«И нет Силы там, где нет простоты, добра и правды»
книги автора
Дарт Макменде >> Рыцари Старой Республики 2: Тень Ревана >> Глава 16. Deus Ex или Битый небитого
      
      Глава 16. Deus Ex или Битый небитого
      
      
71.
      Везёт мне на эти дела: стабильно уделываю самого крутого злодея в обозримой вселенной. В прошлый раз Дарта Малака заземлил, в этот — прям даже Ревана. Уж не знаю, насколько Дарта.
      Вон он, красавец, лежит, весь в жутких розочках… в смысле, в заваренной броне. Трепыхается. И лицо у него — моё: эту наглую самодовольную харю ни с какой другой не спутать, точно говорю. «Мандалор Наивысший», ха-ха три раза. Интересно, где я умудрился заполучить такой основательный шрам? Бровь, нос, губа… Брутальненько, ничего не скажешь. Досталось мне в будущем.
      Или в параллельной вселенной.
      Или это вообще не я, а действительно настоящий Реван, и мы действительно оказались настолько похожи? Мастер Вандар не просто так просил: найди, найди, найди!…
      Ну, нашёл, спеленал, дальше что? Куда сдавать шкурку ценного зверя?
      …Вот примерно о чём я думал, катаясь по полу от смеха. Так бывает: испереживаешься, а как отпустит — валит в истерику от какой-нибудь мелочи. Очень уж смешным показалось, что Реван на полном серьёзе считал себя Мандалором Наивысшим.
      Мне тогда и в голову не пришло, что истинного, матёрого такого Ревана невозможно было бы удержать в коконе. Я тогда не подозревал, что настоящие неприятности не то что не закончились — они ещё толком и не начинались. Я тогда просто валялся на стерильно чистом полу этой непонятной лаборатории со стеклянным сундуком в центре, ржал, рассыпая слёзы, выпускал из себя всю усталость, тревогу, напряжение последних дней, до тех пор пока…
      Впрочем, я опять забегаю вперёд. Давайте-ка расскажу по порядку: что случилось после нашей высадки на Телос.
      
      
      Сперва всё шло по плану. Вы же понимаете, что эвакуация космического корабля — процесс далеко не спонтанный. На каждой боевой единице есть толстенный свод регламентов, расписывающих порядок, в котором члены экипажа покидают свои посты и вахты, занимают места в спасательных средствах, нажимают всякие кнопочки и ждут благополучного приземления. А также — что им полагается делать после.
      В данном случае очень немаленькой команде «Соляриса» предстояло организоваться в уже сухопутное подразделение по месту высадки, обеспечить выживание гражданских с «Цитадели», наскоро зализать раны и дождаться спасателей, пока космические силы Республики разбираются с флотом ситхов.
      В теории звучит несложно. К сожалению, Ордо оказался прав: ситхов не интересовала станция. Они шли «на запах» носителей Силы. Жар, Дорак, Дастил… теперь наша форсерская четвёрка — все оказались на поверхности Телоса, причём примерно в одном районе. Ситхи немедленно плюнули на «Цитадель» и приступили к высадке десанта, лидеры которого коснулись промёрзшей поверхности Телоса раньше, чем последние спасательные капсулы.
      Рядовые и младшие офицеры «Соляриса» эвакуировались в сорока- и шестидесятиместных капсулах. Адмиралитет и прочие ВИПы — в небольших, на четыре или два кресла, вроде той, в которой мы с Картом и Траском покидали «Шпиль Эндара». По командирским маячкам и ориентировались… сразу все: и бойцы «Соляриса», и мы, и штурмовики ситхов.
      Свиданьице намечалось весёлое, но поняли мы это не раньше, чем оно состоялось. А пока, поддерживая радиоконтакт, просто шли на маячки.
      Скоро мы наткнулись на разбитую капсулу с «Цитадели». Живых в ней не было: абляционная обшивка прогорела в падении, видимо, угол входа в атмосферу оказался неудачным. Зато в следующей, довольно крупной, оказалось сразу дюжина живых, но стремительно замерзающих гражданских.
      Тут только до меня дошло, что решение разделиться было ошибкой. Я-то думал: прочешем территорию двойками, найдём бесчувственного мальчика Дастила… Первые же встреченные жертвы эвакуации заставили осознать, насколько глупым был этот план. Ладно я: поддался эмоциям. Но почему команда не одёрнула? Опять Силовая связь: туплю я — тупят и все остальные?..
      В общем, протрубили общий сбор и запросили с «Варяга» спидер. Пока он спешил на помощь, отогревали гражданских излишками собственной тёплой одежды и бодростью духа. Думали, что делать дальше, отслеживали перемещения других маячков. Выжившие двигались, и по всему выходило, что не просто так. Стало ясно, что команда «Соляриса» постепенно стягивалась куда-то в район полюса: очевидно, к капсуле с наиболее высоким по званию офицером.
