилось вытягивать информацию из Эспер... Кто-то однажды сказал, что человек создаёт машины по своему образу. Но тогда разработчика Эспер следует расстрелять.
 
  - Затылочная кость. Сплетения нервов.
 
  Декард поднялся и потянулся к кнопке выключения.
 
  - Можно вопрос? - неожиданно попросила машина.
 
  - М-да, - протянул опешивший Декард.
 
  Она спросила после небольшой паузы:
 
  - Вы совсем не верите в науку?
 
  - Нет... Да - если бы она работала.
 
  - А что, по-вашему, работает?
 
  Блейдраннер посмотрел на экран, тот демонстрировал глаз ведущего лезвие. Декарду стало не по себе. В голове мелькнула колючая мысль... что Эспер проверяет его по шкале сочувствия. И что он не в состоянии пройти теста.
 
  - Работает? - блейдраннер поднялся. - Стул, - сыщик схватил его за ножки и врезал по контрольной панели машины. Эспер отключилась. Экраны и дежурный огонёк погасли.
 
  Ведущий лезвие швырнул остатки стула в темнеющий угол. Выдохнул.
 
  Ему, конечно, влетит за вспышку эмоций и повреждение улики. Ему напомнят о том, что блейдраннеры не должны поддаваться эмоциям. А он ответит, что то же касается и репликантов.
 
 
Глава 7. Прототип
 
  Капитану или тому, кто стоит над ним, удалось договориться о встрече с доктором Тайреллом, главой ТайреллКорп.
 
  Головной офис представлял собой два здания в виде огромных усечённых пирамид. Беседа с руководством корпорации и обследование прототипа должны были состояться на верхнем этаже. Почти под небом, здешний кусок которого очищался от туч.
 
  Хотя Декарду объяснили маршрут, ему казалось, что он заплутал, нарезая круги по одним и тем же коридорам огромного офиса. Он уже хотел обратиться к одному из сотрудников ТайреллКорп, когда на глаза попалось окно. Оно могло помочь сориентироваться.
 
  Блейдраннер подошёл ближе, вглядываясь в мешанину стали за стеклом. Картинка всё больше и больше не нравилась. Декард не понимал её, не узнавал города. Тот Лос-Анджелес, что виднелся за окном, выглядел иначе. Это некий другой Лос-Анджелес, и в нём тоже ездили машины, плохо работало освещение, что-то двигалось и не двигалось. Удивительно.
 
  Наконец, он просто ткнул пальцем в видение и понял - перед глазами не настоящий город, не настоящее небо. Просто голографический образ. Обман, который местные считают художественной картиной или удачной шуткой.
 
  - Чёртовы машины. Чёртов Тайрелл, - выругался Декард и развернулся в направлении, где, если верить памяти, находился перекрёсток коридоров. Сыщик опасался того, что корпорация захочет поиграть с ним, заставит нервничать, спровоцирует. Захочет, чтобы блейдраннер совершил ошибку и дал повод зацепить за себя.
 
  Вполне возможно. Если ТайреллКорп ищет слабость полиции с целью порулить ею. Наверняка здесь везде натыкано скрытых камер с микрофонами. Тотальная слежка.
 
Неожиданно из тёмной ниши на пути Декарда выплыло идеально круглое кольцо сигаретного дыма, а затем сизые клубы.
 
  - Вы считаете нашу работу злом? - донеслось из темноты. Вроде бы тихий, но отдающий лёгким звоном девичий голос.
 
  Декард обратил внимание на табличку рядом с нишей: Место для курения.
 
  Затем девушка вышла из темноты:
 
  - Вас по всему зданию ищут.
 
  Несколько секунд они оценивали друг друга.
 
  Чёрный деловой костюм с бархатными вставками. Жакет с объёмными плечиками. Тёмные волосы собраны в тугой узел. Ярко красная помада на идеальных губах. Похожа на фарфоровую куклу: красивую, холодную, знающую себе цену, а потому надменную. Да ещё эти глаза, наполненные темнотой, из которой она только что вышла.
 
  Ведущий лезвие ответил:
 
  - Репликанты - благо или угроза. А благо не по моей специальности.
 
  Его слова давали понять, что охотник не даст слабины.
 
  - Я Рейчел.
 
  - Декард.
 
Они прошли к лифту.
 
Молча, около минуты, ехали вверх и глядели на отражения в закрытых дверях.
 
  Лифт остановился, и Декард вышел первым. Впрочем, сделав два шага, он замер как вкопанный.
 
  Под ногами оказался довольно узкий мостик. Стены представляли собой прозрачные стеклянные панели. То, что виднелось за ними, напоминало декорацию к фильму про тропический рай. Или про рай в религиозном смысле.
 
  Небольшая река. Песчаный пляж. Пальмы. Живописный холм с беседкой. Южные животные. Павлины или казуары.
 
