«И нет Силы там, где нет простоты, добра и правды»
книги автора
Глава 14. Старые раны


63.
      На Земле у меня было только одно настоящее ранение. Ну, относительно настоящее: полоснуло осколком мины по ягодице. Много крови, ещё больше смеха, две недели сна на животе. И симпатичный шрам, которым даже не похвалишься.
      А в далёкой-далёкой галактике… дайте вспомнить. На бедре лёгкий след от бластера, гематомы повсеместно, сломанные рёбра и ноги. Это всё в прошлом забеге. В текущем — ожог на груди и сотрясение так называемого мозга.
      От Ревана я ожидал большего. Судя по той сверхъестественной лёгкости, с которой он штурмовал небоскрёб Вогги и перебил Магистров…
      «Меня снова спасла Бастила». Вот какую фразу до конца своей жизни буду я повторять, рассказывая о сегодняшней бойне. Но на самом деле, ребята, чёрта с два девушка остановила бы Ревана!
      Он просто не хотел меня убивать.
      Играл, издевался? Не думаю, не тот характер. Я в нём даже настоящей Тьмы не ощутил. Только холодную, потустороннюю, сумасшедшую какую-то рациональность.
      Смешно: «сумасшедшая рациональность». Так бывает: чужая разумность кажется безумием, глупостью, абсурдом. Так бывает, когда чужая разумность сильно превосходит твою собственную. Помните «Место встречи изменить нельзя»? Когда Шарапов играет на пианино сложную фугу, а дурак Промокашка ему кричит, мол, что за фигня, это и я так могу! «Мурку» давай!
      Вот и мне пришло время почувствовать себя Промокашкой. Реван явно действовал крайне целеустремлённо, решал какую-то абсолютно чётко определённую им задачу. Но я не понимал, какую, поэтому действия Ревана казались мне необъяснимыми. Он охотился на меня, но в то же время… чёрт, слишком сложно!
      Я был так вымотан эмоционально, что даже не пытался анализировать краткий и сумбурный разговор с Реваном перед дракой. Что бы он ни говорил тогда, это было попыткой манипуляции. Позже, в более спокойном состоянии духа, я смогу вспомнить всё и пусть очень примерно, но понять цели противника. Только не сейчас.
      «Ты меня убил»… чушь. Хочешь обвинить кого-то в том, что посторонний человек занял твоё место — обвиняй Силу. Нечего тут шашкой махать.
      Я машинально потрогал прореху на груди. Задел обожжённую кожу, еле сдержал стон.
      - Больно, да? — встрепенулась Бастила. — Больно? Не вставай, лежи спокойно, я сейчас…
      - До свадьбы заживёт, — ответил я, любуясь девушкой.
      Нормальной. Взволнованной, напряжённой, взъерошенной после боя — но всё-таки нормальной. Прежней, словно поединок с настоящим Реваном в один миг вытряхнул джедайку из того вяло-мечтательного оцепенения, что отдалило нас друг от друга в последние дни. Не думаю, будто Бастила, как сказал бы какой-нибудь пошляк, «сделала выбор». Нет, просто моя с ней связь с Силе оказалась мощней.
      Не самая приятная для мужского самолюбия мысль, но самолюбию полезны регулярные оплеухи. Мы как биологический вид вообще не созданы для комфорта, а за любовь близкого человека надо бороться всю жизнь… как сказал бы какой-нибудь пошляк.
      Бастила посмотрела на меня таким горячим и виноватым взглядом, что мне стало стыдно за неуместные философствования. Могу ли я доверять ей? Какая разница, если всё равно буду.
      А остальной команде?
      А команда — мне?
      И мне — которому?..
      С деланным кряхтением я поднялся с койки.
      - О, но подожди хотя бы колто, — заокала Бастила, избытком заботы компенсируя недавнюю, хм, амбивалентность.
      Я взял её ладонь, накрыл дыру в своём мундире:
      - Чувствуешь? Сердце бьётся, внутри всё цело. А снаружи… потом замедитируем. Не нужен мне никакой колто. Нет времени. Надо решать, что делать дальше.
      
      
      Решали быстро. Команда у меня притёрлась уже до такой степени, что по критичным для выживания вопросам споров почти не возникало. По мелочам — ещё как, иной раз до крика. На то они и мелочи.