      Спидер приближался, я вышел встретить ребят, поднял над головой зажжённый световой меч. Скоро стал слышен ровный гул мотора, из белёсой мглы проступили очертания машины. Меня увидели: водитель сбросил скорость, развернул спидер левым боком и остановился. Колпак откинулся — за штурвалом сидел Карт. С другой стороны кабины на снег выпрыгнул увешанный оружием ХК-47 и побежал ко мне, радостно скрипя шарнирами.
      - Кто на «Варяге»? — спросил я, оставаясь на месте: очень не хотелось топтаться на льду.
      - Вао и Тэтри, — сухо отозвался Онаси, натягивая противоснежные очки. Судя по голосу и резким движениям, пилот был настроен решительно. — С орбиты корабль не обнаружат, движок и авионику мы заглушили. Кстати, можешь выключить меч.
      Тут только я сообразил, что всё это время так и стоял с горящим мечом над головой, как статуя нелепого возмездия. Сообразил, сконфузился, хотел отключить клинок, опустить руки — и не смог. Нет, я не примёрз к капсуле: это всего лишь опыт, сын ошибок не столь трудных, сколь стыдных, подсказывал, что самое время приготовиться к очередной неприятности.
      - Карт! — заорал я, кидаясь к спидеру. — Бастила!
      В темноте, совсем рядом, взревел мотор. Тупой нос десантного глайдера стремительно выдвинулся из темноты и со страшным грохотом ударил наш спидер в правый бок.
      Машину перевернуло, Карт кубарем вылетел за борт и покатился по земле. Опрокинутый спидер пропахал снег, сбил с ног бегущего Хикки и понёсся на меня. Я абсолютно машинально воспользовался Прыжком Силы.
      Сзади послышалось сперва удивлённое «О?..», затем резкое «Ха!», и наконец скрежет сминаемого металла: выбежавшая из капсулы Бастила остановила спидер Силой.
      Порыв ветра бросил в лицо ледяные крупинки, я непроизвольно зажмурился. И в пляшущей перед глазами багровой тьме увидел много, много десантных глайдеров и много, много ситхских солдат.
      
      
72.
      Надеюсь, они хотя бы испугались: я чертовски эффектно спускался с неба после Силового прыжка: плащ развевается по ветру, на лице противоснежная маска, в руке горящий меч… Не хватало только «Полёта валькирий».
      В общем, жмякнулся я в снег, вскочил на ноги, пригнулся, замахнулся…
      Первая партия ситхов кончилась быстро, у меня и голова разболеться не успела. Парочку зарубил ваш покорный, пяток — Бастила, кого-то дострелил ХК-47.
      Дроиду, кстати, не повезло: попал под спидер, переломило в пояснице. Нижняя часть шасси болталась на проводах и каких-то перекошенных металлических прутьях, так что с этого момента Хикки бегал на руках.
      Карт, потрясённый падением из спидера, к счастью, потрясением и отделался. Пока Бастила приводила пилота в чувство, я, перепрыгивая трупы, метался из стороны в сторону, не зная, откуда ещё ожидать нападения. Потом спохватился, посмотрел Силой — и наконец выключил меч.
      На нас наткнулся лишь авангард десанта, скорее всего, разведчики. Остальная орда двигалась к полюсу (следовательно, и к нам) целеустремлённо, хотя и не быстро. Среди маленьких точек пехоты выделялись более массивные пятна тяжёлой техники, и пятен было много. Там и сям вырывались вперёд яркие штрихи глайдеров-разведчиков, но основные подразделения двигались со скоростью пехотинцев: видимо, ситхи не считали нужным разделяться.
      В тот момент Сила не таила от меня секретов: картину наступления я увидел совершенно отчётливо, понял его структуру и процесс. Нас загоняла не кучка любителей, а полноценная армия, чёрт бы её побрал.
      - Мак! — крикнула Бастила. Я опомнился и побежал на помощь.
      Наскоро привели в порядок Карта, усадили за руль трофейного глайдера. В десантный отсек загнали гражданских, кинули им здесь же намародёренные ситхские шмотки — и дали символического пинка под зад. Машина взревела движками и унеслась к полюсу. Хикки покидать «хозяина» отказался наотрез. Умом я понимал, что ни боли, ни дискомфорта покалеченный дроид не чувствует, но смотреть на этого энергичного инвалида всё равно было страшно.
      - Кровожадная целеустремлённость, — скрежетал Хикки, на руках нарезая круги по снегу и придирчиво отбирая трофейное оружие. — Вперёд, Мастер! Смерть идёт на север! Услышьте мой рёв, жалкие мясные мешки! Сжечь их всех!..
      Мы с Бастилой переглянулись и, невольно уподобляясь шакалу Табаки, побежали на север. Хикки стремительно и грациозно, как передняя половина трепетной лани, ковылял следом.