  На золотой жёрдочке, вмонтированной в стеклянную стену перед полицейским, сидела сова. Она смотрела сверху на тропический мирок.
 
Птица повернула голову к сыщику и уставилась на него большими глазами-окулярами. Затем перевела свой фантастический взгляд на неземной голографический цветок, что проецировался под потолок.
 
  - Вам понравилась наша сова? - Рейчел немного ошиблась с оценкой реакции блейдраннера.
 
  - Но она же... искусственная.
 
  - Конечно, нет.
 
  - Дорогая... штучка? - не поверил Декард.
 
  Рейчел смерила взглядом ведущего лезвие и, не ответив, повела его дальше по мосту. Полицейский заметно отстал, так как глазел на диковинный мирок, что раскинулся внизу. Даже здесь, за стёклами, пахло южной природой, цветами и травами.
 
  Мостик через рай закончился небольшой платформой, служившей посадочной площадкой для четырёх лифтов. Двери одного из них открылись.
 
  - Личный лифт доктора Тайрелла, - сказала Рейчел, а Декард огляделся, стараясь найти видеокамеры. Тщетно. Возможно, они не нужны местному божеству.
 
  Они прошли внутрь и поехали, возносясь к неведомой вершине.
 
  Значит, это не последний этаж. Выше неба есть что-то ещё, - ухмыльнулся Декард.
 
  Следующая часть здания больше напоминала не офис, а жилой дом.
 
Даже не так. Замок или дворец очень большого богатого дяди. Родовитого аристократа, помешанного на золоте. Оно сияло везде. Хотя, возможно, это заменитель благородного металла - нитрид титана. Повсюду сверкали золотистые оттенки и темнота. Лампы освещения были утоплены в интерьер так хитро, что охотник не замечал их - и в результате казалось, что светится само золото, а не лампы.
 
  Декард направился к раскрытым дверям.
 
  - Не разбейте стекло, - предупредила Рейчел. И действительно, блейдраннер едва не влетел в призрачные двери, которых не заметил на пути.
 
Затем они молча проследовали в просторный кабинет. Главы корпорации внутри не оказалось.
 
  Декард остановился у огромного стола и осмотрелся. По стенам гуляли отблески света от бассейна с декоративными рыбами и слабые тени. Повсюду чёрно-золотые оттенки. Антикварная мебель. Статуи греческих богов. Деревца бонсай. Офис напоминал таинственную тёмную шахту, в стенах которой сияют драгоценные камни.
 
  - Можно личный вопрос? - спросила Рейчел, приблизившись к Декарду на расстояние пяти метров.
 
  - Да, - блейдраннер присел на край стола.
 
  - Вам случалось отключать настоящего человека. По ошибке?
 
  - Н-нет, - полицейский потёр шрам на подбородке.
 
  - Но при вашей работе такое возможно? Вы понимаете, каковы риск и специфика?
 
  Декард не нашёлся, что ответить. Его спас Тайрелл, незаметно вошедший в зал со стороны затенённого входа:
 
  - А-а, вы решили проверить самого проверяющего, Рейчел? Хотите выяснить, стучит ли у охотника сердечко? Браво, браво. Как вам такой поворот? - Тайрелл, как щуплый университетский профессор, свысока смотрел на Декарда.
 
  В стёклах больших очков главы корпорации отражалась золотая стена, и его настоящих глаз рассмотреть не удавалось. Будто на них завеса. Тайрелл откровенно смаковал замешательство полицейского:
 
  - Никогда не приходилось самому проходить тест на сопереживание? Никто не проверял, как дрожат ваши зрачки?
 
  Декарду вспомнилось недавнее прошлое: момент, когда Эспер пыталась провести его черезтест на человечность... Хотя, вряд ли в этоместь связь. Просто Тайрелл хочет, чтобы оппонент занервничал.
 
  Решив, что разобрался в ситуации, Декард постарался отыграть позиции:
 
  - Где прототип?
 
Но глава ТайреллКорп гнул свою линию:
 
  - Не ожидал, что сотрудник, выполняющий грязную работу, окажется ещё и экспертом по технике дела.
 
  - Давайте, не будем тратить время.
 
  - Хорошо. Но прежде чем увидеть позитивный результат, я бы хотел, чтобы вы показали негативный. На настоящем человеке.
 
  - Зачем?
 
  - Сделайте мне одолжение.
 
  - Что, вас проверить? - Декард опасался возможной провокации.
 
  - Нет. Потренируйтесь на ней.
 
  Блейдраннер перевёл взгляд на деланную улыбку Рейчел, что молча стояла на фоне широкого окна.
 
  - Здесь слишком... светло, - попытался увильнуть Декард.
 
  - Мы погасим для вас солнце, - Тайрелл расплылся в улыбке. Прозрачность бронированного стекла снизилась. Светило за окном, видневшееся в чистом участке неба, потускнело. Зал наполнился тьмой.
 