      Другое дело, что выбора особого и не было. Мы снова оказались в ситуации, когда о сознательном управлении обстоятельствами говорить не приходилось. Мир выставлял против нас одну угрозу за другой, всё абсурднее и абсурднее, мы реагировали, куда-то бежали, рубились с кем-то, не понимая, зачем и почему…
      Великая Сила упорно не позволяла мне остановиться и хоть немного подумать, хоть что-то понять. Давала прочувствовать, что на самом-то деле вовсе я не Реван, а так, эрзац-бублик на голодный год: только чтоб дотянуть до появления настоящего главного героя.
      Который как раз обстоятельствами управлял крайне умело. Вылез ниоткуда, бодрыми щелбанами перебил кучу народа, развалил половину Нар-Шадда. Бастилу чуть с ума не свёл, скотина. Затем по-хозяйски припёрся на Дантуин, дистанционно промыл мозги Совету, так что изначально дружелюбные и гостеприимные Магистры на ходу переобулись и попытались отрезать меня от Силы…
      - И где нам их искать?
      Я с усилием выдернул себя из тягостных размышлений:
      - Кого искать?
      - Магистров, — терпеливо пояснил Карт. — Ты сказал: надо лететь к выжившим членам Совета. Значит, Корусант?
      - Какой там Корусант, — отмахнулся я, — ты ещё на Тайтон предложи… Бастила, где-нибудь ещё поблизости есть база Ордена? Желательно, с эскадрой, хорошей такой боевой эскадрой.
      Но прежде чем джедайка успела раскрыть рот, вмешался Кандерус.
      - Зачем тебе эскадра, Мак? — поинтересовался он с характерной надменной усмешкой. — Тебя так напугало одно маленькое судёнышко? На флагман Малака ты полез без особых истерик.
      - Это тебе не Малак, — мрачно сказал я. — Это Реван.
      Угу, я уже рассказал народу о встрече со своим Тёмным братиком. В самых кратких и энергичных выражениях.
      - И что? — спросил мандалорец. — Одним Реваном больше. Ты, конечно, изрядная заноза в заднице, но галактика и не такое переварит, даже в двойном размере.
      - Галактика переварит, — согласился я, даже не пытаясь поддержать пикировку. — А вот мы этим Реваном подавимся. Вернее, он нами. Вернее, он-то нами как раз…
      Худо-бедно покатилось обсуждение, экипаж оценивал, осознавал, прикидывал варианты. Я отошёл к иллюминатору. Стоял, смотрел в пустоту за бронестеклом. Пытался понять, почему Реван пощадил меня. Понимание никак не приходило.
      С одной стороны, не просто пощадил, а спас: ведь заявился-то он в тот самый момент, когда Магистры собирались отрезать меня от Силы. С другой стороны, почему они собирались это сделать? Вот серьёзно: почему?
      Единственная причина, что приходила в голову, заключалась в Силовом воздействии Ревана. Он влиял на Бастилу, он же повлиял на Совет. Но опять: зачем? Неужели считает меня угрозой? Но тогда зачем спасать в последний момент?
      Ага, тогда вот что вырисовывается. Я ведь не собирался просто так сдаваться Магистрам. Что если сопротивление ритуалу должно было привести к моей гибели от их рук? Получается, Реван хотел отрезать меня от Силы, но не мог допустить смерти? И снова, снова: почему?! Фантасмагория какая-то.
      - Бастила, — сказал я, когда девушка подошла и встала рядом. — Я похож на психа?
      - О да, — с улыбкой ответила джедайка, к счастью, не пытаясь ничего пояснять.
      - Как ты себя чувствуешь? — после недолгого молчания спросил я.
      - Хорошо. Всё прошло, всё это… наваждение. Мак… ты простишь меня?
      - За что? — удивился я, чувствуя, что удивляюсь совершенно искренне. Как тогда, в открытом гипере, между нами не было сейчас никаких преград.
      - Он Реван, — очень тихо произнесла джедайка. — Он…
      - Знаю. Он настоящий, а я всего лишь…
      - Мак. Ты — тоже настоящий. В том-то и дело.
      Мы повернулись друг к другу. Лицо девушки было спокойно, взгляд непроницаем, но я смотрел Силой.
      - Столько Реванов — и все настоящие. Ни одной китайской подделки.
      Она вежливо улыбнулась:
      - Китай — это ведь местность на твоей родной планете, да?
      - Да, страна такая. Бастила. Ты же знаешь: я из другого мира. Ну как, как я могу быть — настоящим?
      - О, ты и не можешь, — согласилась джедайка. — Но это так.
      - Сила не ведает разницы между оригиналом и подделкой? — кривовато усмехнулся я.
      - Мак, откуда нам знать, что она ведает и чего не ведает.