      
      
      Ещё один глайдер нагнал нас минут через двадцать. Бежать в темноте по льду и снегу было тяжело, я начал уставать и неизбежную очередную стычку воспринял скорее как возможность перевести дух.
      Ситхи обстреляли нас издалека: безрезультатно. Сократили дистанцию, вероятно, наблюдая с помощью инфракрасных сенсоров. Выпустили ещё пару очередей. Бастила перевернула глайдер Силой, мы в два меча раздолбали колпак и перебили разведчиков.
      Присели отдохнуть. Я собрал гость снега, немного съел, обтёр лицо. Натянул противоснежную маску на зудящую мокрую кожу. Вспомнил уютный, надёжный, безопасный «Варяг». Как жаль, что пришлось его оставить: такую крупную цель ситхи наверняка удостоили бы орбитального удара.
      Зверски хотелось поставить глайдер на репульсоры, сесть в тёплые кресла и с комфортом махнуть на полюс. Но даже такой роскоши мы себе позволить не могли: надо было дать Карту время: довезти гражданских до военных, помочь в организации обороны. Нам оставалось играть роль механического зайца в собачьих бегах.
      - Биндо, Ордо, приём, — прохрипел я в микрофон.
      Рация отозвалась с задержкой, и по более обычного сипящему голосу Кандеруса стало ясно, что вторая двойка тоже с кем-то столкнулась. Поделились боевым опытом: ребята только что имели огневой контакт, Ордо был легко ранен, Биндо — тяжко раздосадован. Засиживаться на одном месте они не могли: приближался следующий отряд ситхов.
      Связались с Джухани и Заалбаром. Эти ответили сразу, но легче не стало: в наушнике звучали выстрелы, крики и скрежет светового меча.
      - Позже! Р-резня!.. — со сдавленным экстазом рявкнула Джухани и отключилась.
      - Позже так позже, — пробормотал я, поднимаясь с насиженного места.
      - Как там? — спросила Бастила, вставая рядом.
      - Р-резня.
      - Что?!.
      - Не надо нам было разделяться, вот что.
      - О нет, — возразила джедайка, проверяя сбрую. — Противнику вовсе не следует иметь перед собой единственную цель. Гораздо лучше, когда тебя больше одного.
      «Когда тебя больше одного». Офигенно хорошо, ага. Я покосился на девушку, подозревая в её словах изощрённую издёвку, но нет: она действительно всего лишь излагала очередной милитаристский трюизм.
      - Ладно, — сказал я. — Хикки! Где ты там… Погнали.
      И мы погнали сквозь тьму и холод и тягостную неуверенность в грядущем, и гнали, и гнали, пока нас самих не догнал очередной патруль ситхов, и мы перебили их всех, и бежали дальше, чтобы через полчаса наткнуться сразу на три глайдера, но Хикки упал в снег и пропустил машины над собой и начал расстреливать высадившихся десантников в спины, а мы сперва прятались за торосами, затем взяли ситхов в клещи и перебили их всех, и так или почти так было ещё дважды, и мы связались с ребятами, только для того, чтобы узнать, что им приходится не легче, врагов всё больше, они всё ближе, и оружие у них всё тяжелее и намерения у них всё очевидней, а значит, надо бежать дальше.
      
      
73.
      - Биндо, Ордо, — пропыхтел я в микрофон, перепрыгивая небольшую расселину во льду. Приземление получилось жёстче ожидаемого, я подвернул ногу, остановился, упираясь руками в дрожащие колени. — Биндо…
      - Есть? — спросила Бастила, останавливаясь рядом. Несмотря на джедайскую подготовку, она тоже выглядела утомлённой.
      - Молчат, — ответил я, от души надеясь, что наша беготня имеет хоть какой-то смысл: если ситхи целенаправленно отслеживают форсеров, то ложные цели…
      Донадеяться я не успел. Динамик щёлкнул:
      - Мак, приём.
      - Да, Ордо, да! Приём! — закричал я, почти подпрыгнув и подавая Бастиле выразительнейшие знаки. Она тоже просияла и схватилась за свой переговорник. Выяснилось следующее.
      Ребята добрались до командной капсулы первыми и без особенных потерь, встретили Дорака, Жара и Дастила, в общих чертах обрисовали ситуацию. А ситуация на данный момент сложилась следующая.
      Бегали мы не зря, выигранное время пошло впрок. Вояки с «Соляриса» вовсю выстраивали оборону и считали, что отбиться вполне реально: флот Республики связал боем корабли ситхов, орбитальных ударов можно было не опасаться. К нам спешила на помощь планетарная милиция Телоса, а вот у десанта подкреплений не будет. Продержимся — победим, здесь и сейчас.
      - Значит, продержимся, — сказал я как мог убедительно и отключил связь.