  Скорее всего, корпорация фиксирует происходящее. Запись звука и видео. Если бы Декард отказался, то это бы поставило копов в неловкое положение.
 
  Блейдраннер решил сыграть. Но по своим правилам. Его кейс в этот раз пуст. Он не взял с собой Эспер - стандартную машину тестирования.
 
  Рейчел опустилась в кресло, а Декард занял место напротив, повесив плащ на спинку. Положил кейс на стол и демонстративно открыл его.
 
  - Что-то новое? - поинтересовался Тайрелл, стоявший чуть в стороне.
 
  - Наоборот. Старая школа, - съязвил охотник.
 
  Он извлёк из внутреннего кармана плаща массивные очки. Те напоминали очки добавленной реальности.
 
  - Позволяют делать то же, что и Эспер, но без привлечения машинного интеллекта. Используются навыки самого охотника, - Декард выделил интонацией последнее слово. - Захват параметров объекта оптикой. Её работа корректируется мысленно через индуктор.
 
  - Интересная технология, - донеслось со стороны Тайрелла, лицо которого превратилось в маску. - Жаль, что в её развитие больше не вкладывают денег. Финансы сосредоточены на полностью синтетическом человеке. Он перспективнее с точки зрения интересов Системы.
 
  Декард пристально посмотрел на главу корпорации. Ведь тотвысказался неожиданно прямо: внутренняя механика Системы обеспечена машинами с искусственным интеллектом. Человек же давно стал лишним. А вместе с ним - демократия, свобода слова и остальные обманки из зомбоящика. Сказанное высокотехнологичным феодалом не  имело другого смысла.
 
Сыщиксглотнул и сухо сказал:
 
  - Приступим.
 
  - Ничего, если я закурю? - спросила Рейчел, осматривая детали очков Декарда.
 
  - Не запрещено, - охотник надел прибор и включил его нажатием малозаметной кнопки.
 
  Девушка потянулась к лежащей на столе зажигалке. Из пепельницы распространялся аромат вишнёвого табака.
 
  ... тест продолжался около часа. Декард всматривался в глаза Рейчел через роботизированные очки. Оптика корректировала режим съёмки, подстраиваясь под художественные клубы дыма, что выдыхала Рейчел. При этом цвет её глаз изменялся от почти чёрного до светло-сизого, но граница радужки оставалась различима. Декард наизусть знал вопросы, которые следует задавать, и шкалу сопереживания. Оценки Рейчел также оставались в памяти.
 
  - Следующий вопрос. Вам подарили бумажник из телячьей кожи.
 
  - Я не приму... подарка.
 
  Декард слегка наклонил голову вбок.
 
  - И сообщу об этом в полицию, - добавила Рейчел.
 
  - У вас маленький сын. Он показывает вам коллекцию бабочек и коробку-морилку, где он их убивает.
 
  - Я отведу его к доктору.
 
  - Вы смотрите телевизор и замечаете, что по руке ползёт оса.
 
  - Я убью её.
 
  Декард почти улыбнулся, впервые за время теста. На его лице застыло нечто среднее между сморщенной гримасой и довольным оскалом. Она попалась. Есть эмоции, но нет сочувствия. Или чего-то ещё? Надо задать вопрос похожего плана.
 
  - Продолжим. Вы забеременели, но мужчина, узнав об этом, делает ноги с вашей лучшей подругой. Единственный выход аборт.
 
  - Я не сделаю.
 
  - Почему?
 
  - Это убийство.
 
  - Это лишь ваше мнение.
 
  - Это мой ребёнок.
 
  - Звучит так, будто вы имеете подобный опыт. Странно, да? Следующий вопрос. Вы смотрите журнал. Там фото обнажённой девушки...
 
  Рейчел перебила:
 
  - Это тест на репликанта или на лесбиянку?
 
  Разволновалась? Хорошо, - подумал ведущий лезвие. Главное вывести объект из себя, вытащить эмоции.
 
  - На куклу, - холодно сказал он. - Вы показываете фото мужу. Ему нравится, и он вешает картинку на стену. Девушка лежит на медвежьей шкуре.
 
  - Я не позволю повесить фото.
 
  - Почему?
 
  - Ему должно быть достаточно меня.
 
  На этот раз улыбка Декарда перешла в откровенный оскал.
 
  - Последний вопрос. Вы смотрите кино. Показывают банкет. Гости наслаждаются сырыми устрицами.
 
  - Тьфу.
 
  - Следующее блюдо варёная собака.
 
  Декард подождал реакции Рейчел - особого отклика не последовало.
 
  - Сырые устрицы для вас менее приемлемы, чем варёная собака? - спросил охотник.
 
