«И нет Силы там, где нет простоты, добра и правды»
книги автора
  Литературная обработка исходного сценария и удаленных из фильма сцен

  Многие привыкли к тихой жизни в уютном кругу близких людей. Ведь это так славно - тёплый интимный мирок. Однако милая семейка не в силах построить космический корабль, изобрести антибиотик против эпидемий будущего, решить проблемы геоэкономики. Такие вопросы по зубам лишь Системе. Проблема в том, что она должна состоять из сотен миллионов... не человек, а винтиков, обезличенных механизмов.
Тебе... всё ещё хочется стать одним из винтиков? Если нет, то ты попробуешь сорваться с резьбы. Но что один маленький человечек способен противопоставить Системе? И что - самому порядку вещей? Можно написать целые книги в попытке ответить. И это будет Киберпанк. Кстати, он уже почти не фантастика. Прямо сейчас Киберпанк превращается в нашу реальность.
 
 
ПРОЛОГ
 
  В начале XXI века корпорация Тайрелл разработала серию синтетических гуманоидов, идентичных человеку. Продукция компании выпускалась под торговой маркой репликанты. Использовались и сленговые обозначения - близнецы, кожаные поделки. Репликанты производились для замены людей в рядесекторов экономики.Машины стали решением проблем депопуляции промышленных центров и снизили потребность корпоративной системы в притоке мигрантов, которые несли с собой чужую культуру.
 
  Репликанты не являлись носителями эмоций, гражданских прав, не образовывали профсоюзов - все это находилось под запретом на уровне церебральной механики.
 
  Репликанты последней серии Нексус-6 обладали интеллектом, превосходившим интеллект их создателей, и выдающимися физическими данными. Предназначались для замещения живого персонала в глубоком Космосе. Их появление на Земле ограничивалось единичными случаями, когда необходимость повышения качества человеческого капитала перевешивала опасность от присутствия на Земле совершенных созданий.
 
  Вопросами незаконного проникновения Нексус-6 на Землю занимались особые отделы полиции. Их сотрудники - блейдраннеры (ведущие лезвие) - выслеживали и ликвидировали Нексус-6. Это не называлось убийством. Это называлось отправить в отставку.
 
 
Глава 1. Странник
 
   Пустыня Мохаве, ноябрь 2019 года
 
  Горизонт казался исчезающей линией медного цвета, наподобие тонкого провода. Всё остальное растворялось в сумраке. Не было ясно - что это, уходящий день или отступающая ночь.
 
  Континентальный поезд мчался сквозь своё время. Электромагнитная подвеска позволяла развивать скорость выше 400 миль в час. Медная полоска ни разрасталась, ни уменьшалась. Не удалялась. Не приближалась. Точно поезд застыл в безвременье. Горизонт оставался репликой обнажённого медного провода.
 
  Одинокий пассажир последнего вагона прислонился головой к оконному стеклу. Единственный путник, кто сел в поезд на крайней остановке. Широкополая шляпа покоилась на соседнем кресле авиационного типа. Рядом аккуратно сложенное шерстяное пальто.
 
  Металлический кейс устроился под локтём руки, подпирающей полусонную голову. Из нагрудного кармана однотонного костюма с пиджаком и галстуком выглядывала визитка. Она поблёскивала в приглушённом свете ночного рейса.
 
  Одежда, в которую почти завернулся Декард, выдавала в нём бюрократа или делового человека средней руки, в командировке.
 
  В оконном стекле висело его отражение. И оно выглядело не вполне так, как можно было ожидать от бизнесмена или бухгалтера. Пренебрежение бритьём, помятое лицо. Жилистая рука типажа, потрёпанного в драках.
 
  Судя по отражению, Декарду около тридцати лет. Причём лет десять назад он мог являться спортсменом. По крайней мере, подобное телосложение сделало бы честь половине мужчин среднего возраста.
 
  Странник время от времени приоткрывал глаза и наблюдал одинаковую картинку - едва светящийся медью горизонт - уходящий или начинающийся день. Он не знал точно. Да и не хотелось знать.
 
Хотелось закрыть покрепче глаза, чтобы всё исчезло. Ошмётки мыслей. Ошмётки мира за окном. И он сам. Поезд, что не продвигался вперёд, а нарезал кольца по никуда не ведущему пути.
 