      Конечно, продержимся. Ситхов много, у них глайдеры и тяжёлая техника… неизвестно откуда. А у нас зато — целая куча сильнейших форсеров. И поддержка флота, который Республика должна, по идее, прямо сейчас подтягивать к Телосу откуда только возможно.
      - Погнали? — спросила Бастила. Маска на её лице сползла набок, волосы выбились из-под капюшона.
      Я покачал головой:
      - Ждём Карта. Он доехал, разгрузился, встретил сына… Надеюсь, хоть немного успокоился. Теперь выдвигается за нами.
      - О, стоять на месте? Замёрзнем.
      - Есть разные способы согреться… — пробормотал я двусмысленно и глубокомысленно.
      Девушка только фыркнула и отвернулась.
      А затем вдруг, словно пытаясь хоть немного скинуть напряжение, прильнула ко мне, обхватила за плечи, вытянула пухлые губы смешной дудочкой… Я обнял девушку за талию, потянулся навстречу — Бастила отстранилась. Я застыл, удивлённый — она опять приблизилась.
      «Она играет со мной», подумал я и рассмеялся, с теплотой понимая, что большого опыта в кокетстве у джедайки просто нет. Бастила рассмеялась тоже, наверное, радуясь тому, что наивная игра её разгадана так легко и без обиды. Я смотрел на девушку, думая, что путь привёл нас сюда не просто так. Даже если Сила, такая могучая, владеющая миром Сила, не знает разницы между любовью и ненавистью… мы-то знаем.
      Или, по крайней мере, ужасно желаем знать. Этого достаточно.
      Затем мы всё-таки поцеловались, первый раз за это приключение, но поцелуй вышел сдержанным: не хотелось злить мороз. Наверное, мы глупо смотрелись, стоя в обнимку посреди снежной пустыни.
      Моя фантазия… Интересно, если меня убьют, она останется?
      - О чём ты думаешь? — спросила Бастила, прижимаясь ещё плотнее.
      - О том, что иногда не грех выглядеть глупо… Нет, вру. Я думаю о том, чего боюсь.
      - Чего?
      - Умереть прежде, чем… ну, в общем. Короче, ты понимаешь.
      - Нет.
      - Прежде чем смогу поцеловать тебя по-настоящему, глупая девчонка!
      - А… Нашёл чего бояться. Мы ведь рядом. И навсегда. Сила щедра.
      - Рядом, — повторил я, вдыхая аромат её каштановых локонов. — Совсем-совсем рядом. Сила щедра. — Я обнял её сильнее, прошептал на ухо: — Сила слишком щедра, понимаешь?
      - Нет, Мак. Кажется, я так давно тебя знаю, что разучилась понимать.
      - Ты спрашивала, чего я боюсь. Раньше боялся превратиться в инструмент своего инструмента, затем — стать игрушкой своих игрушек. А сейчас… сейчас я начал бояться, что превращаюсь в фантазию своей фантазии.
      - О, у тебя есть фантазии? — протянула Бастила, явно стесняясь собственного неумения шутить пошлые шутки.
      - А ты? — спросил я, испытывая признательность за неловкую попытку поднять мне настроение. — О чём думаешь ты?
      - О том, что ХК обязательно всем разболтает, как мы тут… обнимаемся.
      - Хикки, — сказал я негромко.
      - Да, Мастер! Слушаю, Мастер! — немедленно отозвался дроид. — Я весь внимание, Мастер!
      - Ты куда смотришь?
      - Убедительная ложь: Куда угодно, лишь бы не видеть, как два мясных мешка просовывают друг другу в рот отвратительные влажные…
      - Хикки!
      - Святая правда: Отслеживаю ситуацию, Мастер! Пребываю на страже всеобщ…
      - Ситхи?
      - Далеко, Мастер!
      - Карт?
      - Рядом… «Мастер», — вмешалась Бастила, отстраняясь и указывая куда-то во тьму.
      Я закрыл глаза. Да, трофейный глайдер был совсем рядом. Совсем-совсем. Сила продолжала баловать нас своей щедростью.
      - Встречай, — сказала Бастила. — Я пока одежду поправлю.
      И мы с Хикки пошли встречать Карта. Думаю, пилот и так бы нас нашёл, но я всё равно приготовил меч: очень важно, когда друг готов зажечь для тебя маяк. Дроид жизнерадостно скакал на руках, нижняя половина шасси волочилась по снегу, как позорное и потому непознаваемое прошлое.
      - Хикки, — позвал я.
      - Да, Мастер?
      - У одной собачки было всего две лапки. И когда она писала, всё время пада…
      Дрогнула земля под ногами. Мгновением позже я ощутил возмущение в Силе, затем почувствовал сотрясение воздуха. Передо мной, метрах в сорока вспыхнул огненно-рыжий, безжалостный свет, как от направленного прямо в лицо прожектора. Я инстинктивно пригнулся, заслонился рукавом.