      «Я похож на психа?», неуместно всплыло в памяти. Пустота снаружи сгущалась. Корабль приближался к точке прыжка на автопилоте: Карт утверждал, что, кроме «Варяга», в системе нет ни единого корабля. Очевидно, «Чёрный ястреб» Ревана оставался на поверхности Дантуина. Даже взлети он прямо сейчас, догнать нас здесь уже не смог бы.
      Но обязательно сделает это позже.
      Я повернулся к круглому столу. Споры стихли: экипаж внимал.
      - Нам нужны союзники, — сказал я. — Пока мы сумели найти союзников только в одном месте: на Телосе. Не знаю, как всё повернётся дальше, но дантуинская эскадра сейчас там. И выжившие Магистры, Дорак и Лестин, тоже там. Итак, Телос?
      - Да ты прям как таунтаун на привязи. Хе-хе. Любишь ходить по кругу.
      - Нет, Биндо, терпеть не могу, — ответил я, против воли вспоминая, сколько раз переигрывал «Рыцарей Старой Республики». — Но если уж ходишь кругами, лучше не врать себе, будто идёшь по прямой.
      
      
64.
      Вопрос: в самом деле, почему не Корусант? Там главная база Ордена, там мощнейшие силы флота, там столичная концентрация Одарённых. Даже Тёмному Ревану пришлось бы тяжко. Рвани мы на Корусант, «Чёрный ястреб» элементарно не успел бы нас перехватить ни в одном из промежуточных выходов. Почему я выбрал Телос?
      Ответ: потому что я не очень умный. Ну да, хитрый, изворотливый, как АТОшник в плену. Рефлексировать люблю и умею, что в полевых условиях вполне сойдёт за условную мудрость. А вот со способностью делать очевидные выводы из очевидных фактов у меня как-то не очень, склонен хвататься за первое подвернувшееся решение. Или то, что им кажется.
      Сейчас решением казался Телос, потому что был ближе. Я всё ещё подсознательно надеялся, что вот-вот найдётся кто-то умный и взрослый, кто укажет, что делать дальше.
      В оправдание собственной тупости замечу, что примерно так же чувствовали себя остальные члены команды. Включая Биндо, к которому я сам постоянно обращался за советом и поучением. Старикан, понятно, держал марку, хехекал и отговаривался туманными притчами, но было видно, что он и сам в недоумении. Избыток Реванов плохо влиял на всеобщие интеллектуальные способности.
      Опасался ли я, что Дорак и Лестин тоже падут жертвой Тёмной промывки мозгов? Естественно. Сцена с безумным и внезапным ритуалом на Дантуине стояла перед глазами до сих пор. Но я надеялся, что раз Бастила сумела вырваться из-под воздействия Ревана, то и уцелевшие Магистры справятся, главное, предупредить их заранее. Мы же отбились от Дарта Нихила, поскольку были готовы к противостоянию. А Вандар не был готов, потому и…
      «Найди настоящего Ревана».
      Он знал, знал.
      Они все знали.
      Кровь из носу: заставлю уцелевших Магистров на «Цитадели» всё мне рассказать. Повадились, гады… кто играет втёмную, тот Тёмный! Так им и скажу. Хватит! Хочешь результата — обеспечь условия.
      С такими примерно мыслями я готовился к прибытию на Телос. Принял душ, перекусил, помедитировал. Дыру в мундире залатать не удалось, пришлось сменить китель на привычный плащ. Снова поболтал с ребятами, ободряя не столько их, сколько себя. Размялся в ангаре с Бастилой и Джухани: меч Малака лежал в руке всё уверенней, я начинал по-новому чувствовать дистанцию, и девчонкам даже пришлось повозиться, разбирая мою защиту. Бастила на живую нитку сшила разрубленный Реваном двуручник и косплеила вертолёт, Джу упирала на силовую выносливость, всё как обычно. Итогами тренировки остались худо-бедно удовлетворены: мы сейчас остро нуждались хоть в каком-то успехе.
      В общем, к точке выхода добрались без приключений и в добром расположении духа.
      Гипер прощально подмигнул и погас. «Варяг» вывалился в реальное пространство. Корабль тряхнуло, а у меня вдруг сдавило сердце: Сила здесь была наполнена такой звенящей пустотой, какая бывает только перед артподготовкой. Ещё не рвутся снаряды, не горит воздух, а ты уже рефлекторно бежишь в укрытие, сдерживая панический крик.
      Только в космосе нет блиндажей и щелей. И крик твой никто не услышит.
      - Карт!.. — начал я, склоняясь к пилоту, но он и сам уже колотил по клавишам пульта.