  Странное состояние. Некий полусон. Фрагменты видений и реальности следовали через запятую, в рядом стоящих предложениях, что произносил внутренний голос. Он будто комментировал происходящее, перескакивая с того, что чудилось, на то, что мелькало перед открытыми глазами.
 
  Когда в наушниках зазвучал электронный блюз Вангелиса, внутренний голос прошептал, что пора просыпаться.
 
  Декард снял гарнитуру и оглянулся. Перед уставшими серыми глазами возник тёмный вагон. На столике три пустых пивных банки и недоеденный сэндвич. В кресле напротив два пакета из-под чипсов.
 
  Странник ощутил нечто вроде голода или жажды. Он поднялся и походкой не размявшегося человека направился к автомату, чтобы купить банку крепкого пива.
 
После покупки он вернулся на место и начал прокручивать в голове детали дела, которые ему только что сообщили через телефон с гарнитурой.
 
  Декард потягивал алкоголь, глядя в темноту, что обрамляла медную полоску.
 
  Ухмыльнулся. Ведь его задание заключалось в розыске машины, над которой особенно хорошо потрудились генные инженеры...
 
  Выходило так, что Нексус-6 способны слышать звуки дыханияс расстояния в десятки ярдов, ощущать тепло, исходящее от человеческого тела даже через преграду. То же со звуком биения сердца и чем-то ещё. Сам же Декард плохо чувствовал собственное тело.
 
  Оно будто одеревенело - после долгой поездки и последнего, особенно шумного вечера в компании эскимосских леди. Его срочно отозвали из этого безумного отпуска на Севере, не назвав причины. Декард понимал - когда поступают так и именно так. Дело дрянь. И вот теперь стало ясно: нужно выследить несколько машин среди нескольких миллионов людей. Ликвидировать тех, кого прикажут. Было бы проще, если б репликанты сами хотели найти Декарада. Проще и сложнее одновременно.
 
  Сыщик задал себе вопрос: Надоело ли мне убивать? Ответить не успел. В окне мелькнул указатель: Лос-Анджелес. Двадцать минут. Скоро на выход.
 
 
Глава 2.Некто Леон
 
  Лос-Анджелес, один из офисов в здании Тайрелл Корп, несколькими днями ранее.
 
  В небольшом кабинете находились стол и два кресла, человек в сером деловом костюме с неброским галстуком. Худощавый мужчина среднего возраста с ухоженными руками и гладко выбритым лицом.
 
  На столе лежали оптические очки, ручка, блокнот для рабочих пометок. Пепельница с изрядным количеством окурков, тлеющих и погасших.
 
Пустой кейс отливал металлом. Оборудование - переносная система Эспер - уже развёрнута и готова к изучению объекта.
 
  Человек в сером курил, глядя в темнеющее марево за узким окном. Свет пробивался вниз сквозь лопасти большого вентилятора на потолке. В соседнем офисе, за пластиковой фальш-стеной, кипел чайник. Казалось, он готов взорваться. Воздух наполнялся ароматом табака и плыл от жары. На лице мужчины проступали капли пота. В то же время он не снимал делового костюма.
 
  Динамик, вмонтированный в потолок, сообщил полуэлектронным женским голосом:
 
  - Следующий объект. Новый работник. Претендует на место в сервисепо очистке машин-уборщиков.
 
  В дверь постучали. Человек в сером, не глядя в ту сторону, указал на одно из кресел и тихо произнёс: Входите.
 
  В комнату шагнул странный посетитель. Сквозило в нём нечто... от ребёнка-переростка. Комичное и неправильное. По-детски оттопыренная губа. Или что-то другое. Контраст сильного крупного тела с растерянным, в поисках поддержки, взглядом. Усатый и седеющий школьник, что не одно десятилетие оставался на второй год. Чучело, набитое неясно чем.
 
  На нём висела почти больничная рубаха и брюки слабого зелёного цвета. Лёгкие и тонкие. Вероятно, из-за чего испытуемый не выглядел уставшим от жары кабинета. На груди висела табличка: порядковый номер и четыре буквы. Леон.
 
  - Садитесь, - сухо сказал Холден, и подопытный без слов подчинился. Опустился в не очень удобное жестковатое кресло. Они не представились друг другу и не пожали рук. Ничего личного, только дело. Это всё, что есть между ними.
 
Машина Эспер, различив в кресле напротив человекоподобную фигуру, стала нацеливать объектив на лицо. Подвижная штанга с видоискателем подстраивалась под недюжинный рост Леона. Экран машины, развёрнутый к человеку в сером, отражал действия системы.
 