      Полыхнул ветер, сдул снег и лёд, обнажая обсидианово-чёрную поверхность земли. Хикки куда-то исчез, я не мог понять, почему сам стою на ногах, как пощадила меня ударная волна.
      Затем земля под ногами разошлась щербатым изломом и подалась в стороны. Я рухнул в бездонную яму с пеплом.
      
      
74.
      Ну, насчёт бездонности я, понятное дело, слегка приврал: оказалось совсем не высоко. Упал, ушибся, тут же вскочил на ноги.
      Стряхивая с одежды пепел, я стоял в обширном полутёмном зале. Вокруг, сколько видел взгляд, тянулись ряды книжных полок. Фолианты стояли не сплошь, как в библиотеке, а торжественно и значимо: по одной, каждый том на собственной подставке. Чуть дальше на полках виднелись какие-то кристаллы, металлические крякозябры, чёрт знает что ещё.
      У меня шерсть на загривке встала дыбом, так в этом зале разило мрачной и дурной Силой. Хранилище артефактов Тёмной Стороны… отличная коллекция, если хочешь по-быстрому свихнуться.
      Или экранировать форсера.
      Я потянулся Силой к Бастиле, Джу, к Биндо. И ничего не ощутил: артефакты забивали восприятие. «Мне здесь не место! Надо срочно выбираться», подумал я и, сжимая в моментально вспотевших ладонях рукоять меча, быстрым шагом направился вдоль рядов.
      Скоро нашёлся выход: в небольшой, очень ярко освещённый ангар. Я с облегчением выбежал на свет.
      И замер.
      У противоположной стены стоял на вид совершенно безоружный, и оттого казавшийся ещё более опасным Реван.
      
      
      А дальше вы ведь и так уже знаете, правда? Тёмный Реван проиграл, Светлый Реван победил. Оба сидели в лаборатории и думали, что будет дальше. Лично я — понятия не имел. Ну что мне с ним делать, убить? Джедаи не убивают своих пленников.
      С Малаком было проще: победил, отключился — пришёл в себя уже на Земле. А здесь… даже связь не работала: ни радио, ни через Силу. На душе, конечно, стало светлее, но в то же время чувства притупились, словно всё тело обмазали лидокаином и погрузили в криокапсулу.
      Знаю, знаю, сравнение странное: я ведь никогда не бывал в криокапсуле. Да и в лидокаине не купался. И вообще, если вдуматься, ну откуда мне…
      И как всегда, стоило мне начать вдумываться, Сила подкинула развлечение.
      Замигали лампочки над стоящим в центре лаборатории стеклянным сундуком. Раздалось неприятное жужжание, фрагмент дальней стены поменял цвет и превратился в дверь, которая тут же и раскрылась. В зал вбежали сразу пятеро вооружённых шестами блондинок, абсолютно идентичных внешне, стройных, подтянутых и… ага, в других обстоятельствах такое зрелище вполне могло бы сойти за эротическое сновидение.
      Но не здесь и не сейчас. Я знал, кто это такие: девушки-воины народа эчани, служанки и телохранители Магистра Атрис.
      Вот, значит, откуда взялось то хранилище артефактов: мы находились в секретной крепости Атрис, в старой дренажной системе. Странно, что я не вспомнил об этом сразу. Но почему девушек только пятеро? Где же…
      - Брианна, — пробормотал я, спешно поднимаясь на ноги и краем глаза замечая, как непроизвольно дёрнулся Реван.
      Он знал это имя. Всё чудесатее и чудесатее… нет, не сейчас. Сейчас надо разобраться с хозяйками крепости. Телохранители эчани заточены на работу против Одарённых… Да нет, не с чего им быть враждебными, да и в Силе угрозы не ощущалось.
      Улыбаясь чуть смущённо и предельно обаятельно, я шагнул к девушкам. Они не шелохнулись, настороженно рассматривая то ли нас с Реваном, то ли всю лабораторию. А вот за их спинами, в широком дверном проёме наметилось движение. Наконец-то Брианна?.. Нет.
      Высокую немолодую женщину, тоже почти альбиноску, хотя и с оттенком пергидрольности, я узнал сразу.
      - Магистр Атрис! Как я рад вас видеть! У меня важные сведения от…
      Она не обратила на меня ни малейшего внимания. Держа одну руку на прикреплённом к поясу мече и широко отмахивая другой, ворвалась в зал, остановилась, закрыла глаза.
      Точно такая, как в игре: ледяная королева в приталенном балахоне до самого пола, эффектная женщина, несмотря на возраст. Но… менее сдержанная, что ли, вся какая-то скипидарная. Очень это не к добру — когда у высших форсеров шалят нервы. Вон, даже зуммер сделался слышней и назойливей. Стало холодней: в меня смотрела Сила.
      Реван дёрнулся так, что металл скафандра рассыпал по полу суетливую дробь: я-будущий тоже узнал Атрис.