      Системное пространство кишело кораблями. Бортовой компьютер сходу выявил двенадцать тяжёлых единиц, три десятка средних, а мелочи вроде нашего «Варяга» вовсе без счёту. Кое-где пылила и палубная авиация, но не слишком активно: драка ещё не началась, только предвкушалась.
      Кого, с кем? Сейчас мы быстренько выясним, а потом… ну, видимо, всё-таки свалим куда подальше. На Корусант, например. Действительно, что меня, идиота, понесло к Телосу? «Союзники», «дантуинская эскадра»…
      - Это уже не эскадра, — сказал Карт, лихорадочно пролистывая списки. — Это сводный флот. Причём ударный. Ого! Смотри: и десантные корабли в наличии. Мак, тут явно не оборонительная операция. Что происходит?
      - Хотел бы я знать.
      - Он уже здесь?
      - Нет! Его невозможно не почувствовать, — ответил я, ощущая смутное беспокойство от собственных слов. Да, «Чёрный ястреб» никак не мог обогнать нас, но Реван владел Силой на таком уровне, что любые мои представления о реальности запросто могли оказаться чушью. — Карт, найди мне флагман, попробуем связаться с…
      Но флагман, тяжёлый авианосец «Солярис», вышел на связь первым: нас снова ждали. Я отбросил шальную мысль о том, что ударный флот собран персонально по мою душу, и подтвердил вызов.
      - А-а-а! — радостно заявил из голопроектора краснокожий твилекк. — Муча шака пака! Ты жив, Мак!
      - Кава мули рама, — ответил я вежливо. — Здравствуйте, мастер Жар.
      Благодушность приветствия слегка разрядила напряжение. У Магистра Жара Лестина я тренировался в Анклаве, когда имитировал амнезию. Тренировался всерьёз, в огромной мере благодаря чему и сумел завалить Малака. Так что Магистр мне нравился. Такой типичный старый учитель, трудовик или физкультурник, добродушный, не слишком въедливый, склонный втихаря покурить со старшеклассниками на заднем дворе школы.
      Но и, что уж там, далеко не интеллектуал. Назначение Лестина командующим проще всего было истолковать как признак кадровых проблем у Ордена. И в этом мнении меня укрепило появление на экране ещё одного Магистра, темнокожего Дорака. Педант, знаток Кодекса, тоже учитель… и тоже не совсем та личность, какую легко представить в роли звёздного полководца.
      Мы поздоровались, затем в обзор влез Дастил, пришлось здороваться с ним… Никакой враждебности. И общая напряжённость обстановки явно была нацелена не на меня. Однако опыт недавних событий расслабиться мне не давал.
      Магистры предложили встречу. Я отказался, сославшись на некие особые обстоятельства, и запросил закрытый канал связи. Они с недоумением переглянулись и согласились.
      Ни малейшей враждебности. Я чувствовал себя препогано. Не хватало превратиться в параноика типа Карта: ах, я обжёгся на молоке, ах, моя вера в людей разорвана в клочья, ах, я больше никогда никому не смогу доверять…
      Тут мне стало стыдно уже перед Картом. Я покосился на пилота, но он истолковал взгляд иначе:
      - Потерпи, Мак, сейчас пройдёт обмен ключами, установится канал…
      - Да что ж так долго…
      - Слушай, иди в свою каюту, а? — взвился пилот. Не надолго хватило его кротости. — Я перекину авторизацию на твой терминал, только не стой над душой!
      Что делать — пошёл в свою каюту.
      Биндо перехватил меня по дороге, и стало ясно, что он встревожен.
      - Ты чувствуешь возмущение в Силе, Джоли? — пошутил я, надеясь разбить неловкость.
      - Ровно наоборот, — неожиданно серьёзно ответил старый джедай. — Сила — это хор из бесконечного множества голосов, которые нигде и никогда не смолкают. Но сейчас я перестаю слышать некоторые из них.
      - В каком смысле перестаёшь?
      - Говорят, так бывает, когда джедай приближается к смерти.
      - Джоли! Перестань меня пугать. Ты как себя чувствуешь?
      - Да прекрасно я себя чувствую… насколько это возможно для такого старого пердуна, хе-хе. Я же не сказал, что приближаюсь именно к своей смерти.
      - Шутник, блин. А к чьей тогда?
      Он посмотрел словно сквозь меня:
      - Помнишь, что случилось в твоём мире?
      - Ещё бы. Мы все потеряли Одарённость. А когда вернулись сюда, снова обрели связь с Силой. И?
      Биндо молчал.