Фиксация лица, характерных точек и дефектов кожи. Затем крупный план зрачка левого глаза, выбранного на основе экспресс-анализа движений объекта. На экране поменьше, слева от главного, отражались первичные данные сканирования: температура кожных покровов, частота колебаний микротеней вокруг крыльев носа и сонных артерий, губ. Вторая производная от положения края радужки.
 
  Соседний экран выдавал итоговую информацию в реальном времени: уровни эмоциональности и сопереживания.
 
  Ходден курил, особо не глядя на машину. Та знает своё дело.
 
  - Ничего, если я поговорю? - попросил Леон. - Я немного не в себе из-за процедур.
 
  - Только не ёрзайте, - заметил Холден, коротко ткнув пальцем в сторону подопытного.
 
  - Извините, - Леон ссутулился. Странный гигант демонстрировал редкую готовность к подчинению, на грани с полной покорностью.
 
  Машина вносила корректировки в положение объектива и в моторные функции, основываясь на новых данных о характерных движениях объекта.
 
  Испытуемый не выдержал и снова заговорил.
 
  - Меня уже проверяли на интеллект. Я успешно прошёл, - Леон с надеждой посмотрел на Холдена, но тот пропустил слова мимо ушей.
 
  - Здесь другой тест. На сопереживание. Время реакции важный параметр. Будьте внимательны и отвечайте быстрее.
 
  - Да, да. Хорошо.
 
  Едва Леон успел договорить, как Холден начал проверку, делая вид, что смотрит в записную книжку:
 
  - Один, один, восемь, Хантервассе.
 
  - Адрес оте...
 
  - Что? - резко перебил Холден и жёстко посмотрел в лицо Леону.
 
  - Отель. Где я жи...
 
  - Хороший отель? - Холден неожиданно смягчил голос и взгляд.
 
  - Ну, - испытуемый сглотнул, - меня устраивает... Э-это уже тест?
 
  - Нет, я только разогреваю вас.
 
  - Не смешно, знаете, ли, - поёжился Леон.
 
  Блейдраннер незаметно коснулся пистолета в кармане пиджака и продолжил почти без паузы:
 
  - Вы в пустыне. Идёте по песку, и вдруг...
 
  - Это уже тест? - выдохнул Леон.
 
  - Да. Вы в пустыне. Совершенно один. И вдруг...
 
  - В какой? - испытуемый затряс головой, не понимая речи блейдраннера.
 
  - Что?
 
  - В которой пустыне?
 
- Да какая разница?! Просто пустыня.
 
 - А почему я туда попал?
 
  - Может, всё осточертело, и захотелось побыть одному. Вдруг вы видите рептилию...
 
  - Что?.. Реп... Тилия? Вы смеётесь надо мной?
 
  Холден затянулся сигаретой, оценивая Леона. Тот не выглядел как человек, способный пройти тест на интеллект.
 
  - Пресмыкающееся, - сказал блейдранер. - Черепах видели? Одна из их ряда. Идентичная.
 
  - Да, - Леон судорожно кивнул.
 
  Холден вроде бы вернулся в обычное рабочее состояние, и собирался продолжить вопрос, но испытуемый зачем-то добавил:
 
  - Живьём я их не видел. Только на картинках.
 
  Терпение сыщика иссякло, и Леон попытался исправить оплошность:
 
  - Но я понимаю, о чём речь.
 
  - Вы нагибаетесь, переворачиваете рептилию на спину, - Холден выделил интонацией слог реп.
 
  - Вы сами придумываете вопросы, или кто-то другой?
 
  - Черепаха лежит на спине, - голос Холдена с каждым мгновением звучал жёстче. - Её живот обжигается солнцем. Черепаха запекается прямо в панцире. Она отчаянно дёргает лапами, стараясь перевернуться. Но не может без вашей помощи. А вы ей не помогаете.
 
  - Что значит - не помогаю?!
 
  - Не помогаете, и всё! Почему, Леон?.. Почему вы не сочувствуете?
 
  Судя по внешнему виду, слабоумный сам превратился в подобие черепахи или... Наверное, так могла бы зыркать по сторонам атомная бомба, осознавшая, что ей надо взорваться, но забывшая, когда именно. Может, рвануть сейчас? Или позже?
 