      «Интересно», подумал я, «вдруг поворотная точка — сейчас? Вдруг именно здесь случится то, что опрокинет меня на Тёмную Сторону?..»
      Но додумать, разумеется, не успел. Атрис открыла глаза.
      - Это не он, — глядя совершенно в никуда, сухо проговорила джедайка. — Уничтожьте обоих суррогатов.
      Развернулась на пятках и так же стремительно, как вошла, понеслась к дверям. В высветленных волосах сверкнула заколка — то ли с драгоценным камнем, то ли с фальшивым. А я никак не мог понять: что ещё за «суррогаты»? Это мы с Реваном, что ли, суррогаты? Алё, тётя, ты там ничего не…
      Девушки эчани одновременно и одинаковыми жестами вскинули шесты, наконечники загорелись, словно накачанные электричеством. Я не помнил, какое оружие было у них в игре… но машинально поднял своё. Ворочался и пыхтел скованный Реван, у меня кровь стучала в висках.
      «Как же так», думал я, заслоняя собой беззащитного бывшего врага, «как же так, ведь я победил, всё кончилось… Должно оно всё когда-нибудь закончиться… Что мне, как товарищу Сухову: всю жизнь мотаться по этой чёртовой пепельной пустыне?!.»
      Эчани приближались, явно стараясь охватить меня с разных сторон. Надо было протянуть, подождать, пока Атрис не уйдёт окончательно. Задорные девчата… пусть они обучены работе против форсеров, пусть. Без своей хозяйки эта пятёрка — всего лишь пятёрка не-Одарённых, а я всё ещё немножечко Реван, и меч у меня такой, что в этом зале особо не подойдёшь, и сундук стоит очень удобно, им придётся всё время бегать дальним путём, а значит, мне останется сразу напугать-охолонить самых наглых, немножко вымотать, а затем просто расшвырять их Силой, а это я умею хорошо, я не так много умею, но Силе моей вы, девчата, ровным счётом ничего противопоставить не сумеете, хоть и подкрадываетесь с уж-жасно серьёзными лицами, вот только бы ушла Атрис, и тогда…
      Атрис почти ушла. Всё так же порывисто, словно непонятная боль гнала и гнала её прочь из этой лаборатории, только и оставалось, что прощально блеснуть заколкой. Джедайка уже занесла ногу над порогом…
      И вдруг застыла на месте. Балахон её от ступней до шеи всколыхнулся ломкой волною, как весенний лёд на реке. А между лопатками проклюнулся яркий алый цветок: острие светового меча.
      
      
75.
      Атрис немного постояла и упала на спину, сразу закатившись куда-то в сторону и утратив всякое значение для нашей истории. А из тьмы коридора в зал вступили двое… нет, далеко не новых лиц.
      Дарт Нихил. Высокий, страшный, в мантии и характерной красно-белой маске, скрывающей отсутствие лица.
      Дарт Сион. Ещё более страшный: пониже ростом, одноглазый, практически голый… сплошной гниющий шрам.
      Оба стояли на пороге лаборатории с горящими мечами в руках, словно не зная, что делать и куда смотреть.
      - И-здравствуйте, — пробормотал я совершенно стоматологическим голосом. И тут же пожалел об этом, потому что ситхи синхронно повернулись в мою сторону.
      Нет, шуток про «а я совсем не испугался» и прочих физиологических намёков не будет: не смешно. А знаете, что смешно?
      То, что эчани ничего не заметили, ни появления ситхов, ни даже убийства своей хозяйки. Так и подкрадывались ко мне с лицами малолетних страстотерпцев. Я не выдержал, вскинул руку, указывая на порог — никакой реакции, крадутся.
      Девчата соизволили обратить внимание на гостей, лишь когда заговорил Дарт Нихил. Он сказал:
      - …
      Впрочем, не знаю, что он там сказал: старательно поддерживая репутацию мистического злодея, Нихил разговаривал исключительно на каком-то древнем, всеми забытом языке Тёмной Стороны. Со стороны это звучало, как басовитый лягушачий лай, и расшифровке не подлежало. 
      Зато наконец-то привлекло внимание эчани. Девушки мгновенно разделились: двое ближайших следили за мной, остальные переориентировались на вновь прибывших. Секундная пауза… ещё одна эчани повернулась к двери. Как они оценивали угрозу, как распределяли внимание — понятия не имею.
      «Ну что за фигня», подумал я, осматриваясь в поисках запасного выхода, «я же победил! Всё, финал, титры, стоп игра!..»
      Выхода не обнаружилось. Нихил пафосно воздел руку с мечом и проквакал-пролаял что-то ещё. Прозвучало довольно даже мелодично, как чёрная месса на суржике, только задом наперёд.
      - Сложно сказать, — отозвался я, проклиная себя за неспособность заткнуться даже в такой драматический момент. — Мне больше нравится Серафим Туликов.