  Рейчел вновь промолчала. Ведущий лезвие снял очки:
 
  - Всё. Готово.
 
  Повисло молчание. Декард решил проявить осторожность. Первым заговорил Тайрелл:
 
  - Так ваш новый тест работает?
 
  - Если она действительно репликант, то - да.
 
  - Сколько обычно нужно вопросов?
 
  - Вы не ответили мне прямо...
 
  - И всё же сколько?
 
  - Двадцать-тридцать, взаимно пересекающихся.
 
  - В данном случае потребовалось более ста.
 
  По мере того как разговор развивался, Рейчел менялась на глазах. Её веки мелко дрожали. Казалось, она пытается сфокусировать взгляд, но это не удаётся. Будто вокруг окончательно стемнело, и всё исчезло.
 
  Пальцы вцепились в кресло, словно она боялась упасть. Рейчел почти перестала видеть, губы сами собой подрагивали или шептали что-то.
 
  ... - это ваше изделие заставило меня потрудиться.
 
  - Рейчел, в целом, получилась удачно, - вздохнул Тайрелл. Видимо, он ожидал от неё большего.
 
  - Гляньте на неё. Она, что, не знала правды?
 
  - Полагаю, начинала подозревать.
 
  Рейчел, обретя способность осознавать окружающее, судорожно кивнула. Испуганно посмотрела на хозяина и тихо спросила:
 
  - Я то, что вы создали?
 
  Тайрелл и Декард проигнорировали Рейчел.
 
  - Как вы этого добились?
 
  - Таков бизнес. Рекламный слоган нашей продукции - более человек, чем сам человек. Мы заметили у образцов последней серии странные отклонения. Нестабильность, непредсказуемость поведения. Они умны, но неопытны. Они располагают всего несколькими годами для накопления жизненного опыта - того, что мы воспринимаем как данность. И мы подумали... если дать им прошлое, то это станет амортизатором для поведения. Мы сможем повысить качество управления.
 
  - Воспоминания?.. Боже, Тайрелл. Это всё равно, что подменить глаза.
 
  - Действующий закон не оговаривает подобных вещей. Что не запрещено, то разрешено.
 
  - Ваши новые кожаные поделки начали с массовых убийств. Это следующий виток эволюции?
 
  - Я полагал, мы нашли общий язык.
 
  Декард поднялся. Закрыл кейс с очками и надел плащ. Тайрелл бросил в спину уходящему полицейскому:
 
  - Мы с вами на одной стороне.
 
  Декард остановился и обернулся:
 
  - Неужели?
 
Мало кто способен выдержать профессиональный взгляд ведущего лезвие, но Тайреллу удалось:
 
  - Могу доказать. Хотите, мы отдадим вам образец для использования?
 
  - Что?
 
  - Рейчел. Она прототип серии. Обладает всеми характеристиками. Она поможет вам в поимке изделий.
 
  Декард посмотрел в огромные глаза Рейчел, где плескался страх:
 
  - Обойдусь без этой помощи. Оставьте... опцию при себе. Я получил, что хотел. А вы - ничего.
 
   Это звучало правдиво. Если Тайрелл и устраивал какую-то ловушку, то Декард в неё не попался... Вроде бы.
 
 
Глава 8. Обыск в номере Леона
 
Охотнику требовалось заглянуть в нору. Пока не в свою, а в ту, где прятался один из репов.
 
  Один, один, восемь, Хантервассе. Данный адрес значился в документах наЛеона, несостоявшегося сотрудника сервиса по уходу за роботами-уборщиками.
 
  В этот раз охотнику помогал Гафф. Хотя, помогал - не вполне точное слово. Он отвёз Декарда на полицейском спиннере к гостинице, а во время обыска мало проявлял себя. Скорее, наблюдал за действиями напарника, да мастерил очередное оригами, бросая короткие взгляды на Декарда. Фигурка в руках Гаффа приобретала вид человечка. Корявенького изломанного человечка.
 
  Гафф успел переодеться к моменту обыска... Теперь он выглядел не как полицейский, а как сюрприз, упакованный в несколько слоёв блестящей обёртки. Новый плащ с чёрными псевдокожаными вставками.Пиджак с розочкой на лацкане.Брюки в полоску.Отливающая золотом жилетка.Серо-стальные галстук-бабочка и сорочка. Разве что перстни прежние.
 
  Цепкий взгляд разноцветных бусинок Гаффа - карих и голубых одновременно - ловил каждое действие напарника, стоящее внимания.
 
  Декард проводил обыск, не зажигая света. Сперва он прошёлся по номеру, с целью получить общее впечатление. Обстановка говорила о том, что здесь жил настоящий спартанец. Тот, кто привык к простому упорядоченному быту. Постель аккуратно заправлена. Почти идеально. То же с полотенцами.
 