  Леон заёрзал на стуле. Холден расплылся в довольной улыбке и затянулся сигаретой. Откинулся в кресле, решив снять напряжение:
 
  - Кстати, Леон, это другие... придумывают вопросы. Не я. Тест нацелен на получение эмоционального отклика. Так что, всё по плану. Продолжим?
 
  Голова испытуемого дёрнулась пару раз, что следовало толковать как кивок.
 
  - Назовите простые слова, которые приходят в голову, когда вы думаете об отце.
 
  - О моём отце?
 
  - Да.
 
  - Сейчас я тебе скажу, что думаю.
 
  Тон Леона предвещал опасность, но Холден не успел среагировать. Репликант быстрее. Он нажимал на спусковой крючок пистолета, когда блейдраннер только тянулся к карману с табельным оружием.
 
  Тонкий лазерный луч, как шпага, пронзил тело Холдена. Грудь, кресло и один из экранов Эспер.
 
  Блейдраннер на мгновение привстал с кресла и быстро рухнул на стол. Как марионетка с подрезанными нитками. Жертва замерла без движения.
 
  Репликант медленно поднялся, смакуя победу. Оглядел стол. Машина Эспер отчаянно мигала огнями, пытаясь восстановить работоспособность, вызвать скорую для Холдена и оперативную группу полиции.
 
  Леон провёл лучом по оборудованию Эспер, будто делая роспись. Линия, оставленная лазером, искрилась и испускала дым. Огромная фигура Нексус-6 шагнула к выходу из кабинета, что заполнялся запахом сожжённого мяса и пластика.
 
 
Глава 3.Мрачный город
 
  Декард вышел из вагона и попал в шумную толпу.
 
  Вездесущие азиаты. Не вокзал, а рынок какой-то. Лепечут на белиберде, снуют туда-сюда, толкаются. Унять их можно только, показав значок копа или пистолет. И вот тогда они раскланяются, начнут называть тебя господином.
 
  Прислушиваясь к трескотне, на которой трепалась толпа, охотник понимал, что уже подзабыл дурацкий ситиспик. Достаточно уехать в недолгий отпуск, чтобы уличный жаргон - смесь китайского, японского, хинди и чего-то там ещё - стал представлять загадку для сознания. Декард будто вновь учил этот дикий язык, почти официальный для улиц и подворотен.
 
  Поначалу он понимал лишь отдельные слова, со временем те складывались в предложения и смысл.
 
  Диктор вокзала сделала объявление на чистом китайском. Группа азиатов, судя по разрезу глаз, с японского острова, нервозно отреагировала на китайскую речь. Блейдраннеру пришлось поработать локтями, чтобы прорваться сквозь толпу людей, вмиг превратившихся в самураев и камикадзе одновременно.
 
  Когда закончились азиаты, навстречу хлынули парни, похожие на мексиканцев в сомбреро. От них разило куревом. После хлынули кришнаиты. Следом - группа чернокожих музыкантов, если верить реквизиту - нечто вроде джазового оркестра. В кильватер джазменам пристроилась стайка евреев-ортодоксов.
 
  Вокзал представлял собой мир в миниатюре - безумную эмульсию из несмешиваемых рас и культур. В спёртом воздухе висел монотонный трудно разбираемый галдёж. Декард так увлёкся противоборством с толпой, что не заметил, как упёрся в тупик.
 
  Оказалось, он шёл не в том направлении. Толпа неожиданно закончилась, и вместо препятствий из человеческих спин перед глазами возникла стена, из старого потемневшего кирпича. Глухая преграда с рисунком в клетку.
 
  Снаружи громыхнула гроза, и часть ламп отключилась. Вокруг стемнело. Голоса поутихли. Вокзал замер. Люди стали более податливыми, и Декард двинулся туда, где светилось хоть что-то.
 
  В том единственном месте виднелся кусочек цветного мира - небольшой прямоугольник окна. Стекло, за которым поблёскивал ночной Лос-Анджелес. Остальное пространство вокруг прямоугольника занимала чернота. Она уподобилась рамке, обрамлявшей картину художника, что зарисовал странный гипнотический сон.
 
  Яркий и хмурый одновременно. Влекущий и холодный. В окне мерцал мир, лишённый чего-то важного.
 
  Сумрак, завёрнутый в фольгу, что сверкала в слабом неоне. Пустой, но визуально заманчивый, загадочный мир. Декард точно смотрел на внутреннюю поверхность пустого сосуда, по стенкам которого скользили тени в форме человеческих силуэтов.
 