      - Слушай, не томи, — не выдержал я. — Мне сейчас с Магистрами предстоит… Ну, проникся я, проникся. Говори давай.
      - Ты доверяешь Силе, Мак?
      - Нет, — ответил я машинально и, как тут же осознал, совершенно искренне. — Нет. Не доверяю. Она… изменилась.
      Я осёкся.
      Не-Одарённый Карт не видел ничего, даже не заметил исчезновения мастера Элла. Одарённый Биндо чувствовал что-то, но не мог указать конкретно. Я-чёрт-подери-Реван, вокруг которого крутилась вся эта безумная история, видел всё в деталях. Но не мог понять, что именно вижу.
      - Слушай, Джоли… Мастер Вандар, умирая, сказал: «Сила не отпустит». Ты хочешь сказать, мы всё ещё на Земле? Или даже…
      Он расхохотался, но как-то принужденно. Я перетерпел смех со стоическим достоинством, как звёздный линкор — москитную атаку.
      - «Сила не отпустит», — сказал Биндо, отсмеявшись, — хе-хе. Зачем бы Вандару говорить про себя? Это ты у нас самовлюблённый сопляк, хе-хе, мир вокруг — всегда лишь отражение тебя самого. Для джедая всё наоборот, джедай един со вселенной.
      - Хочешь сказать, это лично меня она не отпустит?
      - Я ничего не хочу сказать, — утирая слёзы, веско заявил старик. — Хе-хе. Только задать вопрос: если на твоей планете нет Силы, то как «Варяг» вернулся в наш мир?
      - Хочешь сказать…
      - Стой, стой! Не напрягай голову, ни свою, ни мою. Я же почти в маразме, сразу забуду, что ты там бормотал… Кстати, о чём это мы?
      
      
65.
      Думаете, тут меня осенило могучим инсайтом, я застыл на месте, хлопнул себя по лбу, всё сразу понял?..
      Не думаете, конечно. И правильно делаете.
      То есть я уже даже ладонь занёс, чтобы хлопнуть, но тут зажужжал интерком, Карт начал ругаться, что я, тормоз такой, до сих пор не дошёл до терминала, а Магистры ждут, а сам он, между прочим, настроен пообщаться с сыном, а я, тормоз такой…
      В общем, я быстро кивнул Джоли и побежал в каюту. Честно говоря, скрывать от ребят мне было нечего, закрытый канал я запросил только для того, чтобы потянуть время: очень уж не хотелось встречаться с Магистрами лицом к лицу.
      Тут самое время выдать очередную пошлость в духе «Сила не различает встречу реальную и по голосвязи», но что-то нет настроения.
      Я нажал мигающую надпись «Солярис», на экране появились Лестин и Дорак.
      - А-а-а, — с воодушевлением сказал твилекк, — наконец-то. Чувствую, ты принёс много интересных историй, которыми собираешься с нами поделиться?
      - Да, мастер Жар, — покладисто согласился я. — А где Дастил?
      - Он тут, тут. Пока мы разговариваем, твой молодой друг взял на себя командование кораблём. Ведь нам предстоит очень подробный разговор, да, Мак?
      Жизнерадостный твилекк, кажется, чисто физически не умел хмуриться. И всё же напряжение висело в воздухе. Магистр Дорак, которого я как-то сразу признал за главного в этой паре, молчал тяжело и внимательно.
      - Уважаемые Магистры, — выдохнув, проговорил я. — Прежде чем я всё вам расскажу, мне необходимо знать вот что: есть ли у флота связь с Анклавом?
      Они переглянулись. Очень быстро и, несмотря на джедайскую невозмутимость, с такими лицами, что стало ясно: я попал в точку.
      - Мак, — сдержанно произнёс Дорак. — Больше никаких проволочек. Отвечай немедленно: что тебе известно о ситуации в Анклаве?
      - Мастера Врук, Отоммо и Банди мертвы, — сказал я, словно прыгая в ледяную воду. — Убиты на моих глазах.
      Грех признаться, но крохотная, подлая, Тёмная частичка моей души испытала при этих словах крохотное, подлое, Тёмное удовлетворение. Я понимал, что дантуинские Магистры не по своей воле затеяли тот идиотский ритуал, но боль и обида на предательство пока не улеглись.
      - Все убиты, — повторил я. — Из Совета уцелели только вы, уважаемые Магистры.
      - У-у-у, ещё Атр… — начал было Жар, но Дорак остановил его.
      - Как это произошло? — так же на вид бесстрастно спросил темнокожий мастер.