  Декард оглянулся. Ориентируясь на силуэт, определил местоположение напарника - у подоконника. Стильная трость прислонилась рядом.
 
  По обшарпанной стене расхаживали тени. Они проникали сквозь призрачную ткань занавески на одном из двух окон - на том, что без жалюзи.
 
  Лицо Декарда осветилось зеленоватым огнём от спиннера,проехавшего за окном, и вернулось в прохладный сумрак.
 
  Теперь нужны детали. Гафф вернул напарнику мультиспектральные очки, и тот одел их. Достал руку из кармана плаща, с рукояти пистолета.
 
  Декард быстро прошёлся по номеру, исследовал его в инфракрасном спектре. Отсутствие тепловых следов говорило о том, что номер покинули давно. Теперь можно включить ультрафиолет, который сделает видимым то, что не различает глаз обычного человека.
 
  Декард расправил постель, осмотрел бельё. Отпечатки на тумбочке и стенах, на стакане и пустой бутылке из-под виски. Результаты съёмки автоматически отправлялись на аналитический компьютер полицейского участка, так что охотник не беспокоился насчёт них. Компьютер выдаст информацию, когда будет готов.
 
  В мусорном ведре нашлось несколько обёрток от конфет. Интересно. Запомним.
 
  Со стены на него посмотрел странный человек. Рука охотника потянулась к оружию.
 
  Нет!
 
Ничего. Это он сам.
 
Отражение в зеркале. Ведущий лезвие приподнял очки и вгляделся в отражение. Провёл рукой по собственной щеке, оценивая внешность, проявившуюся в новом свете.
 
  Да, просто отражение. Блейдраннер продолжил поиск под цепким взглядом Гаффа. Он всё так же стоял, опираясь на подоконник, покрытый режущими полосками света от жалюзи.
 
  Шкаф для одежды пуст. Попахивает нафталином. На последней полке под старой газетой обнаружилась пачка из нескольких десятков фотографий. Декард сдвинул очки на лоб и подошёл к окну, чтобы рассмотреть фото.
 
  Слабый неоновый свет лился на снимки, но глаз охотника быстро приспосабливался. Обычные фото. Можно заметить фигурки людей. Среди фото есть и те, что напоминают данное помещение.
 
  Декард неожиданно вскинул голову. Вгляделся в окно... Ничего. Пустота. Просто показалось.
 
  Ведущий лезвие положил фотографии в карман плаща, надел очки и направился в ванную. Оттуда доносились редкие звуки капающей воды.
 
  Когда Декард повернулся спиной, Гафф быстро, но тихо, подошёл к окну, в которое секундой ранее смотрел напарник. Пристально изучил темноту улицы.
 
  Ничего. Если там действительно что-то было, то его укрыл сумрак. Снаружи целые поля темноты. Да ещё дождь. Мешает увидеть движение, скрадывает детали. С холодной и мокрой картинки за окном соскальзывал взгляд. Гром и шелест дождя маскировали звуки улицы.
 
  Гафф направился вслед за Декардом. Там ничего интересного не оказалось. Протекающий кран, старая чугунная ванна, кафельная плитка со сколами. Разве что... на полу блеснула маленькая чешуйка.
 
  Вряд ли она принадлежала репликанту, что копировал человека. Скорее, животному, синтетическому или настоящему.
 
  Необычная находка добавила вопросов. Кто здесь жил? Роботы, содержащие домашних питомцев, пьющие виски и не отказывающие себе в шоколадных конфетах? Фотографии, похожие на семейные снимки, тоже не очень вязались с привычным образом машин.
 
 
Глава 9.Репликанты Леон и Рой
 
  В кабинке уличного видеофона замер мужской силуэт. Подобная фигура могла бы принадлежать спортсмену или военному, находящемуся в отличной форме. Это Рой, один из беглецов, по чьим следам шли охотники.
 
  Его правую руку свело в диком спазме. Она согнулась в локте, мелко дрожащие пальцы с почерневшими ногтями сжимались в кулак, грозя переломать себя.
 
  - Н-нет, - хрипел альбинос, силясь перебороть судорогу, - ещё не поздно, - он сомкнул веки с блестящими на них каплями пота, стараясь полностью погрузиться в себя. - Не сейчас.
 
  Неизвестно, сколько времени уже продолжалась борьба с собственной плотью, но теперь та сдалась. Мышцы, недавно отказавшиеся подчиняться, расслаблялись. Ладонь, так и не сжавшаяся в кулак, больше не дрожала. Рука повисла как плеть, и альбинос массировал здоровой рукой плечо, снимая остаточное напряжение.
 
  Когда рука более-менее пришла в норму, Рой открыл глаза и восстановил дыхание. Неспешно поправил высокий ворот байкерской куртки.
 
  За витриной ближайшего магазинапроступали ряды дешёвых журналов. Тупой бессмысленный глянец.
 