  Небоскрёбы тянулись в сумрак. Их крыши венчались тёмным и бесформенным. Тяжёлое пасмурное небо давило на улицы. Казалось, оно готово обрушиться.
 
  Декард не смог быстро припомнить, когда в последний раз видел над городом нормальное небо, а не это вязкое нечто. Вездесущая реклама на крышах подменяла звёзды и луну.
 
  Местную погоду окончательно довели, и теперь она мстила. Улицы заливались дождевой водой. Холодом и слякотью.
 
  По асфальту скользили пятна неона. Его туманные оттенки играли с темнотой. Создавалось впечатление, будто слабый свет нужен лишь для одного - подчеркнуть глубину сумрака. И что именно с этой целью инженеры-электрики, ответственные за освещение улиц, отключили все лампы, до которых смогли добраться.
 
  ... Декард понял, что уже стоит на улице - вокруг запахло дождём. Тот превратился в секущий ливень, когда подул сильный ветер. Воздух стал смесью холода, сырости и запаха моторного топлива.
 
  Странник окунулся в гул толпы и гудки автомобилей. Шелест дождя стелился вдоль улиц. Характерного кисловатого привкуса на губах не ощущалось - сегодняшнее небо более пресное.
 
  Над головой пролетали аэромашины, а рядом по тротуарам колесили велорикши. На чернеющем асфальте плясали капли и всплески воды, пятна неона болезненных жёлтых оттенков. Клубы тяжёлого тумана, что поднимались от коллекторов, давали ещё одно подтверждение - Декард дома. Вокруг его странный дом.
 
  В темноте над главным зданием вокзала повис дирижабль. Его громкоговоритель уже в который раз оглашал до боли знакомый текст: ... не упустите шанса начать жизнь с нуля. Вас ждёт край золотых возможностей и приключений. Ознакомьтесь с условиями контракта на свежую жизнь во внеземных колониях, зайдите на официальный сайт...
 
  Припаркованная вблизи аэромашина отчаянно сигналила. Декард понял, что чёрный спиннер приехал за ним.
 
 
Глава 4.Странный напарник Гафф
 
  Дверь поползла вверх. Охотник положил кейс на заднее сиденье, рядом с тростью и плащом коллеги. Следом отправились пальто и шляпа. Сыщик устроился поудобнее в пассажирском кресле.
 
  Пока дверь закрывалась, Гафф цедил сквозь зубы:
 
  - Где тебя носило?
 
Необычное имя. Наверное, как-то так должен звучать рык собаки, стерегущей овец.
 
  - Ты знаешь. В отпуске... Кстати, привет.
 
  - В следующий раз не ври, где собираешься отдыхать от нас. Мы здорововложились, чтобы выяснить, где ты калечишь печень.
 
  Гафф продолжал отчитывать Декарда, но тот не слышал голоса сослуживца. Его новый костюм оказался куда интереснее. Декард не мог оторваться от обёртки, в которую упаковал себя главный денди отдела блейдраннеров.
 
  Даже сидя в машине, он не снимал щёгольской шляпы с небольшими полями. Под серо-металлическим пиджаком красовалось несколько слоёв одежды. Жилетка в тон и чуть розовая мужская сорочка. Галстук-бабочка.
 
  На пальцах блестели перстни, один из которых Декард не узнавал. Дорогая обновка.
 
  Гаффа перевели в отдел блейдраннеров из подразделения, что занималось бандами латинос и наркоторговцами. Видимо, специфика той работы повлияла на него. Он не то, чтобы являлся белой вороной в отделе лицензированных убийц... нет, он делал ту же работу, как и все, но старался выполнять её с шиком,понятным только ему.
 
  Посторонним было странно видеть в отделе сотрудника, который напоминает богатого наркоторговца и действует как испанский кабальеро с манерами восемнадцатого века.
 
  - Да ты вообще слушаешь?!
 
  - Наверное, - кривая ухмылка чуть осветила тусклое лицо Декарда. - Не могу оторваться от... твоего нового образа.
 
  - Брайант ждёт.
 
  Гафф запустил аэродвигатели, те издали мерный гул, от которого Декард уже отвык. Спиннер поднимался в потоке ветра. Сквозь серые оттенки стальных конструкций и зданий. Сквозь блестящий в неоне дождь.
 
  Машина заняла средний эшелон. Они двигались по трассам, пролегавшим в каньонах города.
 