      Я видел, что опытные джедаи почувствовали смерть товарищей через Силу. И не сомневался, что прямо сейчас к Дантуину спешат курьерские, разведывательные, связные корабли. Вся эта последовательность якобы случайных атак вдруг начинала выглядеть очень неслучайной.
      Если Реван вернулся Тёмным, что мешало ему заключить тактический союз с Нихилом и Сионом? Владыка Голода нападает на «Цитадель», Совет перебрасывает флот к Телосу, обнажая Дантуин, Реван при поддержке Сиона атакует Анклав…
      - Мак! Мы ждём.
      - Да… — спохватился я. — Так. Значит… Реван жив. Настоящий Реван.
      Они опять переглянулись. Совсем уж коротко, совсем непроницаемо.
      Они знали. Точно знали!
      - Мастер Вандар перед смертью всё рассказал мне, — по наитию поведал я. — И просил меня найти настоящего Ревана.
      - Вот как, — обронил Дорак.
      Ага. Он мне не поверил. Почему? Потому что… потому что Вандар не мог рассказать мне «всё»? Вандар сам не знал всего, что было связано с вернувшимся Реваном! Как, очевидно, не знали этого и остальные члены Совета. Но если я начну пояснять детали, они поймут, что я понял, что мы все чего-то не знаем.
      Сложновато. Как всё у джедаев, ни слова в простоте.
      Нарушая традицию, я рассказал про бойню на «луне контрабандистов», побег на Дантуин и вторжение Ревана. Рассказал очень сжато и откровенно, что дало возможность правдоподобно умолчать о ритуале лишения Силы. Как и об остальных сбоях реальности, таких, как явление давно усопшего Зез-Кай Элла.
      Откровенность вообще удобна для сокрытия истины… особенно, если истины не знает сам рассказчик.
      Отдельный акцент я сделал на Темноте Ревана, что, вопреки ожиданиям, не вызвало у Магистров красноречивого обмена взглядами. Я по инерции воспринял это как недоверие, слегка завёлся и сообщил о прибытии к Дантуину ещё двух Тёмных Лордов, Нихила и Сиона, о высадке ситхского десанта, о нашем побеге в гипер под турболазерным огнём…
      И застыл с открытым ртом.
      Ничего.
      Подобного.
      Не было.
      Я накрыл ладонью ожог на груди, надавил, чтобы хоть немного взбодриться болью. Откуда, откуда, откуда в мою бедовую голову влезла память о Нихиле и Сионе и всём остальном?! Не было ничего подобного, мы с Бастилой добежали до «Варяга», взлетели и направились по нормали к инвариантной плоскости, добрались до точки гарантированного гипера и прыгнули. В гипер. В гарантированный. Да, в спешке — но без истерики и лишних приключений. Нас никто не преследовал, система была пуста, я помнил это так же точно, как…
      Как прибытие ситхского флота.
      И схватку с Лордами.
      Память, невозможная и несомненная, чужая и своя, жила во мне и смеялась совсем родным, почти интимным смехом. Память ложная и всё равно истинная, потому что Сила не знает разницы между истиной и ложью, ей всё равно, ей всегда всё равно, она не ответит, она сделает истиной то, что сочтёт более полезным или более важным или просто более забавным, а ложью — всё остальное, и нет никакого канона, нет и быть не может, ибо Сила сама есть канон, и воплощает лишь те представления о реальности, за которыми стоит…
      …Знаете, что меня больше всего потрясло в тот момент?
      Магистры ничего не заметили. Моё мгновенное замешательство-тире-помешательство прошло совершенно мимо их восприятия. Слушали с теми же сосредоточенными лицами и верили, кажется, всему.
      Прокачанные джедаи верили мне — когда сам я точно знал, что говорю неправду.
      Или всё-таки правду. Я тогда временно перестал различать.
      А когда начал приходить в себя, на той стороне голоканала загудели сирены боевой тревоги.
      

66.
      - Миссия, Заалбар, в турели.
      - Ага! То есть, ура! То есть, ну, мы побежали.
      - Ордо, ты мне нужен в рубке.
      - Загляну при случае.
      - Не «при случае», а!..
      - Не суетись, Мак. Иду.
      - Биндо, Бастила, Джухани. Вы знаете, что делать.
      - Знаем, хе-хе, как не знать. Как будто ты предложишь что-то нестандартное, ужин, например.
      - Ужин после боя. Экстренная хирургия эффективнее на голодный желудок.
      - Хе-хе. Утешил так утешил.
      - Своевременное предложение
      - Не сейчас, Хикки. На тебе контроль периметра… объёма… короче, чтоб ни одна сволочь на борт не пролезла! Понял?