  Выражение лица Роя, что медленно рассматривал витрину, было трудно описать привычными словами. Альбинос слишком отличался от окружающих. Пронзительные серо-голубые глаза, скорее, принадлежали пришельцу из Космоса, а не живому земному существу. Обжигающий холодом взгляд скользил по мокрому стеклу, и, наконец, спустился в темноту у асфальта.
 
  Рой перевёл внимание на сумрак, заслонивший небо и ухмыльнулся. Как будто осознав нечто, недоступное остальным. Взгляд наполнился отрешённостью. Казалось, он стремился проткнуть тяжёлый и мрачный небосвод.
 
  Затем альбинос немного скосил глаза: он ощутил что-то у себя за спиной. Шаги или дыхание. Или нечто иное.
 
  Странное впечатление. С одной стороны, он едва ли не ленив, а с другой, сохраняет уверенность и тонкое ощущение мира вокруг.
 
  Рой опустил внимание с неба на Леона, когда тот показался из-за угла магазина. Альбинос вышел навстречу из кабинки видеофона. Леон остановился, не доходя половины метра до лидера группы.
 
  Рой поправил отвороты псевдокожаного плаща Леона и пристально посмотрел ему в глаза. Немного наклонил голову вбок:
 
  - Достал свои... драгоценные фотографии?
 
  - Там... кто-то был. В окне, - сознался Леон, опустив взгляд.
 
  - Люди? - протянул Рой. Его лицо стало более подвижным, на нём отразились малейшие изменения эмоций и чувств, от жалости до сомнения и осуждения.
 
  - Человечек. Только один человечек.
 
  - Каких полно в полиции, - альбинос не принял извинений. Леон жутко смутился, он действительно не знал, кто осматривал номер.
 
  Рой поджал бесцветные губы и отвернулся от собеседника. Направился к кафе, где ждала Мэри.
 
Леон зашагал следом. Подобно неуклюжему и растерянному зверю, он принюхивался к окружающему миру, что пах как одна бесконечная осенняя улица.
 
 
Глава 10. Декард на медицинском осмотре
 
  Полицейский спиннер припарковался на крыше госпиталя, где оперировали Холдена. Из машины вышел Декард, а Гафф отправился обратно в офис.
 
  Стоянка оказалась наполовину пуста, и ведущий лезвие прошёлся до лифта в одиночестве. Остановился у зеркальных металлических дверей и выкурил сигарету - внутри нельзя, вроде как. Хотелось, чтобы запах больницы начал раздражать нос попозже.
 
  Ему представилась возможность совместить два дела в одном. Первое - давно просроченный медосмотр: проверка скорости рефлексов, мышления и способности концентрироваться. Второе - беседа с Холденом, который вышел из фазы овоща. Теперь с ним разрешали говорить.
 
  Ухмыляющееся отражение Декарда раздвоилось и исчезло, когда двери лифта открылись. Навстречу вышли два врача. Видимо, решили покурить и прогуляться. Охотник посторонился. Впрочем...
 
  - Извините! - он окликнул медиков. - Мне назначено обследование. И ещё: в блоке 77-б лежит пациент, с которым...
 
  Не дослушав, врач запустил руку в карман халата и извлёк оттуда портативный оптический сканер. Поднёс его к щеке Декарда, и прибор щёлкнул. Затем полицейского просканировали как купленный овощ в супермаркете. Медик приблизил прибор к своим глазам. Слеповат? Странно. Не ставит глазной имплант, работая здесь.
 
  На его идеально белой маске отразились блики с экрана: тот выдал результаты поиска по графику услуг для клиентов. Врач внимательно посмотрел на Декарда. Помолчал некоторое время.
 
  - Лазер не пробился сквозь щетину? - съязвил сыщик.
 
  Врач пропустил фразу мимо ушей, и объяснил, что Холден лежит недалеко от кабинета, где состоится обследование, и что данные по Декарду переданы в нужный отдел.
 
  Блейдраннер вошёл в лифт - на его серую металлическую стену спроецировалась схема здания. Медик ткнул в голограмму и выскользнул из кабинки.
 
  Вместе со своим двойником на поверхности холодной металлической двери Декард отправился вглубь здания. На извилистом пути, по вертикали и горизонтали, им попадались случайные попутчики. Те уходили, вежливо посылая лифт дальше. Длился этот цирк минут пять или дольше.
 
  В конце концов, кабинка остановилась, двери открылись, и внутрь никто не вошёл. Приехали. Декард хотел верить в то, что дежавю на этом закончится.
 
  Обыкновенный больничный коридор. Бледная керамическая плитка на стенах. Зеленоватые лампы, встроенные в потолок. Поручни для больных, кому трудно передвигаться.
 
  Коридор постепенно превращался в обыкновенный, со множеством мелких деталей, которые прежде не бросались в глаза. Те же дверные ручки, например.
 