  Улицы внизу скрывались в клубах тумана. Где-то там, в темноте, бродили люди, неразличимые в бесформенных дебрях, в лабиринтах неона и темноты. Создавалось странное впечатление... будто улицы застыли в туманном холоде или неслись сквозь него в некую пропасть. Или что под днищем спиннера не город, а кино об обречённом мире.
 
  Машина заложила вираж. В боковом окне возник рынок механических чучел. Декард хорошо знал то место из-за специфики работы. Витрины магазинов освещались куда лучше промозглых улиц, над которыми спиннер пролетал раньше. Здешний неон уже не светил плоско и редко, он стал почти равным темноте и струился потоками сквозь сумрак.
 
  - Что стряслось? - спросил Декард, заглядывая в разноцветные глаза-бусинки сослуживца.
 
  - Холден влип, - шевельнулись щёгольские усики и бородка Гаффа.
 
  - А-а, любимчик капитана.
 
  - Поменьше цинизма. У него теперь титановый позвоночник.
 
  - Есть с чем поздравить... Старого друга.
 
  Декард посмотрел вдаль, мимо взгляда Гаффа. Отсюда открывался впечатляющий вид на заводы по производству порошков для 3D-принтеров. Серо-стальная земля совсем потерялась в промышленном смоге.
 
 
Глава 5.Шефполиции Брайант
 
  По странному стечению обстоятельств отдел блейдраннеров размещался на верхних этажах высотного здания, большая часть которого занималась торговым центром. Внизу продавали всё: от тряпья до косметики и духов. Хотя вряд ли Гафф отоваривался там.
 
  Они прошли через пост дежурного, миновали зал со строем столов и сотрудников полиции. Денди успел сделать пару комплиментов знакомым сотрудницам.
 
  Подошли к кабинету капитана. Заходить не стали, так как изнутри доносился ор. Брайант отчитывал особенно нерадивого сотрудника.
 
  Голос звучал обманчиво. Слишком высокий, чтобы принадлежать тучному человеку. Грудь капитана являлась чересчур полной и малоподвижной (не говоря о животе), чтобы участвовать в производстве звука. В результате голос выходил неожиданно высоким. В нём звенели металлические нотки. Особенно если Брайанту удавалось вдохнуть поглубже, как сейчас:
 
  - Слушай, ты, недоносок! Напомнить расклад в этом долбанном городе?! Если у тебя нет значка копа или бумажек, ты никто! Тебя за человека никто не примет!
 
  Пауза.
 
  - Выхода нет, парень.
 
  Судя по звуку, положил трубку. Декард первым вошёл в кабинет. А капитан уже смотрел на них масляным взглядом. Как будто ничего не случилось. Надетая на пухлое лицо улыбка чеширского кота висела в обрамлении сизых клубов сигаретного дыма. Знакомый запах.
 
  Пятидесятилетний увалень сидел за большим столом, заполненным сводками, делами, радиостанциями. И ни намёка на компьютер. Коп старой закалки не носил ни одного импланта, даже зубного. Он пользовался золотыми коронками. Небольшая лысина, короткие седые волосы. Морщины, сломанный в паре мест нос, сеточки разбитых капилляров и глаза с изрядным количеством лопнувших сосудов.
 
  За спиной, на стенах, висели дипломы. На полках шкафа блестели кубки спортивных соревнований, что намекало на славное прошлое начальника лицензированных палачей.
 
  Его подчинённые ни на секунду не забывали, кем на самом деле является шеф. Он знал о каждом сотруднике то, что они сами бы предпочли забыть. Взгляд, над которым Брайант иногда терял контроль, выдавал в нём жёсткую и холодную личность.
 
  - Ой, вот только не строй из себя девочку, Дек. Тебя отозвали не просто так. Пять кожаных поделок бегают по улицам.
 
  - А как же наша звезда Холден?
 
  Декард подошёл к столу, а Гафф сел в кресло в углу кабинета. Капитан потянулся к сейфу, извлёк бутылку виски и два стакана. Хозяйство оказалось на столе. Приговаривая и поглядывая на подчинённого, шефвзялся за разливку:
 
  - Малыш Холден неплох, пока его не припёрли к стенке. Он даже дышать способен. Если вентиляцию лёгких не отключат.
 