      - Слушаюсь, Мастер.
      - Биб-бип! Пи-иу?
      - Технические системы. Отбой, — я отжал кнопку интеркома. — Карт, ну что там?
      - Пока ничего, — отозвался пилот, вглядываясь в сводки. — Слишком много объектов сразу.
      - Вот этот, — я ткнул пальцем в самую жирную точку на мониторе. — Линейный крейсер?
      - Пф, это я тебе и без реестра скажу, — фыркнул Карт.
      - Запроси на «Цитадели» данные визуального контроля, что там ещё.
      - Не учи учёного, давно запросил.
      - Класс «Центурион»? — не сдавался я.
      - Да дай ты мне хоть пару минут!
      - Наш мальчик окончательно поверил в свои полководческие таланты? — риторически поинтересовался Ордо, вваливаясь в рубку.
      - Ты видел, как они вошли в систему? — спросил я, игнорируя подначку.
      - Эффектно, — согласился мандалорец. — И эффективно.
      Мягко сказано. Карт уже объяснил мне, что настолько чётко согласованный выход из гипера двух десятков кораблей — признак отличной общефлотской системы управления и замечательной выучки экипажей.
      «Или вмешательства Силы», думал я, машинально кивая объяснениям. Далёкого от проблем судовождения меня куда больше впечатлила атака, начатая флотом вторжения сразу после выхода. Первыми же ракетами были уничтожены фрегаты «Сеговва» и «Адмирал Тзоо», номерной транспортник, повреждён «Солярис». Как вроде бы готовые ко встрече с противником корабли Республики пропустили залп — я понятия не имел. Хотя и догадывался.
      Сейчас флагман парил кормой, на нём спешно вводили дополнительные генераторы поля. Остальные корабли с обеих сторон лихорадочно маневрировали, обмениваясь редкими и пока малоэффективными турболазерными ударами. Авианосцы, линкоры и станция вываливали истребители, как икру.
      По меркам далёкой-далёкой галактики сражение могло показаться не особенно крупным. Наверное. По моим — полный армагеддон. Думаю, количество погибших в первые же минуты столкновения составило несколько тысяч разумных. Голова разрывалась от боли, навикомп «Варяга» не успевал отслеживать изменения оперативной обстановки. Карт включал какие-то фильтры, на мониторах светились точки, линии, названия крупных единиц. Мы болтались вдали от основного действия и, полагаю, пока оставались не слишком интересной добычей для ситхов.
      Ну, а заметят — так свалим. Нам не привыкать гордо сбегать от опасности.
      Я связался с нашими джедаями и на всякий случай попросил готовиться к отражению Силового Голода — возражений, удивлений не последовало. Затем запросил канал на «Солярис». Судя по выпученным глазам дежурного офицера… а, нет, это просто субраса такая. Но всё равно: было видно, что флагману досталось, даже в рубке связи все стояли на ушах. Я попросил кого-нибудь из Магистров. Безрезультатно: оказалось, что Дорак ранен, а Жар накачивает контрабордажные команды.
      - Пустое занятие, — заметил Кандерус. — В этом деле до абордажа дойдёт ещё не скоро.
      Мандалорец с увлечением отслеживал манёвры. Я позавидовал старому вояке: мне понимание происходящего было совершенно недоступно. Подозреваю, как и мастеру Жару: с чего бы иначе высший на данный момент чин Ордена занялся явно второстепенной задачей? Просто твилекк хорошо умел и горячо любил подраться, а всё остальное любил и умел не настолько горячо и не настолько хорошо.
      На мониторе сперва вспыхнули, затем погасли ещё несколько точек. «Голос Квимара» разнёс на лептоны ситхский корвет, тут же взорвался сам. «Отважный» и «Гиона» сошлись в турболазерном клинче с чужим тяжёлым крейсером. «Солярис» методично терял палубные машины.
      - Этот бой Республика проиграет, — неожиданно для себя самого проговорил я.
      Кандерус даже не дёрнулся, и я счёл это дурным знаком. Карт раскрыл было рот, но тут же перекинул пальцы на вспомогательную панель. На мониторе высветился ряд строк.
      - Есть идентификация.
      - Класс «Центурион»? — утвердительным тоном спросил я. Меня преследовало мучительное дежавю.
      - Так точно.
      - «Разоритель».
      - Верно, Мак, но как ты… Как это вообще возможно? Мы же уничтожили его в тот раз, когда… Мак, что происходит?
      - В каком он состоянии?
      - Сложно судить, но маневрирует уверенно, огонь плотный. Это копия, одноклассник?