  Над одной из ближайших дверей зажглось табло - 7162 Декард. Туда.
 
  Зашёл в кабинет. Голос врача донёсся из смежной комнаты:
 
  - Проходите, занимайте место. Я появлюсь чуть позже.
 
  Декард снял верхнюю одежду, лёг на удобную кушетку. Огляделся.
 
  Давно здесь не показывался. Помещение мало походило на врачебный кабинет. Почти домашняя обстановка. Ковры на полу, мягкая мебель, диван, столик с журналами, аквариум с рыбками, приглушённое освещение. Окна с закрытыми жалюзи. Приятные кремовые тона.
 
  Декард вздохнул, закрыл глаза... и едва не заснул в ожидании врача.
 
  - Устали? - спросил тот, заходя за голову испытуемого. - Можно перенести обследование.
 
  - Нет.
 
  - Это повлияет на результат.
 
  - Знаю.
 
  Врач немного помедлил, но затем взялся за оборудование. Закрепил на лице Декарда дыхательную маску, через которую пойдёт поток аэрозоля, зафиксировал на висках дужку с пси-индуктором, на ушах микрофоны. На глазах оказались специальные линзы-хрусталики, проводники визуальных образов.
 
  В руки испытуемого упёрся тактильно-активный штурвал - ладони нащупали его шершавую поверхность.
 
  - Готово, - сообщил доктор. Он сел за рабочий стол и активировал систему.
 
  В дыхательную маску проник гипнорелаксант: в голове Декарда вспыхнул другой мир. Теперь он в кресле водителя, за рулём раритетного Rolls-Royce Phantom V.
 
  Тяжёлая машина. Требует внимания при манёврах и скоростном вождении. Судя по инерции, бронирована. Зачем? Не известно. Но возможен и другой вариант - рефлексы испытуемого слишком медленны. Он в плохой форме.
 
  Фары автомобиля прорезают узкий путь сквозь темноту ночной дороги. Она двух полосная, мокрая после дождя. Есть риск выехать на встречную или свалиться в ущелье. Нужно смотреть в оба на извилистом горном серпантине.
 
Начинается спуск, приходится чаще работать сцеплением, тормозом. Доисторическая коробка передач добавляет проблем.
 
  В пятне света мелькает знак. Декард едва успевает осознать его смысл: Внимание. Впереди особо опасный участок. Вроде хороший совет, но кошмарные видения и так дают понять очевидное. Обрыв в темноту справа и каменная скала слева. Мокрый асфальт, и огни автомобиля вдали. Неужели встречного? Чёрт!
 
  Декард продолжает слышать звук работающего мотора и визг шин, хотя картинка перед глазами меняется.
 
  Часть его разума вернулась обратно. Едва ли не сбежала с испытания. Это помещение мало походит на врачебный кабинет. Здесь почти домашняя обстановка. Ковры на полу, мягкая мебель, диван, столик с журналами, аквариум с рыбками, приглушённое освещение. Окна с закрытыми жалюзи. Приятные кремовые тона.
 
  Перед глазами что-то движется... Это уборщица. Молодая женщина с пылесосом. В симпатично-коротком платье. Сейчас она наклонилась, пытаясь очистить труднодоступные места под диваном. Её эффектный подтянутый зад завладел вниманием Декарда.
 
  Со стороны послышался упрёк:
 
  - Вернитесь на дорогу, или разобьётесь.
 
  - Сейчас.
 
  Небольшое усилие воли возвращает подопытного в другой мир.
 
  Луна мелькает сквозь стволы деревьев. Её свет танцует на капоте Rolls-Royce. Дорога становится круче и снова напоминает горную. Повороты один опасней другого. Машина проносится сквозь островок висящего в воздухе тумана. Подобное вождение должно захватывать весь ум испытуемого, но, видимо, не сегодня.
 
  Декард сваливается в воспоминание. Он в зимнем лесу. Похоже на недавний отпуск. Ведущий лезвие снова там. Над головой белые облака. Вокруг холодное сияние снега и мельчайших льдинок в морозном воздухе.
 
  Слышится чириканье птиц. Хруст сминаемого снега под ногами. Тропинка петляет мимо клёнов и буков, постепенно спускается к подножию гор.
 
  - Ну же, оставайтесь с системой, - напомнил недовольный голос. - Сконцентрируйтесь.
 
  На секунду сознание Декарда возвращается в кабинет. Он бросает косой взгляд на зеркало, и видит часть своего тела, лежащего на кушетке.
 
  Затем машина прибавляет скорости. Испытуемый цепляется за руль. Асфальт неожиданно уходит вверх - внезапный и очень крутой подъём. Мотор надрывается. Газ, передача. Едва не захлебнулся. Ещё чуть-чуть промедления, и провал обеспечен. Тяжёлый Rolls-Royce взобрался на непростой подъём. В животе заныло.
 