      Господи, что я несу?! Почему Туликов, откуда Туликов? Кто это вообще такой — Туликов, и зачем он Серафим? Дома залезу в википедию… если доберусь до дома.
      - Слушай, — сдавленным голосом обратился я к ближайшей эчани. Она настороженно сверкнула глазами, сильнее сжав электрошест. — Мы не враги, мы на одной стороне. Эти двое — высшие ситхи, офигенно крутые ребята. Ты понимаешь? Чтобы выжить, мы должны…
      - «Выжить»? — внезапно проговорил Сион. Вот падла: всё слышал, оказывается. — Мне действительно достался дурак.
      - Сам дурак, — распрямляясь, сказал я машинально. — Будет тут всякая шаурма ходячая…
      «Моя» эчани решилась. Развернулась и быстро встала рядом с сёстрами. Я кинул взгляд на Ревана: вот кто сейчас пригодился бы… хотя он же Тёмный.
      «Это он привёл сюда тех двоих», понял я внезапно, «это же Реван, он подчинил Триумвират, как-то поднял их из небытия, заставил служить себе. Сион с Нихилом пришли спасать главаря! Но что если… если просто убить Ревана, здесь и сейчас?»
      Очевидность идеи захлестнула меня, меч сам собой поднялся.
      И сразу опустился.
      Я посмотрел на Ревана, он — на меня.
      Джедаи не убивают своих пленников. Даже такие хреновые джедаи, как я. Оттого-то у нас вечно столько проблем… Но ведь я не джедай… а кто? Какова моя роль в этом затянувшемся безумии, что надо сделать, чтобы добраться до «титров»?
      По всему выходило, что Сиона с Нихилом резать всё-таки придётся. Слава Силе, не в одиночку. Эчани, наверняка ещё какая-то охрана в крепости есть, затем подтянутся бойцы с «Соляриса», Жар, Дастил… и мои ребята где-то бродят. Тогда надо всего лишь день простоять, да ночь продержаться, а там и…
      Ох, насколько же острую тоску в тот момент испытал я по Бастиле и остальной команде! С чего мне пришло в голову, будто засадный полк уже на подходе — понятия не имею. Все эти сумбурные рассуждения, все эти, мягко говоря, не слишком обоснованные надежды пронеслись в моей бедовой голове буквально за секунду.
      А затем ситхи атаковали.
      Одну из эчани Нихил убил сразу: хлестанул яркой и кучной молнией Силы. Разряд попал девушке в живот и практически разорвал пополам, изуродованное тело покатилось к моим ногам. Я закусил губу от боли и вскинул перед собой меч: кажется, клинок парирует любую энергетику… ведь так? Даже если все эчани погибнут так же быстро…
      Но нет, развить первый успех ситхи пока не могли. Уцелевшая четвёрка мгновенно разбилась на пары и принялась обрабатывать противника: одна девушка отражает атаку, вторая в это же время атакует сама. Или пытается — и Нихил, и Сион с лёгкостью парировали удары электрошестов. Я попытался было втиснуться в свалку, но быстро одумался. Так и торчал за спинами союзниц, размахивая мечом, отвлекая врага изобретательными оскорблениями и выжидая.
      К сожалению, повод проявить героизм подвернулся скоро. Нихил убил ещё одну эчани. Я даже не понял, как это произошло. Просто почувствовал боль, а девушка вдруг присела и опрокинулась на спину. В мою сторону полетела молния.
      Очень медленно полетела, как бывает, если смотреть на мир Силой. Я вскинул меч и отбил разряд. Нихил остановил его взмахом руки. И тут же ударил снова.
      То ли мне примнилось, то ли и в самом деле… Кажется, эта молния была пожиже предыдущей. Не такая плотная, менее точная. Я увернулся очень легко, разряд проскрежетал мимо и погас, угодив в стоявший посреди зала сундук. Лампочки погасли, наконец-то стих зуммер.
      Нихил что-то проквакал. Надеюсь, ругательное: меньше всего нужны мне похвалы от ситхов. А Сион… Сион ударил девчат Силой, чуть присел — и одним прыжком перелетел прямо ко мне.
      
      
76.
      Дальше была дуэль. Обычная, один на один. Трое оставшихся эчани объединились против Нихила, а мы… Мы с Сионом рубились на мечах, не используя Силу.
      Это была странная схватка. Мне всё время приходилось отступать, превосходство в длине клинка оказалось бесполезным: да, я попадал, часто попадал — но Сион не чувствовал ударов. Плазма хлестала его по бугристой плоти, оставляя пепельные следы, сдерживая на время… и не производя более никакого видимого эффекта. Он шёл на меня грузно и уверенно, будто становясь сильнее от боли. Мне приходилось кружить вокруг сундука, выдерживая дистанцию и надеясь отрубить мерзавцу оружную руку. Сила не вела меня сейчас, но поддерживала: я видел предстоящие выпады Сиона и успевал защититься.