      Я склонился к пульту:
      - Где-то рядом должен быть «Предвестник». Бывший республиканский крейсер. Сейчас он захвачен… не важно. Найди его, Карт.
      - Очередной старый знакомый? — с усмешкой спросил Ордо.
      - Вы подружитесь.
      - Помню, когда во время Войны мы атаковали один периферийный…
      - Есть! — воскликнул Онаси, указывая на какую-то совершенно неотличимую от остальных загогулинку на мониторе. — «Предвестник». Мак, я должен знать, что происходит!
      - Что же ты пытаешься мне сказать… — пробормотал я.
      - Мак!
      Я смотрел на монитор, надеясь оценить происходящее хотя бы интуицией. Битва растекалась уже по всей системе, ситхи, кажется, давили.
      - Как ситуация, ну, в целом?
      - Плохо, — спокойно сказал мандалорец. — Очень плохо.
      - «Цитадель» держится?
      - Да! — твёрдо заявил Карт. — И будет держаться во славу Республики!
      - Станция — ложная цель, — после небольшой паузы сказал Ордо. — Смотри, салага, — он потыкал пальцем в экраны, — у ситхов было как минимум две возможности прорваться на дистанцию торпедной атаки. Обе проигнорированы в пользу…
      - Неверно! — заспорил Карт. — Фрегаты… истребители… бу-бу-бу…
      Вояки ругались, я не слушал. Всё равно понимал через слово.
      Что, кроме станции, могло заинтересовать Лордов Триумвирата? А это они, Сион и Нихил, больше некому. Скорее всего, под руководством Тёмного Ревана, он отлично умел подминать таких ребят. Интересно, Крея с ними? Вряд ли, бабка с этой парочкой в жёстких контрах… Не суть, не отвлекайся, Мак. Если им нужна не станция, то что?
      Додумать я не успел. Голова взорвалась болью. Сразу четыре протонных торпеды достали флагман Республики.
      
      
      Горящий «Солярис» падал на Телос-IV. Падал управляемо, в этом мире даже настолько изуродованный корабль мог рассчитывать на репульсоры. Но всё равно падал.
      - Дастил!.. — выдохнул Карт. — Там Дастил!
      - Хватит визжать, как раненый минок, — с преувеличенной суровостью просипел Ордо. — Для воина нет большей чести, чем отдать жизнь…
      - Заткнись, — быстро сказал я. — Он жив. Слушай меня, Карт! Я джедай, я чувствую такие вещи. Слышишь? Дастил жив. Сейчас мы догоним «Солярис», да, чёрт побери, спустимся на планету…
      - И превратимся в сидячих…
      - Ордо, ЗАТКНИСЬ! Мы спустимся на поверхность, подберём спасательные капсулы. Кого сможем! И Дастил будет там, обещаю. Ты слышишь, Карт? Соберись сейчас, ты нужен Республике, ты нужен нам!
      
      
      Глубокую атмосферу прошли без проблем и теперь полого снижались к полюсу: именно туда «Солярис» скинул большую часть спасательных капсул. Сам флагман рухнул в паре тысяч километров южнее… не думаю, что там было кого спасать.
      Мы подбирали тёплую одежду, проверяли оружие, готовились к высадке. Работать решили по маячкам капсул, тремя двойками. Разумеется, я в напарницы взял Бастилу.
      - Ты уверен, что Дастил жив? — спросила девушка очень тихо, когда мы зашли в шлюзовой отсек.
      Я молчал.
      - Касание в три, — сказал интерком, — две, одну… Касание.
      «Варяг» стоял на опорах. Рампа пошла вниз. Снаружи царила мёртвая холодная темнота. Мы спустились по аппарели. Я поскользнулся, Бастила поддержала меня за локоть.
      - Ты ведь интересовалась земной географией? — спросил я, натягивая маску и противоснежные очки. — Была у нас такая страна: Древняя Греция. Родина философии.
      - О, интересно, — вежливо заметила джедайка.
      - А в древнегреческой философии, — игнорируя отсутствие интереса, продолжил я, — было такое понятие: телос. Оно означает «цель», «завершение пути». Аристотель, был такой Магистр, полагал, что природа ничего не делает напрасно, у всех вещей, у человека, у всего мира есть какое-то предназначение. Телос. Не знаю, почему вспомнил об этом именно сейчас.
      - Что ты пытаешься сказать, Мак?
      Я улыбнулся под маской. Уверен, девушка почувствовала.
      Взявшись за руки, мы шагнули в ледяную пустоту.