  Дорога спрямилась. Неплохо. Можно выдохнуть.
 
  Сознание сваливается в нечто другое. Вокруг едва ли не сказочный мир, какие показывают в фильмах-фэнтези. Глубокое голубое небо. Нетронутый летний лес. Пение птиц. Детский смех совсем рядом... со стороны небольшой порожистой реки.
 
  Кажется, что из-за ближайшего холма вот-вот выскочит единорог. Странно. Начало какого-то сна или позабытого фильма.
 
  - Я верну вас к исходной точке, если будете игнорировать команды системы. Сконцентрируйтесь, Декард.
 
  - Откуда вы видите, куда сбежал мой разум?..Это личное! Почему вы видите то, что предназначенотолько мне?
 
  - Машина не фиксирует вашего отклика на стимул. Вы отдыхаете вместо того, чтобы работать.
 
  - Я... устал.
 
  - Почти доехали. Соберитесь.
 
  Снова дорога. Автомобиль. Декард уже на пассажирском сиденье. В руках нет руля.
 
Подопытный смотрит в сторону. Его место в водительском кресле заняла некая тень, напоминающая человека. Блестят зубы в странной улыбке-оскале. Остального будто нет. Просто тень, загустевшая в форме тела. Вместо человека, вместо Декарда.
 
  Водитель резко поворачивает голову к подопытному и бросает на того короткий взгляд. Если это можно назвать взглядом, конечно.
 
  Декард на мгновение выныривает во врачебный кабинет. Затем усилием воли возвращается обратно. Впрочем, он уже вне машины. Смотрит на неё со стороны.
 
  Слишком темно. Далеко. Невозможно разглядеть, кто сидит в Rolls-Royce. В свете фар возникает встречная машина. Грузовик или автобус.
 
  Подопытный вспоминает про руль, но его нет в руках. Вместо педали тормоза под ногами каменистая поверхность обочины.
 
  Лобовое столкновение! Тяжёлый бронированный автомобиль влетает внутрь автобуса. Загорается. Всего через секунду салон охвачен огнём. Единый ком смятого железа скатывается в глубокий овраг. Сквозь клокотание пламени прорывается вопль. Истошный крик о помощи.
 
  - Поднимайтесь.
 
  Декард понял, что свободен. На лице нет дыхательной маски, остальное оборудование тоже снято. Он на кушетке во врачебном кабинете. Испытуемый хрипел, поднимаясь на ноги:
 
  - Я видел себя и... ту машину со стороны. Со стороны пассажира, а потом с обочины.
 
  Врач усмехнулся из темноты:
 
  - Технически невозможно. Вы просто не справились.
 
  - Тест провален?
 
  Декард отыскал глазами доктора. Тот сидел за столом, в полутьме, не включив ближайший светильник.
 
  Затем перед ним вспыхнула красная голограмма с результатами теста. Врач потирал подбородок, оценивая цифры и графики. Блейдраннер смахивал пот со лба, подходя к столу.
 
  - Стальные нервы, - доктор погасил голограмму и откинулся на спинку кресла.
 
  - Совсем без ржавчины?
 
  - Не могу сказать. Рефлексы и скорость мотивации ниже, чем в прошлый раз.
 
  - И?
 
  - Вы не так быстры, как следует.
 
  Декард не дождался продолжения и направился к вешалке. Стал одеваться.
 
  - Во время теста... - вновь заговорил доктор.
 
  - Да?
 
  - Ваш ум блуждал. Если точнее... увиливал от системы.
 
  - Ха-ха.
 
  - Учитывая характер работы в полиции, это может закончиться печально.
 
  - Знаю, - сказал Декард, отметив двусмысленность слов доктора.
 
  Врач снова зажёг перед собой диаграмму с результатами теста:
 
  - А ведь у вас скоро день рождения.
 
  Декард не ответил, он завязывал шнурок. Доктор продолжил:
 
  - До сих пор не подали заявления на эмиграцию?
 
  - Нет.
 
  - Местная экология убивает вас.Красная черта близко.
 
  - Послушайте, док, - Декард вернулся к столу. - Я могу привести длинный список того, что мне не нравится в этой серо-стальной планете. Но я не вижу себя там.
 
  - А если передумаете, но слишком поздно?
 
  - Скорее система передвинет красную черту, чем я передумаю.
 
  - Уверены?
 
  Декард посмотрел на врача пристальным профессиональным взглядом:
 
  - Почему вы не эмигрируете?
 
  - Слишком стар.
 
  - Но могли когда-то.
 
  Врач помедлил с ответом. Усмехнулся и покачал головой: Моя работа здесь.
 
  - Моя тоже.
 
 Они достаточно объяснились. И не осталось ничего, кроме как пожать руки. Декард вышел из кабинета.