  Декард привычно освоил один стакан - хороший такой виски... Сел на скрипнувший стул. Капитан продолжал, тоскливо глядя на второй полный стакан, на то, как алкоголь играет в свете:
 
  - Молодёжь слишком полагается на свои компьютеры с искусственным интеллектом и прочей лабудой. А здесь улицы, Дек. Мне нужен волк. Кто ещё помнит, как работать со старым добрым набором следака.
 
  Он открыл ящик стола и извлёк оттуда небольшую коробку. Придвинул её к Декарду и поставил сверху второй стакан:
 
  - Выпей за меня. Моя печень порадуется за твою.
 
  - Кто ведёт дело? - спросил Декард, опрокинув стакан.
 
  - Ты. Гафф подключится, когда потребуется.
 
  Потребуется Брайанту, - понял Декард.
 
  - Поступили официальные бумаги по спецсвязи, - капитан обменял папку с файлами из сейфа на два пустых стакана. - Глянь. Вкратце скажу, что там. Их шестеро. Как бы мужиков и баб - поровну. Угнали шаттл во внеземной колонии, вырезали экипаж и пассажиров. Всего двадцать девять трупов. Шаттл мы нашли в пустыне, недалеко от побережья. Затем репы метнулись в центральный офис ТайреллКорп. Один получил повреждение, стараясь пролезть под защитное поле охраны. Откинул копыта. Хотя тела мы не нашли. Вероятно, репы забрали с собой... Нечто новое в поведении кожаных поделок, да? Они никогда не поступали так раньше. У Нексус-6 на уме нечто иное.
 
  Брайант будто замолчал на полуслове.
 
  - Что ещё? - спросил Декард.
 
  - Возможен другой вариант. Тело кожаной поделки спрятали в корпорации. И делают вид, что не в курсе. Я не уверен. Что-то нечисто. Надо смотаться в Тайрелл, прощупать общий настрой. Вдруг кто-то сболтнёт или намекнёт.
 
  - Конкуренты Тайрелла? Правозащитники?
 
  Капитан кивнул:
 
  - Надо вести себя осторожнее, Дек. Как бы нас не подставили. У меня нюх на подобные вещи. В животе ноет. Надо аккуратней всё склеить. Потише. Чтобы никто не узнал о беглых репах в городе. Будет плохо, если о ситуации пронюхают адвокаты кожаных поделок... Поубивал бы этих псевдозащитников, от них можно ждать любой провокации. Те же профсоюзы, скулящие о рабочих местах для людей, могли привлечь наёмников. Мутное дельце. Скверное. Но официально, по бумагам - это не люди, а репы, подлежащие отключению. Возьмёшь чистый левый ствол, на всякий случай.
 
  Нет человека, нет проблемы, - отчего-то припомнил Декард.
 
  - Ясно, - сказал он. - Что они искали в ТайреллКорп?
 
  - Не знаю.
 
  - Нашли?
 
  - Вряд ли. Думаю, их спугнули... Предполагая, что репы вновь полезут к Тайреллу, я приказал Холдену прогнать новых служащих через тест на сопереживание... Одну кожаную поделку он нашёл.
 
  Декард обернулся, чтобы посмотреть на Гаффа: тот сидел молча и делал свои любимые оригами. Фигурку петуха или фазана.
 
  - Ну, что смотришь? - спросил Брайант. - Начни с двух вещей. Первое, на склад оружейки перенесли тестер Холдена. То, что осталось. Эспер оказалась живучей. Кожаная поделка не до конца раздолбила её. В памяти сохранились кое-какие файлы. Затем дуй в ТайреллКорп, там завалялся прототип Нексус-6. Опробуй на нём старую добрую машинку, - Брайант кивнул в сторону коробки, которую недавно отдал Деку.
 
  - Зачем?
 
  - Холдену показалось, что тест на сопереживание, вшитый в Эспер, не пригоден для определения последних модификаций репов.
 
  - Хреново, сэр.
 
  - Хорошо, что ты понимаешь ситуацию. Если тут замешаны технологические конкуренты нашего друга Тайрелла...
 
  - Он не мой друг.
 
  - И не мой. Но ты ведь понял, что я имею в виду?
 
  Декард кивнул.
 
  - Дек, у них службы безопасности как частные армии. Не слабее Интерпола. Как минимум.
 
  - Подожди. Зачем репликанты так упорно стремились в Тайрелл? Зачем идти на подобный риск?
 
  - Это ты скажешь мне, сыщик.
 
  Декард попросил налить ещё и оглянулся на Гаффа. Тот ухаживал за ногтями, как ни в чём ни бывало.