      Девчата тоже держались хорошо, в какой-то момент им даже удалось потеснить Нихила к самому выходу. И всё же обычный разумный, даже обученный борьбе с форсерами, даже в большинстве — не противник сильному Одарённому.
      С разбитой головой и горящим капюшоном пала ещё одна эчани. Ткань быстро погасла, и я иррационально понадеялся, что вот сейчас белая девушка снова вскочит на ноги, подхватит шест… конечно, этого не случилось.
      - Боль — это всё, что есть у меня, — внезапно проскрежетал Сион. — И у тебя.
      Я отвёл меч и что было Силы ударил врага воздухом. Ситха откинуло назад, достаточно далеко, чтобы я решился перепрыгнуть сундук, размахнуться и… к сожалению, оступиться.
      Меч Малака выпал и погас. Я потянулся за оружием, барахтаясь на неожиданно скользком, словно обсидиан, полу. И снова встретился взглядом с Реваном.
      Предводитель ситхов так и лежал в своей скорлупе, лицо его сделалось совершенно красным, как при огромном физическом усилии. Он раскрыл рот, собираясь выкрикнуть что-то, но Сила уже предостерегла меня. Я перекатился в сторону, уворачиваясь от удара Сиона, схватил рукоять меча…
      Тяжёлая, словно вся земная тягость, ступня придавила мою правую ладонь.
      Совсем рядом послышался ломкий металлический звук.
      - Сион, Сион, Сион… — прошипел я, содрогаясь от хруста собственных косточек и внезапной надежды. — Гражданин… потерпевший.
      Алый клинок появился у самых моих глаз. Затем из тьмы выступило чудовищное бугристое лицо.
      - Ты говорил: по кусочкам, — проскрежетал Сион. — С какого начнём?
      Снова хруст металла. Сила улыбнулась мне, надежда превратилась в уверенность. Я засмеялся. Ситх удивлённо моргнул единственным глазом… кошмарное зрелище.
      - Сион, Сион, Сион, — повторил я с победительным удовольствием. — В тебе нет ни единой мысли, ни проблеска понимания. Ты всего лишь…
      Он замахнулся мечом. Клинок полетел к моей груди.
      И застыл.
      Бронированная ладонь перехватила предплечье Сиона. Другая коротким экономным ударом выбила рукоять меча. Ситх дёрнулся раз, другой, и наконец перевёл взгляд на своего пленителя.
      Да, это был Реван. До сих пор не знаю, как ему удалось сломать сварные швы на сочленениях скафандра. Однако сломал, запустил автоматику брони, поднялся на ноги и схватил моего несостоявшегося убийцу.
      - Кто здесь? — сказал Сион, всматриваясь в лицо Ревана, словно в тягучую пустоту. — Кто ты? Я… Нет. Кто ты?
      Вместо ответа Реван стремительно схватил его за горло свободной рукой, оторвал от пола и с размаху ударил о сундук. Сион переломился в пояснице, было слышно, как крошатся гнилые позвонки.
      «Неужели он…», смутно и отстранённо подумал я, во все глаза рассматривая бушующего Ревана, «Но почему? Напал на своих… Теперь он опять Светлый? Что за бред… Или хочет сам со мной разобраться?..»
      Реван тем временем подхватил ситха на руки, поднял над головой и амплитудно впечатал в пол. С брони ссыпалась окалина, Сион неразборчиво скрежетал. Реван склонился над ним и ударил металлическим кулаком в лицо, быстро, жёстко, вкладывая всю свою немалую массу.
      Брызнула в стороны мёртвая плоть. Реван ударил опять. И снова.
      Бил он совсем не долго, но так индустриально, так методично, что я аж залюбовался. Всегда мечтал: если уж попаду в фантастическую переделку, так пусть у меня будет крутой боевой скафандр. И стальной взгляд. И выразительный брутальный шрам через всю ряху. И способность превратить голову противника в лужицу подгнившей манной… Хотя что-то подобное в моей биографии уже имеется.
      Я наконец спохватился, кое-как поднялся на ноги, потянулся за мечом… Осознал, что правой рукой мне в ближайшее время пользоваться не придётся: кисть свисала под неестественным углом, пальцы не гнулись и не ощущались. Схватил меч левой, вскинулся…
      Реван вставал с колен. Сион был безголов и мёртв… мертвее обычного, по крайней мере. Обе моих половины, и Светлая, и Тёмная,  знали, что это не слишком надолго: Владыка ситх умел регенерировать и после куда более тяжких повреждений, Тёмная Сторона возрождала свою верную тварь. Мы с Реваном встретились взглядами и не сговариваясь, как-то вдруг решившись на пусть временное, но доверие, повернулись к продолжавшейся схватке.
      Дарт Нихил успел убить ещё одну девушку. Нам четверым предстояло убить его самого, затем окончательно разобраться с Сионом.
      Так я думал.